Белгородский издатель А.А. Вейнбаум

Крупенков Александр Николаевич, Приставкина Татьяна Афанасьевна.

На главной улице Белгорода — проспекте имени Ленина (ныне — Гражданский проспект), напротив Смоленского собора, находится старинный двухэтажный особняк под номером 41, памятник архитектуры. Когда-то это был один из самых красивых домов в городе. Сегодня только немногие старожилы знают, кому он принадлежал, и называют его «Домом Вейнбаума». А в старину его знали все белгородцы. До 1917 года здесь находились гостиные номера, магазин и типография известного белгородского купца 2-й гильдии Александра Александровича Вейнбаума. В этом же здании размещался один из аптекарских магазинов Когана. После Октябрьской революции дом не раз менял своих хозяев, и все же в течение долгих десятилетий белгородцы связывали его с именем купца Вейнбаума и его главным детищем — типографией.

clip_image002А.А. Вейнбаум

Известно, что в Белгороде в XIX веке существовала типография. Первое упоминание о ней, которое удалось обнаружить, относится к 1873 году. Безусловно, существовала она и раньше. Ведь уже в 1871 году в уездном Белгороде издавались и печатались «Курские епархиальные ведомости». Содержателем типографии был Минес Моисеевич Гордон, а размещалась она в доме Григоровой по Смоленской улице. В одном из своих рекламных объявлений М. М. Гордон сообщал: «В моей типографии, находящейся в Белгороде, принимаются всякого рода заказы, как-то: повестки для мировых учреждений, мировых съездов, формы и платежные книжки для волостных правлений, афиши, объявления, бланки для отношений и пр. заказы исполняются в возможно скорое время по самым умеренным ценам».

В 1890 году типография все еще принадлежала М. М. Гордону и находилась по прежнему адресу, но уже через два года у нее появилось новое наименование «Типография А. А. Вейнбаума», а фактическим ее владельцем стал Александр Александрович Вейнбаум. Поменялся и адрес типографии. В 1892 году она уже размещалась по улице Корочанской (позже Императора Николая II, Гражданская, ныне проспект им. Ленина) в доме Яковлевой, со временем ставшим известным под названием «Дом купца Вейнбаума».

Об А. А. Вейнбауме, последнем владельце типографии, сегодня мало кто знает, хотя он заслужил право на нашу память.

Родился Александр Александрович в 1867 году и проживал в Белгороде с женой Августой и дочерью Ниной. Глава семейства принадлежал к купеческому сословию и кроме типографии содержал гостиные номера и магазин, которые располагались в том же доме по улице Корочанской. Что представлял собой магазин и гостиные номера, известно из очерка А. Фирсова «Белгород и его святыни», опубликованном в 1910 году в «Историческом вестнике» и изданном потом отдельной брошюрой самим Вейнбаумом: «Особенно хорош книжный, писчебумажный и музыкальный магазин А. А. Вейнбаума, помещающийся на главной улице под гостиницею, принадлежавшею тому же хозяину. Последняя, носящая название «Номера для приезжающих», имеет одиннадцать очень высоких, замечательно чистых, прилично меблированных, с отличными кроватями, номеров, ценою от 50 к. до 2 р. в сутки; имеется здесь прекрасная ванна и телефон. В гостинице можно получать от 11/2 до 31/2 дня обед из двух блюд за 60 коп., а из трех за 75 коп. Есть в городе и несколько других «номеров для приезжающих», но они хуже описанных».

Немалые доходы приносила купцу Вейнбауму и типография, в которой он печатал по заказам различную продукцию: бланки, афиши, объявления, куверты, свадебные и визитные карточки, обложки для ученических тетрадей и т.д.

Большую ценность в наше время представляют брошюры, изданные А. А. Вейнбаумом. Их было немного, печатались они небольшим тиражом, и сегодня являются библиографической редкостью. Вот некоторые из них: И. Кулегаев «Заметки о преподавании естествоведения в младших классах городских училищ (1903), «Смоленский собор города Белгорода. К 200-летию прославления чудотворной иконы Божией матери (2 октября 1703 года. 1703-1903)», «Отчеты о деятельности городской управы за 1910-1913 годы», «Церковное прославление святителя и чудотворца Иоасафа, епископа Белгородского по воспоминаниям очевидцев и современников» (1916).

В течение более десяти лет издавал А. А. Вейнбаум рекламную газету «Белгородский листок», в которой печатались различные объявления и реклама. К сожалению, полного комплекта этой газеты обнаружить нигде не удалось. Даже в крупнейшей Российской государственной библиотеке в Москве сохранились подшивки газеты только за 1910-1914 годы. А жаль! Ведь они представляют огромный интерес для историков и краеведов, занимающихся изучением истории Белгорода начала XX века.

clip_image004А.А. Вейнбаум с семьёй

И все же, в первую очередь потомки должны быть благодарны А. А. Вейнбауму за то, что он донес до них запечатленные на открытках виды старого Белгорода. Несколько сотен почтовых открыток с изображением достопримечательностей: храмов, монастырей, зданий, улиц и площадей выпустил издатель А. А. Вейнбаум. Печатал он их в Швеции, в Стокгольме. А продавал в Белгороде. В том же очерке А. Фирсова сообщалось: «В магазине Вейнбаума можно приобрести открытые письма с видами Белгорода. Полная коллекция, состоящая из 37 открыток, стоит всего 1 р. 25 к.». Белгородцы могут познакомиться с открытками в Белгородском государственном историко-краеведческом музее, его филиале — Белгородском литературном музее.

А. А. Вейнбаум дорожил своим делом и вкладывал в него все свои знания, силу, энергию и немалые средства. В 1910 году он добивается у городской управы разрешения на установку в доме электрического двигателя с динамо-машиной, что было новшеством для Белгорода. Через два года устанавливает в типографии новые скоропечатные машины, в результате чего цены на продукцию значительно снизились.

Постоянно заботился он и о престиже своих гостиных номеров. Если в 1910 году там имелся всего один телефон, то уже в следующем к услугам гостей предоставляют два: городской и земский. В гостинице была открыта образцовая кухня, в ваннах устроен душ.

Занимался Александр Александрович и общественной деятельностью. В течение многих лет он состоял членом сиротского суда по Белгородскому уезду.

Нескольким поколениям белгородцев, родившихся и живших при советской власти о Вейнбауме ничего не было известно. На надпись на фронтоне дома «Типографiя и магазинъ Вейнбаум», сохранявшаяся по проспекту Ленина, просто не обращали внимания. После очередного ремонта надпись просто уничтожили. Дела и имя издателя канули в неизвестность.

clip_image006Братья Вейнбаумы.  Первый справа А. А. Вейнбаум.

В фондах Белгородского краеведческого музея хранится рукопись «Воспоминания старейшего белгородского полиграфиста Гавриила Стефановича Тарасова». Воспоминания эти явно тенденциозны, субъективны, написаны с классовых позиций в духе ненависти к «угнетателям» рабочего класса, ко всему «проклятому царскому прошлому». В них содержатся и фактические ошибки. Тем не менее, они представляют историческую ценность, так как являются свидетельством той далекой эпохи. «У родителей нас было 12 детей. Учиться дальше трех классов нашему сословию тогда «не полагалось». Поэтому я в 1910 году 12-летним мальчишкой вынужден был идти работать, чтобы зарабатывать и помогать семье. …Хозяин типографии Вейнбаум был иудейского вероисповедания. В связи с этим царское правительство всячески его притесняло, не давало возможности расширять свою типографию. Тогда он пошел на хитрость. Он принял крещение и стал исповедовать христианскую веру. Это дало ему возможность сразу же расширить свою типографию вдвое. Если раньше, до принятия крещения, у него работало 25-30 человек наборщиков, печатников и переплетчиков, то после рабочих стало 60 человек. Кроме того, Вейнбаум имел картонажную мастерскую в Харькове, где тоже работало на него несколько десятков рабочих.

Как только Вейнбаум стал христианином, в одном из углов наборного цеха он повесил небольшую икону, а пред ней зажигали лампаду. Лампада эта целыми днями горела в темном углу. Для ее заправки так называемое «деревянное» масло хозяин покупал на штрафные деньги с рабочих. Дело в том, что работать приходилось в темном, подвальном и сыром помещении по 10-12 часов в сутки. Безрадостная и изнурительная работа заставляла многих рабочих во время работы выпивать. Хозяин безжалостно их штрафовал. Часть штрафных денег он и тратил на масло для лампады, остальные присваивал себе». Прервем воспоминания печатника Тарасова, чтобы исправить ошибку. Нам неизвестно, какого вероисповедания был А. А. Вейнбаум. Но по национальности он не еврей, о чем читатель узнает из других воспоминаний. Но об этом несколько позже.

Далее Тарасов переходит к революционным событиям и гражданской войне в Белгороде. «…Полиграфисты не забыли своих кровных врагов, одним из которых был бывший владелец типографии Вейнбаум. Разыскать его и предать суду получил задание бывший наборщик Д. С. Ростовцев, который выехал в город Харьков, где и обнаружил спрятавшегося Вейнбаума. Состоявшийся суд приговорил Вейнбаума к высшей мере наказания — расстрелу. Высшая инстанция Советского суда приговор утвердила, и он был приведен в исполнение». Так трагически оборвалась жизнь одного из самых известных людей в Белгороде — издателя Александра Александровича Вейнбаума. Но ставить точку на этом месте, как оказалось, рано. Дальнейшую развязку история купца А. А. Вейнбаума получила в наши дни.

clip_image008А.А. Вейнбаум

В 2001 году сотрудники Белгородского литературного музея нашли внучку А. Вейнбаума Ирину Георгиевну Янопольскую, дочь Нины Александровны Вейнбаум. В посемейном списке за 1894 год с дополнением до 1918 года, хранящемся в Белгородском областном государственном архиве, имеется запись послереволюционных лет только о его дочери: «Нина Александровна Вейнбаум распоряжением Курской казенной палаты от 15 февраля 1917 г. исключена из белгородского купечества за выходом в замужество». О том, как сложилась судьба Нины, ее семьи, поведала в своих воспоминаниях И. Г. Янопольская, передавшая в литературный музей фотографии А. А. Вейнбаума, его братьев, семейные реликвии.

В 2002 году внучка Вейнбаума приезжала в Белгород, осматривала сохранившийся дом, Белгород; встречалась с краеведами, творческой интеллигенцией. Воспоминания Ирины Георгиевны значительно дополнили страницы жизни и смерти Вейнбаума. В рукописных воспоминаниях Янопольской, переданных в литературный музей, мы читаем: «Отец мамы Александр Александрович Вейнбаум был родом из семьи обрусевших венгров… Моя бабушка — Мальвина Николаевна Эйнбаум, немка (ее полное имя Мальвина Тереза Августа) была сиротой. Когда бабушка и дедушка повенчались, ее опекун выдал им в качестве приданого сумму денег, на которые они купили маленький писчебумажный магазин.

Бабушка сидела за кассой, все остальное выполнял дедушка… Ко времени, когда мама стала гимназисткой белгородской женской гимназии, семья уже имела собственный двухэтажный дом на улице Николая II с типографией, магазином и гостиницей. Этот дом много раз печатался на почтовых открытках.

Александр Александрович был почетным гражданином Белгорода. В этот же период он был представлен, как тогда формулировалось, за заслуги перед отечеством, к получению дворянского звания. Вейнбаум имел намерение расширить издательское дело, накануне революционных событий он заказал в Финляндии два вагона хорошей бумаги. И. Г. Янопольская отмечает добродушный характер дедушки, любившего молодежь: в доме часто собирались гости. Звучала музыка, декламации. Это воспоминание подтверждается и в сведениях представительницы еще одной линии семейства Вейнбаума, проживающей в Белгороде, Татьяны Михайловны Коноревой .

Трагически заканчивается рассказ о жизни и смерти А. Вейнбаума: «…в 1918 г. у Вейнбаумов было конфисковано все имущество. Вскоре после этого в дом пришли люди, увели родителей мамы и, без суда и следствия, обоих расстреляли…». И сегодня, помимо переданных подлинных фотографий, нот, где стоит печать магазина А. Вейнбаума, трогательного образца вышивки, выполненной рукой гимназистки — Ниночки Вейнбаум, в фондах белгородского литературного музея хранится уникальная коллекция открыток с видами дореволюционного Белгорода, где запечатлен Дом купца Вейнбаума. Некоторые краеведы усматривают в крошечной фигуре попавшего в кадр человека самого А. Вейнбаума.

clip_image010А.А. Вейнбаум

После Февральской революции во дворе дома Вейнбаума разместилась типография, в которой с июля по ноябрь печаталась большевистская газета «Известия Белгородского Совета рабочих и солдатских депутатов». Об этом напоминает мемориальная доска с левой стороны входа в здание, установленная 28 октября 1987 года в канун 70-летия Октябрьской революции. Другая мемориальная доска с правой стороны дома, где раньше был вход в аптекарский магазин Когана, сообщает, что «В этом здании в ноябре-декабре 1917 года находился штаб сводного отряда революционных матросов, солдат и красноармейцев во главе с членом Петроградского Военревкома И. П. Павлуновским, разгромившего под Белгородом батальон корниловцев».

До Великой Отечественной войны на первом этаже слева размещался магазин «Охота», а справа — книжный магазин. С образованием Белгородской области появилась необходимость в строительстве Дома Советов. Его сдали в эксплуатацию в 1957 году, а до этого в течение четырех лет областное руководство занимало бывшую гимназию. Однако из-за недостатка помещений комсомольский и организационный отделы Белгородского обкома КПСС разместились в нескольких комнатах Дома купца Вейнбаума. С 1955 по 1989 годы на первом этаже располагалась городская АТС-3, на втором с 1956 по 1962 годы — управление связи. В 1962 году второй этаж заняло областное управление сахарной промышленности, а затем управление хлебопродуктов.

В конце 1980-х годов, когда по городу прокатилась волна разрушения старинных зданий, нависла опасность и над этим памятником истории и архитектуры. По замыслу главного архитектора города С. С. Михалева, на его месте планировалось строительство нового пятиэтажного дома. Под давлением общественности главному архитектору пришлось отступить, но не отказаться от своих планов. Он заявил, что все будет сделано на западный манер. Дом будет снесен, но сохранен его фасад, который войдет в переднюю стену нового дома. Это могло привести к уничтожению здания. Для спасения дома было приложено немало сил.

Сегодня, после реставрации, памятник архитектуры, взятый под охрану государством, обрел новую жизнь: в нем располагается управление культуры администрации Белгородской области — координатор усилий по сохранению и развитию духовного наследия Белгородчины.

Крупенков Александр Николаевич, Приставкина Татьяна Афанасьевна.

Редакция благодарит авторов за помощь в работе сайта.



Кол-во просмотров страницы: 4301

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 14 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение