Белгородский след Владимира Высоцкого.

Александр Крупенков


13231

На встрече с белгородскими зрителями. Дворец культуры «Энергомаш».1978.

Фото В. Горелова

Песни Владимира Семёновича Высоцкого дошли до Белгорода несколько позже, чем их услышала Москва, Ленинград и другие большие города. Впервые песни Высоцкого я услышал на магнитофоне в 1965 году, и они мне сразу же безумно понравились. Это были: «Нейтральная полоса», «Попутчик», «Штрафные батальоны», «Солдаты группы «Центр» и некоторые другие. Записи были в основном очень низкого качества, и мы, подростки, ещё не имевшие личных магнитофонов, переписывали слова песен у своих знакомых — счастливых обладателей «магов» и записей песен, которые без труда запоминались. Каждая новая услышанная и записанная песня была событием, и мы переписывали друг у друга слова, не зная ещё даже фамилии исполнителя. У своих знакомых я пытался выяснить, кто автор и исполнитель и откуда он, но никто тогда не мог этого сказать. Впрочем, продолжалось это не долго, и однажды я услышал фамилию исполнителя. Было это так.

Вечером в горсаду на танцах я стоял с друзьями и напевал сам себе потихоньку песенку «Попутчик» о моей любимой Вологде, в которой я жил в детстве пять лет до переезда в Белгород. Стоявший рядом один из знакомых обратился ко мне со словами: «О, да ты знаешь Высоцкого!» Эту фамилию я услышал впервые, и, конечно, спросил: «А кто он?» Мой знакомый с наигранным удивлением произнёс: «Что? Высоцкого не знаешь?» И тут же с видом знатока объяснил: «В Харькове живёт. Его все знают. Король Харькова!»

Толком ничего не зная о Высоцком, некоторые утверждали, что он «сидел». Не раз слышал я от своих 15-16-летних сверстников, что они лично знакомы с Высоцким, а некоторые даже выпивали с ним. В общем, в 1965 году песни Высоцкого уже гремели по всему городу, но имя его было окружено какой- то таинственной неизвестностью.

Правда, скоро выяснилось, уж не помню из каких источников, что зовут Высоцкого Владимиром, а живёт он в Москве и работает в Театре на Таганке. Кто-то видел его в киножурнале «Срочно требуется песня» перед началом художественного кинофильма в кинотеатре «Родина», и в нём он исполнял уже ставшую широко известной песню «Парус». Но мне этот киножурнал посмотреть не удалось. Говорят, что показывали его всего несколько дней и сняли.

Всенародную известность и любовь принёс Высоцкому, конечно же, фильм с его участием «Вертикаль». Большинство его поклонников в провинции впервые увидели, как выглядит их кумир. В Белгороде кинофильм «Вертикаль» демонстрировался в лучшем в то время кинотеатре «Победа». У входа в него висела афиша, на которой было написано название фильма, а над ним крупным планом — заросшее бородой лицо Высоцкого, срисованное художником кинотеатра с кадра из фильма. Я смотрел тогда «Вертикаль» несколько раз, и всё время все места в зале были заполнены. Первую неделю в кассах кинотеатра стояли длинные очереди. Потом толпа схлынула, билет можно было купить свободно, но всё равно, пока шёл фильм, зал всегда был наполнен до отказа. Конечно же, люди шли не на фильм, а «на Высоцкого». Сам кинофильм, на мой взгляд, довольно слабый, сюжета никакого. Но в нём играл, хотя и рядовую роль, таинственный Высоцкий, о котором ходило множество самых противоречивых слухов. И люди шли в кинотеатр увидеть актера Высоцкого и услышать его новые песни, которые уже в те дни торжественно звучали с магнитофонных плёнок на улицах города и вырывались из распахнутых окон белгородцев.

Вскоре стали появляться в продаже пластинки с песнями Высоцкого и его чёрно-белыми и цветными фотографиями на конвертах. Это были небольшие пластинки, всего по четыре песни на обеих сторонах. Продавались они тогда только в одном специализированном магазине «Музыка-радио» на улице Ленина и расходились очень быстро. Мне удалось приобрести несколько самых ранних пластинок Высоцкого, которые я храню до сих пор.

В 1960-е годы я и представить себе не мог, что когда-нибудь удастся увидеть живым Владимира Семёновича Высоцкого. Но мне и многим его поклонникам белгородцам повезло. В апреле 1978 года он приехал к нам на гастроли.

Смутные слухи о том, что в Белгород приезжает Высоцкий распространились за несколько дней до его приезда. Но многие, и я в том числе, не верили в них, потому что слухов вокруг его имени всегда было предостаточно. Однако вскоре выяснилось, что это правда. В киоске у музыкального училища по проспекту Ленина рядом с магазином «Урожай» стали продавать билеты «на Высоцкого». Но чтобы купить их, нужно было простоять очень долго, поэтому многие люди занимали очередь с вечера и всю ночь дежурили у киоска, составляли списки, кто за кем стоит, разжигали костры, чтобы согреться в холодные весенние ночи.

Распространялись билеты и по организациям, в первую очередь среди работников завода «Энергомаш». В то же время можно было приобрести билет и по знакомству у распространителей, или у спекулянтов, переплатив за него значительную сумму денег. У меня такой возможности не было. Купить билет в кассе я также не мог, потому что работал в то время в сельской школе под Белгородом. Нужно было бы пропустить все уроки в тот день, что я сделать не мог. Да и не было никакой гарантии, что, простояв весь день в очереди, приобретёшь билет. Я уже совсем отчаялся попасть на концерт любимого певца, но помог мой старший брат Володя, который работал инструктором в райкоме партии. На Белгородский район выделили какое-то количество билетов для поощрения передовиков сельского хозяйства. Распространялись они то ли через райком партии, то ли через районный отдел культуры, и брату удалось приобрести билет не только себе, но и мне.

Сразу скажу, что впечатление от концерта Высоцкого было огромное. Даже не верилось, что повезло видеть и слышать живого Высоцкого! Впрочем, в восторге были все — не только его поклонники, но и те, кто регулярно ходил на концерты всех столичных знаменитостей, которые в те годы довольно часто приезжали к нам на гастроли. Ни тогда, ни после я не встречал ни одного человека, который бы сказал, что ему не понравился Высоцкий.

Теперь, когда прошло тридцать лет, многое забылось, и в памяти остались только отдельные эпизоды. Помню, что концерт состоял из двух отделений. В первом выступал, кажется, вокально-инструментальный ансамбль «Алые маки», а может быть «Здравствуй, песня!» — точно не помню. Оба они участвовали в белгородских концертах Высоцкого. Да, наверное, не знал и тогда, кто из них выступал, потому что мне это было совсем неинтересно. Я, как и все, пришёл только «на Высоцкого». Видимо, поэтому первое отделение прошло как-то несерьёзно — люди разговаривали, выступавших не слушали, опоздавшие с шумом пробирались на свои места. После первого отделения наступил антракт. К этому времени зал был уже забит полностью. Заполнились наполовину даже оба боковых прохода от входных дверей. Как потом выяснилось, это были работники Дворца культуры со своими родственниками и знакомыми, которые приходили на все концерты. Билетов у них, естественно, не было, и весь концерт они слушали и смотрели стоя, но никто не уходил. Антракт затягивался, у людей нарастало беспокойство, которое всегда бывает в предчувствии чего-то важного. Всем становилось понятно, что что-то не так, что-то идёт не по плану. Не раз зал начинал дружно хлопать — вызывать актёра на сцену, но никто не выходил. Так продолжалось, наверное, минут двадцать. Только потом выяснилось, что произошла какая-то задержка во время переезда Высоцкого из Дворца культуры железнодорожников, где он давал концерт, в «Энергомаш».

Наконец, занавес открылся, и из-за кулис вышел и быстро направился к микрофону, находившемуся в .центре сцены, невысокого роста, подтянутый, спортивного сложения мужчина с гитарой. Первые секунды я даже не сообразил, что это и есть Высоцкий. Ни слова не сказав зрителям, он остановился у микрофона, ударил по струнам и весь зал наполнился мощным, хрипловатым, неподражаемым голосом Высоцкого. Звучала его знаменитая песня «На братских могилах». Но такого исполнения я не слышал ни на одной магнитофонной плёнке. Пел он с надрывом, на пределе возможного. Его голос проникал прямо в душу и сердце. Тишина стояла абсолютная, не было ни малейшего постороннего звука. Больше всего меня поразило то, что пел он очень спокойно, едва открывая рот, из которого вырывался невероятно сильный, могучий голос. Запев, этот невысокий человек сразу как-то вырос и приковал к себе внимание огромного зала. Зрители сидели, как завороженные, устремив свои взгляды на того, кто выкладывался для них с первой же минуты появления на сцене. Как и я, большинство зрителей видело Высоцкого живым на сцене впервые.

Спев последнюю строчку, Владимир Семёнович несколько раз резко ударил по струнам, слегка расслабился, улыбнулся и поприветствовал зрителей. Он сказал, что свои выступления всегда начинает с песни, «чтобы не подумали, что приехал кто-нибудь другой», что военных песен у него много, потому что эта тема его всегда волновала и будет ещё долго волновать не одно поколение людей. Потом Высоцкий рассказывал о своей работе в Театре на Таганке, исполнял военные, шуточные, спортивные песни. Точно уже не помню, какие именно, но почти все я их знал наизусть, так как слышал много раз на магнитофонных записях. Кроме «На братских могилах» помню только одну — «Серенаду Соловья-разбойника», которую раньше никогда не слышал, и поэтому она особенно привлекла меня. Больше об этом концерте за давностью лет вспомнить уже ничего не могу.

А вот другой белгородский концерт Высоцкого, на котором не был, но слушал его сотни раз, помню прекрасно, потому что знал наизусть не только все песни, но и монологи. Этот концерт почти полностью записал Алексей Иванович Воловиков, который ходил на Высоцкого вместе с моим братом Володей. Записывал он концерт на портативный магнитофон «Романтик» с 17-го ряда. Запись получилась не очень качественной — сказалась отдалённость магнитофона от сцены и посторонние звуки, — но все слова песен и монологов звучали довольно разборчиво. Потом я переписал этот концерт себе на лучшую в то время магнитофонную плёнку «тип 10». Этот концерт тоже начинался с песни «На братских могилах». Затем также шёл рассказ о работе в Театре на Таганке и о военных песнях. Владимир Семёнович вспоминал поэтов-фронтовиков: Когана, Кульчицкого, которые «в общем-то, ничего не успели сделать, кроме того, чтобы написать несколько прекрасных стихов и ещё отдать жизнь за Родину». Рассказал Высоцкий также об умершем уже после войны поэте-ветеране Семёне Гудзенко, роль которого он сыграл в спектакле «Павшие и живые». Военную тему закончил стихотворением С. Гудзенко, начинавшимся словами: «Когда на смерть идут — поют, а перед этим можно плакать…» Читал он его с такой же силой, как и пел свою песню «На братских могилах», отчего прямо дрожь шла по спине.

Потом певец перешёл к шуточным и спортивным песням, спел «Утреннюю гимнастику», «Диалог у телевизора», «Про мангустов», всего, кажется, около пятнадцати песен. Он рассказывал зрителям об авторской песне, о том, что эстрадные певцы его песен не поют: «Не потому что они не хотят, а потому что я им не даю. На мой взгляд, авторская и эстрадная песня — это совсем разные вещи, разные песенные жанры». О своём голосе он говорил: «Я всегда имел такой голос, — он у меня от папы с мамой. Когда я был вот таким малолеткой и читал стихи взрослым людям, они говорили: «Надо же! Какой маленький, а столько пьёт!» Потому что у меня уже тогда был такой голос — грубый, хрипловатый, низкого тембра. Я его, конечно, немного подпортил, что и говорить, и куревом, и другими делами. Но всё-таки он у меня всегда был такой».

В конце выступления Высоцкий поблагодарил зрителей за тёплую встречу, сказал, что в Белгороде ему понравилось и теперь он будет приезжать сюда каждый год: «Благо ехать всего одну ночь». К сожалению, апрельские гастроли в Белгороде 1978 года были первыми и последними. Как знать, может быть причиной того, что в следующем, 1979 году, Владимир Семёнович не приехал, как обещал, в Белгород, стала скандальная статейка в «Ленинской смене», с которой он был знаком. Через два года после гастролей в Белгороде B.C. Высоцкого не стало.

Плёнку с концертом я хранил и слушал более пятнадцати лет, несколько раз давал переписывать знакомым, но однажды мне её не вернули. Очень жаль, что она пропала, надо было бы сохранить. Других белгородских концертов в записи до последнего времени я не слышал. А ведь записывали тогда концерты Высоцкого многие прямо в зале на портативные магнитофоны. Когда концерты заканчивались, молодые люди с магнитофонами выходили из Дворца культуры, сразу же включали их на полную громкость и, довольные и гордые, не спеша прогуливались по парку и центральным улицам или целыми компаниями сидели и слушали песни на скамейках. Сохранились ли у кого-нибудь из них эти записи? Если да, то, наверное, считанные единицы.

Из фотографов, снимавших Высоцкого во время выступлений в Белгороде, мне известны фотокорреспонденты: Владимир Горелов и Анатолий Лукьянов (областная газета «Белгородская правда»), Анатолий Черноморцев (областная молодёжная газета «Ленинская смена»), Юрий Марченков (газета «Знамя» Белгородского района), а также Анатолий Кравченко, Анатолий Жучков (Дворец культуры «Энергомаш») и Николай Литвинов (Белгородский технологический институт). О том, как снимали Высоцкого Ю. Марченков, А. Черноморцев и А. Жучков, они сами рассказали в своих воспоминаниях. Фотокорреспондент В. Горелов умер уже много лет назад, не оставив никаких воспоминаний. С А. Кравченко встретиться не удалось. А вот что рассказал о съёмках Высоцкого Анатолий Лукьянов:

— Мне повезло. На концертах Высоцкого я был два раза — во Дворце культуры железнодорожников и «Энергомаш», причём в один день: в ДК железнодорожников в 6 часов вечера и в «Энергомаше» в 8 или 9 часов. Был со своим другом, ныне покойным Анатолием Гольняком — большим поклонником Высоцкого, у него дома все стены были обклеены его фотографиями. У Толика была тогда собственная машина, и мы с ним вслед за Высоцким переехали из одного ДК в другой. Помню, как Высоцкий выходил из Дворца культуры железнодорожников: очень спешил, вытащил из куртки кепку, надел её, сел в машину и умчался на следующий концерт в «Энергомаш». А возил его тогда наш таксист, белгородец Валера Тихонов.

Я в то время работал в «Белгородской правде», но снимал Высоцкого не от редакции, а по собственному желанию. По заданию газеты его фотографировал Владимир Горелов, только вот газета его снимки не опубликовала. Билеты на Высоцкого тогда было достать очень трудно, но мне, как корреспонденту главной областной газеты, предоставила билеты наша филармония, хотя я мог пройти и по пропуску В обоих залах сидели вместе с Анатолием Гольняком: в ДК железнодорожников далеко от сцены, а в «Энергомаше» на 8 или 9 ряду с краю. Снимал своим «телевиком» «Таир», всего отснял две плёнки. Прекрасные фотографии получились. А потом случилась беда. Весь свой архив я хранил в фотолаборатории редакции «Белгородской правды». В 1981 году прорвало батарею, и часть архива залило. Пропали очень ценные плёнки, в том числе и с Высоцким. Так мои снимки никогда и не были опубликованы. Правда, некоторые фотографии я отпечатал и подарил друзьям и знакомым, в том числе и Толику Гольняку, но его уже нет, другие кто где и вряд ли мои фотографии у кого-то сохранились.

Николай Литвинов, снимавший Высоцкого в ДК «Энергомаш», вспоминает:

— В 1978 году я работал в фотолаборатории технологического института и уже профессионально занимался фотографией. На концерт Высоцкого, как и все белгородцы, ходил по билету, который с большим трудом удалось достать. Сидел в восьмом ряду, откуда и снимал своим «фоторужьём» на высокочувствительную плёнку. Отснял её полностью. Все кадры получились хорошие. Эту плёнку я и сейчас храню. Из всех фотографий публиковалась только одна в «Ленинской смене», в которой я стал работать с 1980 года. В 2008 году, на 70-летие со дня рождения Владимира Семёновича, около десятка фотографий подарил Пушкинской библиотеке-музею.

Николай Фёдорович рассказал также об одном интересном случае, который произошёл с его другом Владимиром Коваленко во Дворце культуры железнодорожников. Владимир с маленьким сыном Женей и друзьями пошёл на концерт. После очередной песни, исполненной Высоцким, когда раздались аплодисменты, Владимир послал сынишку на сцену подарить певцу цветы. Мальчик идти побоялся. Тогда отец взял у него цветы, поднялся на сцену, сам подарил их Высоцкому и что- то сказал ему. Владимир Семёнович улыбнулся, крепко пожал руку и, обратившись к зрителям, произнёс в микрофон:

  • Этот человек сказал мне очень хорошие слова. Но я их вам не скажу!

Когда Владимир Коваленко уже направился в зал, Высоцкий окликнул его: «Что ты хочешь, чтоб я тебе спел?» Коваленко назвал первую, пришедшую в голову, песню «Он не вернулся из боя». Высоцкий спел её, а Владимир потом жалел: «Надо было попросить другую — «Райские яблоки», которую Высоцкий написал только год назад, и она была ещё не очень известна в Белгороде. Долго Владимир Коваленко не рассказывал никому, что он сказал Высоцкому на сцене, но через какое- то время всё же признался:

  • Я ему сказал: «Это самый счастливый момент в моей жизни!»

  • Все эти реплики Высоцкого я помню дословно, потому что этот концерт был записан у меня на магнитофоне, — закончил свой рассказ Н.Ф. Литвинов. На память Николай Фёдорович подарил мне семь фотографий Высоцкого, снятых им во Дворце культуры «Энергомаш». За последний год мне удалость разыскать пять фотографов, снимавших Высоцкого на сцене «Энергомаша». Все они подарили мне свои работы, и у меня образовалась целая коллекция (более 50) фотографий Высоцкого в Белгороде разных авторов.

Вероятно, фотографировали Владимира Высоцкого и во Дворце культуры железнодорожников, но об этих фотографах и их работах мне ничего не известно. Видимо, снимали его не только профессионалы, но и зрители из зала, но ни одного любительского снимка мне видеть не приходилось.

Ещё во время гастролей Высоцкого я знал, что он выступает поочерёдно в двух Дворцах культуры: «Энергомаш» и железнодорожников (ныне филармония), давая по нескольку концертов в день, и в первой и во второй половине. Спустя несколько лет услышал, что два или три концерта дал он и во Дворце культуры профсоюзов («Строитель», ныне Центр молодёжной инициативы) на углу улиц Богдана Хмельницкого и Жданова (ныне Студенческая). Полной ясности с этим Дворцом культуры пока нет. Некоторые белгородские поклонники Высоцкого утверждают, что он выступал здесь, другие спорят с ними и отрицают это. Мне и никому из моих знакомым за 30 лет не встретился ни один белгородец, который бы сказал: «Я был на концерте Высоцкого в ДК профсоюзов».

Заслуживает внимания сообщение моей бывшей однокурсницы Светланы Булатниковой. В дни гастролей Владимира Высоцкого она ходила с мужем на фильм «Хозяин тайги», перед началом которого минут 15 выступал Высоцкий: что-то рассказывал о себе и спел 2-3 песни. Для всех зрителей его появление в зале перед экраном было полной неожиданностью. Видимо, директор кинотеатра заключил договор (или устно договорился) с Владимиром Семёновичем о его выступлении (или выступлениях?) перед сеансом. К сожалению, С. Булатникова точно не помнит, в каком кинотеатре это было: в «Победе» или «Радуге».

Во время гастролей в Белгороде Высоцкий проживал в гостинице «Центральная» на улице Коммунистической (ныне Преображенская) и, уезжая, оставил в книге почётных гостей тёплую запись: «Здесь так, как и должно быть в гостинице, то есть, как в гостях, но и как дома. Персонал сумел сделать наше пребывание здесь отдыхом. Благодарю! Высоцкий 20.IV.78». Эта благодарность была опубликована 1 декабря 1990 года в газете «Ленинская смена» в статье М. Маяковского и А. Юдина «Свободных мест нет», посвященной 20-летнему юбилею гостиницы «Центральная».

Никаких официальных документов (договоров, квитанций) обнаружить пока не удалось, хотя и говорят, что они каким-то образом попали к одному белгородскому поклоннику певца и он хранит их у себя уже много лет, никому не показывая, но обещая в будущем опубликовать.

Всё же известно, что гастроли Высоцкого продолжались три дня: 17, 18 и 19 апреля. Этот месяц у него был очень напряжённым. По исследованиям М.И. Цыбульского до Белгорода Владимир Семёнович побывал в апреле на гастролях в городах Кривой Рог и Череповец, а после Белгорода — в Запорожье. С 12 по 16 апреля Высоцкий выступал в городе Череповец Вологодской области. Оттуда после пятидневных гастролей сразу же вылетел к нам и уже 17 числа пел на белгородских сценах. 20 апреля (видимо, утром) Высоцкий покинул Белгород, а вечером того же дня уже играл в спектакле своего Театра на Таганке.

По свидетельству Ю. Марченкова и А. Лукьянова, возил B.C. Высоцкого из одного Дворца культуры в другой и в гостиницу на автомобиле белгородский таксист Валерий Тихонов. Но мне совсем недавно стал известен ещё один человек, обслуживавший на машине Высоцкого. Это бывший водитель Белгородского областного управления культуры Иван Сергеевич Яценко. Ему было поручено руководством управления перевозить Высоцкого по городу. Иван Сергеевич выполнял свою работу добросовестно, за что получил от знаменитого певца и актёра благодарность. На фотографии, сделанной всего несколько дней назад в Череповце, Владимир Семёнович написал ему: «Ивану — добра — спасибо за работу!» Это фото, подаренное Высоцким, Иван Сергеевич бережно хранит до сих пор.

26545645
В. Высоцкий. 1978. Благодарность И.С. Яценко

Главным местом белгородских выступлений Владимира Высоцкого стал Дворец культуры «Энергомаш». На фотографии, сделанной также в Череповце, он оставил тёплое пожелание: «Дворцу «Энергомаш» — процветания и полных залов!»

Поклонникам своего творчества Владимир Семёнович обычно писал кратко: «Добра! Высоцк». Так он написал и на фотографии, снятой фотографом Дворца культуры «Энергомаш» А.Д. Жучковым, которую Анатолий Дмитриевич спустя 30 лет любезно подарил мне, за что я ему очень благодарен.

Вскоре после отъезда Высоцкого по Белгородскому радио прошла небольшая передача, в которой прозвучало короткое интервью с Владимиром Семёновичем. В феврале 2008 года, работая над очерком о Высоцком, я позвонил на местное радио звукооператору Любови Васильевне Киценко, которая готовила передачу в эфир. Она сообщила, что это была очень краткая литературно-музыкальная композиция, в которой прозвучали ответы Высоцкого на вопросы корреспондента Белгородского радио Николая Ряполова, бравшего у него интервью во время гастролей, и несколько песен из фонотеки. Эта небольшая по продолжительности передача очень важна и ценна именно тем, что на ней прозвучало интервью с Владимиром Высоцким, что при его жизни случалось очень редко.

Любовь Васильевна Киценко сообщила также, что в 1980 году, сразу же после смерти Высоцкого, на Белгородском радио прошла ещё одна передача — более продолжительная, около получаса, — подготовленная по фонограммам белгородских гастролей. Это было то время, когда смерть Высоцкого на официальном уровне замалчивалась, и работники Белгородского радио проявили мужество и совершили благородное дело, почтив память рано ушедшего из жизни любимого поэта и актёра.

После белгородских гастролей Высоцкого о нём стали распространяться самые разные слухи в городе. Мой знакомый доказывал мне, что один концерт Высоцкий дал в посёлке Борисовка — районном центре под Белгородом. Мол, об этом почти никто не знал: отвезли его туда на машине, а после концерта сразу же привезли обратно в Белгород. Вообще-то в принципе могло такое и быть, но что-то не верится. У кого бы потом я не спрашивал о концерте в Борисовке, никто этого не подтвердил.

Рассказывают, что вроде бы выступал Высоцкий в городе Короча. Есть предположения, что бывал он в Губкине и Старом Осколе. В статье «Высоцкий — в Губкине?» губкинская городская газета «Новое время» 26 апреля 2008 года писала:

«М. Комаревцев ( губкинский поклонник Высоцкого. —

  1. К.) утверждает, что Высоцкий действительно посетил наш город, хотя без сольного выступления, а был лишь ведущим концерта, в котором участвовали многие известные артисты.

  2. Высоцкий якобы выступал в ДК горняков в Губкине и во Дворце культуры и техники «Комсомолец» в Старом Осколе. Однако и здесь, и там никаких афиш и объявлений не существовало.

Следует заметить, что Комаревцев признаётся, что сам на том концерте он не был, и слышал, что зал оказался полупустым.

Эта информация, конечно, весьма сомнительна. Если бы говорил очевидец, а то с чьих-то слов… Но всё-таки очень хочется, чтобы наш город был связан с именем Высоцкого».

Конечно же, было бы приятно узнать, что B.C. Высоцкий побывал не только в Белгороде, но и в других городах Белгородской области, но, к сожалению, убедительных доказательств этому не имеется. Все версии очень зыбки и доверять им пока нет оснований. Нужны дальнейшие кропотливые поиски о пребывании Владимира Высоцкого на Белгородчине.

Долго и упорно ходили слухи о том, что во время гастролей в Белгороде Высоцкий встречался с нашим известным поэтом Александром Константиновичем Филатовым, проживавшим в селе Топлинка Белгородского района. Встреча эта будто бы была конфиденциальная, и её не афишировали, а потому о ней никто не знал. С полной ответственностью могу утверждать, что это очередная легенда. Я в то время сам жил в Топлинке и работал вместе с А.К. Филатовым учителем в местной школе. Чуть ли не ежедневно бывал в гостеприимном доме Александра Константиновича, где допоздна засиживались у него друзья-поэты, приезжавшие со всей Белгородской области, Москвы, других городов и сёл, и вели жаркие споры и дискуссии на самые различные темы. Если бы Высоцкий приехал в Топлинку, об этом сразу же узнало бы всё село. Скрыть в селе такое событие было бы просто невозможно. И я бы, конечно, тоже пришёл тогда к Филатову в гости и не упустил бы возможности познакомиться с Владимиром Семёновичем и взять у него автограф. Думаю, что если бы такая встреча действительно состоялась, то А.К. Филатов не стал бы скрывать этого и рассказал бы, по крайней мере, своим родным, друзьям или написал о ней воспоминания, но ничего этого не было.

Тем не менее, эти слухи продолжают жить до сих пор, но уже в новой интерпретации. Совсем недавно пришлось услышать о том, что Высоцкий во время гастролей выезжал в село Маслова Пристань, где встретился с местным поэтом- инвалидом. Село Маслова Пристань расположено на железнодорожной станции Топлинка, но в этом селе тогда не было никакого поэта. А поэт-инвалид А.К. Филатов проживал в селе Топлинка, которое от Масловой Пристани располагается в семи километрах, но с Высоцким он не встречался. Вот уж действительно: «Словно мухи, тут и там ходят слухи по домам, а беззубые старухи их разносят по умам…»

По-другому считает фотокорреспондент Ю.Л. Марченков, много лет занимающийся изучением жизни и творчества Высоцкого. «Это не слухи, — говорит он, — а красивая легенда, рождённая кем-то, чтобы ещё больше поднять авторитет уважаемого на Белгородчине поэта Александра Филатова».

От Александра Константиновича я и узнал о смерти Высоцкого. По вечерам я заходил к нему в гости поговорить, узнать последние новости. А.К. Филатов регулярно слушал по приёмнику заграничные «голоса» и был в курсе всех событий. Он со скорбью сообщил, что полчаса назад передали о смерти Высоцкого. Я не поверил. Сказал, что, может быть, это ошибка. Тогда нередко случалось, что радиостанции «Голос Америки» или «Свобода» передавали непроверенную информацию, а потом давали опровержение. Мы ещё долго слушали приёмник, но опровержения не последовало и тогда поняли, что это горькая правда. На следующий день я был в Белгороде и уже от многих людей слышал эту печальную весть.

В моём архиве хранится редкое издание, которое подарила мне соседка, зная, что я увлекаюсь Высоцким. Это размноженная стенная газета Московского клуба самодеятельной песни «Менестрель». Специальный выпуск август-сентябрь 1980 г.», которая полностью посвящалась Высоцкому. На 129 страницах этого выпуска была помещена большая подборка песен и стихов Высоцкого, стихи поэтов Б. Ахмадулиной, П. Вегина, А. Вознесенского, А. Городницкого, Б. Окуджавы, посвящён- ные Владимиру Семёновичу, слова прощания на гражданской панихиде 28 июля 1980 года на Ваганьковском кладбище Б. Ахмадулиной, В. Золотухина, Ю. Любимова, Н. Михайлова, Б. Окуджавы, Ю. Трифонова, М. Ульянова, Г. Чухрая и другие материалы о Высоцком. Это издание в настоящее время уже стало раритетом, и я им очень дорожу.

К 1980 году у меня имелось уже около 300 песен Высоцкого, записанных на более чем десяти бобинах. По тем временам это было довольно большое собрание, по крайней мере, в Белгороде. Хорошего магнитофона у меня не было, а слушал песни на магнитофонной приставке «Нота». Решил я переписать все эти песни на бумагу. Ежедневно по нескольку часов сидел за «Нотой» и по строчке записывал одну песню за другой. Потом задумал с переписанного перепечатать на машинке. Была у меня дома старая отцовская машинка, и на работе. Так началась моя самиздатовская «деятельность». В течение нескольких месяцев дома и в школе после уроков не смолкал стук пишущей машинки. Отпечатал около 400 страниц, поделил их на две части и переплёл в мастерской. Получилось два солидных тома большого формата в голубых обложках с позолоченным тиснением на каждой: «В. Высоцкий».

В 1982 году в библиотеке имени Николая Островского состоялся литературно-музыкальный вечер, посвященный жизни и творчеству Владимира Высоцкого, организованный фотокорреспондентом газеты «Знамя» Белгородского района Ю.Л. Марченковым совместно с библиотечными работниками. Подобного мероприятия в Белгороде ещё не было, поэтому читальный зал библиотеки был весь заполнен поклонниками Высоцкого. На вечере Юрий Логинович рассказал о жизни и творчестве известного актёра и певца, о своих встречах с ним, близкими родственниками и друзьями Владимира Семёновича. Юрий Логинович представил свою уникальную выставку фотографий, посвящённую Высоцкому. Четыре часа пролетели незаметно. Литературно-музыкальный вечер имел огромный успех. После его окончания долго ещё из рук в руки передавалась книга отзывов. Многие оставили в ней тёплые слова благодарности организаторам вечера за встречу с певцом, поэтом и актёром Владимиром Высоцким. Когда люди разошлись, Ю.Л. Марченков подошёл ко мне и предложил написать в районную газету статью об этой встрече. Я выразил сомнение — напечатают ли? Юрий Логинович ответил, что он переговорит с редактором Юрием Алексеевичем Чубуковым и тот постарается оказать содействие. 20 марта в районной газете «Знамя» появилась моя статья в сокращённом варианте «Встреча с Высоцким» с фотографией В. Высоцкого с автографом «Добра!», сделанной Ю.Л. Марченковым во время концерта. Это была первая публикация о Высоцком в белгородской прессе (не считая печально известной статьи «Левые радости» в «Ленинской смене»). Потом Юрий Логинович говорил мне, что редактора вызывали за эту статью в райком партии и у него были неприятности, но, в конце концов, всё обошлось.

Бывал ли Владимир Высоцкий в Белгороде ещё когда-нибудь? На этот вопрос теперь можно ответить утвердительно. Да, бывал! И, по крайней мере, не менее двух раз. Один раз 21 августа 1970 года проездом по автомагистрали Москва-Симферополь на автомобиле «Москвич» в Донецк и второй раз, возвращаясь через несколько дней в Москву, он останавливался в Белгороде.  Об этой поездке рассказал в своих воспоминаниях сопровождавший Высоцкого в том путешествии его друг Д.С. Карапетян. Узнав в 2008 году от журналиста Б.И. Осыкова об этих воспоминаниях, я решил написать их автору и попросить его подробнее рассказать о пребывании Высоцкого в Белгороде в августе 1970 года, но мне сообщили, что год назад Давид Карапетян умер.

Из-за недостатка информации в своём очерке в первом издании книги «Высоцкий в Белгороде» я ничего не написал о сохранившихся фонограммах белгородских концертов Высоцкого. Теперь я располагаю некоторой информацией по этой теме.

В «Справочном томе» к 7-томному изданию собрания сочинений Высоцкого (сост. С.В. Жильцов), вышедшем в 1994 году в Германии, опубликован указатель фонограмм публичных выступлений и домашних записей Высоцкого в разных городах с указанием исполненных им песен. На страницах 294-295 помещены только четыре белгородских концерта. В первом концерте указано 11 песен, во втором — 10, в третьем — 15, в четвертом — 10. Всего 46 песен. Один концерт помечен буквами: бк — без конца, но, скорее всего, в указателе нет конца трёх концертов.

В очерке М.И. Цыбульского «Владимир Высоцкий в Белгороде» сообщается, что сохранилось шесть различной полноты фонограмм белгородских выступлений и одно интервью. Эти записи Марк Исаакович выслал мне. При прослушивании их выяснилось, что четыре из них, вероятнее всего, те же самые, которые указаны в «Справочном томе» — те же песни и тот же порядок исполнения.

В Интернете один из коллекционеров записей концертов Высоцкого поместил огромный список фонограмм его выступлений в самых разных городах на продажу, в том числе и пять белгородских концертов. Как мне сообщили специалисты, это всё те же самые записи уже известных высоцковедам белгородских концертов.

Удалось разыскать и в Белгороде двух поклонников Высоцкого, которые сохранили фонограммы. Четыре тех же известных концерта переписал и подарил мне белгородец Владимир Константинович Чёрный. Одну бобину с фрагментами белгородских концертов дал переписать краевед Анатолий Дмитриевич Жучков. Кроме уже известных выступлений, на бобине были записаны две песни из белгородских концертов — «В Ленинграде-городе» и «Товарищи учёные», о которых коллекционеры записей не знали, что Высоцкий исполнял их в Белгороде. Они, безусловно, тоже были записаны в Белгороде, на той же аппаратуре и тем же звукооператором. Все эти сохранившиеся на плёнках записи концертов я имел возможность прослушать. Качество их, несмотря на 30-летнюю давность, отличное. И сразу видно, что сделаны они не любителем из зала, а профессионалом на стационарной аппаратуре.

Захотелось разыскать этого человека. Один знакомый подсказал, что все записи эти сделаны в ДК «Энергомаш», другой — что звукооператором там работал молодой человек Дима, третий назвал его фамилию — Ткаченко. Владимир Чёрный, знавший лично Дмитрия Ткаченко, рассказал, что в 1988 году он спрашивал у него о записях и тот рассказал, что записывал на магнитофон «Тембр» из кинобудки. Потом спустя сколько- то лет Дмитрий случайно стёр минуты две-три записи одного из концертов. На всех известных сегодня перезаписях имеется этот пробел. Ещё раз Владимир обращался к Дмитрию во второй половине 1990-х годов с просьбой дать переписать плёнки, но он ответил, что дал их одному своему знакомому и тот уже более года держит их у себя и не возвращает. Дмитрий сказал также, что к нему приезжали из Харькова любители Высоцкого и просили продать записи, но он ответил им, что отослал их матери Владимира Семёновича Нине Максимовне в Москву. Возможно, это были уже не оригиналы, а копии.

По старым телефонным справочникам нам с Владимиром Чёрным удалось узнать телефон Д.Д. Ткаченко, и мы позвонили. Ответил женский голос и сообщил печальную весть — Дмитрия уже десять лет как нет в живых. Это была его вдова — Зоя Ивановна. Она сказала, что не помнит, отсылал ли муж записи матери Высоцкого, но точно знает, что от Нины Максимовны было письмо ему, и видела она его ещё совсем недавно. Зоя Ивановна пообещала поискать письмо, но после прошедшего ремонта не смогла найти.

Не оказалось в доме и фонограмм, записанных Дмитрием Дмитриевичем Ткаченко. По некоторым сведениям, их владельцу так и не вернули. Они до сих пор находятся у одного белгородского коллекционера — поклонника Высоцкого, и он никому их никогда не даёт и не показывает. Других записей белгородских концертов Высоцкого пока не обнаружено, и даже специалисты их не знают. Не известно, велись ли записи концертов во Дворцах культуры железнодорожников и профсоюзов, если, конечно, Высоцкий выступал в последнем.

После выхода в свет первого издания книги «Высоцкий в Белгороде» у меня появилось много новых знакомых — поклонников творчества Высоцкого, и не только в Белгороде, но и в других городах: Москве, Харькове, Губкине и даже в дальнем зарубежье. Они активно помогают в сборе материалов о белгородских гастролях Владимира Семёновича.

Из московского музея «Дом Высоцкого на Таганке» в белгородское книжное издательство «Константа» пришло письмо, которое передали мне. Заместитель директора по музейной и научной работе Г.Б. Урвачёва писала: «Узнали, что в Вашем издательстве вышла книга «Высоцкий в Белгороде». Тираж крайне ограничен. Для нашего музея она представляет большой интерес. Просим оказать содействие в приобретении двух-трёх экземпляров книги для научной библиотеки нашего музея…» Две книги я послал по почте музею, а одну — лично его директору Никите Владимировичу Высоцкому.

Память о Владимире Высоцком живёт в Белгороде. В 1999 году постановлением главы администрации города его имя присвоено одной из улиц в новом жилом районе Репное. Статьи о Высоцком помещены во все три издания «Белгородской энциклопедии» и «Историческую хронику Белгорода». Белгородские поэты посвящает ему свои стихи. В 1993 году в местном издательстве «Геликон» вышла книжка белгородского автора Григория Шевчука «Высокое одиночество Высоцкого». В год 70-летия со дня рождения Владимира Семёновича в Белгородской областной научной универсальной библиотеке, Пушкинской библиотеке- музее города Белгорода, учебных заведениях и других учреждениях прошли вечера памяти любимого поэта, певца и актёра.

Крупенков А. Н. Февраль-август 2008 г.

 

Из сборника «Высоцкий в Белгороде». Составитель А.Н. Крупенков.

 

 

 



Кол-во просмотров страницы: 8443

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 12 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

9 комментариев к записи “Белгородский след Владимира Высоцкого.”

  1. Леонид:

    А где же Ваши 50 фотографий Высоцкого?

    • Dobryi Vecher:

      Александр Николаевич Крупенков ушел из жизни год назад, как раз в Новогодние праздники. Весь архив Александра Николаевича находится в его семье.

      • Владимир, Ростов-Дон:

        Царствие небесное уважаемому Александру Николаевичу КРУПЕНКОВУ!..
        Вы не подскажите, как связаться с его наследниками?
        Хотелось бы приобрести книгу «Высоцкий в Белгороде», для себя и единомышленников.
        Спаси Бог!!!
        Владимир.

        • Dobryi Vecher:

          Владимир, попытаюсь помочь, позвоню вдове Тамаре Юльевне, узнаю по поводу книги.

          • Владимир, Ростов-Дон:

            Буду весьма Вам признателен!!!
            Хотелось бы выйти на прямую связь… могу ли я здесь оставить адрес электронной почты либо номер телефона?!
            Спаси Бог!!!
            Владимир.

          • Владимир, Ростов-Дон:

            ЗДРАВСТВУЙТЕ!!!
            Удалось ли что-либо выяснить по книге А. Н. Крупенкова?!
            Звонили ли Вы Тамаре Юльевне?
            Получили ли Вы адрес моей электронной почты, который я указал и в комментарии, и через обратную связь?
            Прошу Вас ответить мне на предоставленный адрес, сообщить любую информацию!..
            Начинаю переживать…

            Спаси Бог!!!

            С уважением — Владимир.

  2. Dobryi Vecher:

    В обратную связь.

  3. satris:

    «Жёлтые маки», по-моему, назывался тот ансамбль. Я в «Энергомаше» ходил на концерт Высоцкого.

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение