Главный храм Белгорода

clip_image002

На протяжении более трёх столетий главным храмом Белгорода был Троицкий собор. В 1923 году собор был закрыт, а его преемником стала Преображенская церковь.

Сегодня Преображенский собор — главный храм Белгородской и Старооскольской епархии. История его уходит в глубь веков.

Преображенская церковь впервые упоминается в 1626 году в самом раннем источнике по истории Белгорода — Писцовых книгах В.А. Керекрейского: «В Стрелецкой слободе церковь Преображения Господня да придел Дмитрея Солунскаго». Точное место расположения этой церкви определить трудно. С полной уверенностью можно только сказать, что находилась она в Остроге, на «ногайской стороне», то есть на территории современного Старого города.

Существовала Преображенская церковь и после переноса Белгорода на правый берег Северского Донца. По исследованиям профессора А.И. Ильина находилась эта церковь ниже нынешнего Государственного академического театра им. М.С. Щепкина со стороны современной улицы Танкиста Попова.

В начале XIX века начал обсуждаться вопрос о строительстве в Белгороде нового каменного храма. Интересные документы, связанные с его строительством, обнаружил в начале XX века курский историк А.А. Танков. Это — «Дело о постройке в Белгороде вместо двух церквей — Преображенской и Пророко- Ильинской одной каменной трёхпрестольной: Преображения Господня, Св. Пророка Ильи и Св. Благоверного князя Александра Невского». По материалам этого «Дела» Анатолий Алексеевич подготовил и опубликовал в 1903 году в «Курских епархиальных ведомостях» очерк «К истории Белгорода», благодаря которому мы сегодня и знаем о строительстве Преображенской церкви, история которой тесно связана с другой белгородской церковью — Ильинской.

Деревянная Ильинская церковь в древние времена располагалась в Посаде, её земли — «на Нагайской стороне реки Донца под Разумницким лесом». После переноса Белгорода в 1650 году на новое место перенесли и Ильинскую церковь. В XVIII веке она была уже каменная, но к началу XIX столетия сильно обветшала и имела неприглядный вид. В связи с этим архиепископ Белгородский и Обоянский Феоктист (Мочульский) обратился к благочинному протоиерею Иоанну Ильинскому с предписанием следующего содержания:

«Ведомства вашего Преображенская церковь и Ильинская находятся на дальнем расстоянии. Первая — деревянная, приходит в ветхость и малоприходна; на место ея устроить каменную прихожане не в состоянии. Вторая хотя и каменная, но для прихожан невместительна и стоит не у места.

О сем Курский губернатор П.И. Протасов и в бытность свою в Белгороде, и в бытность мою прошлого года в Курске, напоминал мне с таким предположением, чтобы вместо двух устроить одну церковь на приличном и по общему желанию граждан месте. Я изъявил на это согласие; потребно к этому согласие прихожан. Предлагаю возыметь с кем следует сношение и спросить прихожан,

пожелают ли они того и о по- следствиях представить мне. Июля 6-го 1805 года».

Отец Иоанн в своём представлении подтвердил, что «Ильинская церковь старинная, без всякой архитектуры и не к месту, чем много отнимает красу у города и вид планный…».

clip_image004

Белгородский городничий И.П. Леонтьев предложил место для нового объединённого храма:«наиприличнейшее место быть церкви на Базарной площади, близ Курской улицы (ныне Танкиста Попова. -Авт.), по плану, сделанному Харьковским господином архитектором».

В 1970-х годах на страницах местной печати имела место дискуссия: кто автор проекта Преображенской церкви в Белгороде? Высказывалось предположение, что это творение великого Карла Росси. Забытый очерк «К истории Белгорода» А.А. Танкова помог установить автора проекта. В письме к архитектору в Харьков архиепископ Феоктист называет его Евгением Алексеевичем. Без сомнения, это был известный харьковский архитектор Е.А. Васильев.

Евгений Алексеевич родился в 1779 году в Петербурге. Обучался в Петербургском училище под руководством Д. Кварнеги и в студии Порто. С 1803 года он уже адъюнкт университета в Харькове, с 1817-го — эктраординарный профессор, архитектор университета. Евгений Алексеевич стал автором проектов и руководителем строительства многих зданий города Харькова. В числе сохранившихся до наших дней — несколько бывших университетских корпусов на Университетской улице, колокольня Успенского собора, Николаевская церковь на Цементной улице. Перед талантливым архитектором открывались большие возможности, но в расцвете творческих сил жизнь его оборвалась.

Именно этому талантливому архитектору было поручено подготовить проект и возглавить строительство храма в Белгороде. В письме Е.А. Васильеву преосвященный Феоктист предлагал часть денег, предназначенных для строительства колонн, «употребить на построение колокольни великолепной с часами и курантами для красы и славы всего города, поелику сия церковь будет между присутственными местами и красными рядами…».

Деньги и строительные материалы для нового храма собирали, как принято было издавна на Руси, всем миром. Священник старой Преображенской церкви Шумов доносил, что прихожане обещают доставить «потребное количество материалов из собственного их кошту». Крупную сумму в 2 тысячи рублей пожертвовала на строительство церкви вдова белгородского купца Стефанида Танбовцева со своим семейством. Двое неизвестных прихожан Ильинской церкви передали на строительство 1000 и 200 рублей, «прочие же прихожане и сограждане доброхотным подаянием не оставить обещаются тогда, когда онаго храма основание утвердится». Жители слободы Красной «обещались на первый случай доставить извести 300 четвертей или из их общественной суммы 100 р.». Для начала строительных работ этих средств было достаточно.

В 1813 году двухэтажная церковь, построенная как принято считать в честь победы русских войск над Наполеоном, была открыта и освящена. Прихожанами новой церкви стали жители Белгорода: купцы, мещане, однодворцы, крестьяне, а также малороссияне пригородной слободы Красной.

Более двух десятилетий, с 1894 года церковным старостой был известный белгородский купец Почетный гражданин Иван Николаевич Голев (по улице Преображенская № 102 сохранился один из домов купца Голева). Много добрых дел сделал Иван Николаевич для благолепия храма.

На Старом городском кладбище сразу за алтарной частью Николо-Иоасафовского собора (бывшей кладбищенской Николаевской церковью) стоит надгробный камень. Массивный каменный крест, когда-то украшавший надгробие, давно исчез, а само надгробие наполовину «ушло» в землю. Но надпись на нем читается: «Протоиерей Виссарион Полянский». Это единственное на кладбище сохранившееся захоронение священнослужителя XIX века.

Виссарион Иоаннович Полянский родился в семье дьякона Ярославской губернии. Окончив в 1835 году Киевскую духовную академию со степенью кандидата богословия, был направлен инспектором и учителем в Слуцкое духовное училище Минской епархии, где проработал всего лишь полгода. 9 марта 1836 года Виссарион Полянский был определён на должность преподавателя словесности в Белгород в духовную семинарию. Кроме словесности он преподавал гражданскую историю и ряд других предметов. Проработав 16 лет учителем духовной семинарии, был определён смотрителем Белгородского духовного училища, располагавшегося при семинарии, где проработал ещё десять лет.

Более четверти века посвятил Виссарион Полянский духовному воспитанию молодёжи Белгорода. За усердную и плодотворную работу он неоднократно поощрялся по службе: в 1844 году ему было назначено квартирное пособие, в следующем году объявлено одобрение преосвященного Илиодора, в 1851 году награждён набедренником. Но самая большая благодарность была от воспитанников, которые всегда вспоминали его как доброго и сострадательного учителя. В 1850 году Виссарион Полянский принял сан священника и в течение 12 лет служил в Преображенской церкви, а с 1862 года и до смерти — в Белгородском Рождество-Богородицком женском монастыре.

Большим уважением и авторитетом пользовался в своё время у прихожан и протоиерей Преображенской церкви Иоанн Софронов. Родился Иоанн Григорьевич в семье священника Христорождественской церкви села Верхнего Ольшанца Корочанского уезда. Обучался в Белгороде в духовной семинарии. Во время учёбы на высшем отделении преподавал греческий язык ученикам низшего отделения. После окончания семинарии рукоположен архиепископом Курским и Белгородским Илиодором в священника Архангельской церкви села Непхаево Белгородского уезда в кладбищенскую Николаевскую церковь г. Белгорода, а 12 сентября 1855 года переведён в Преображенскую.

Отец Иоанн принимал самое активное участие в жизни города и уезда: был благочинным по Белгородскому уезду, сотрудником епархиального попечительства, членом Белгородского духовного правления и педагогического собрания правления Курской духовной семинарии, законоучителем Белгородского уездного училища и женской прогимназии, состоял в должности назидателя заключённых, содержавшихся в Белгородском тюремном замке и пересылаемых через Белгород, назидателя в сборном пункте для совершения священнодействий при Белгородской дружине и подкрепления усердия ратников. За большой вклад в духовную жизнь города и уезда отец Иоанн был награждён набедренником, наперсным бронзовым крестом на Владимирской ленте в память войны 1853-1856 гг., бархатной фиолетовой скуфьёй, камилавкой, а в 1878 году ему было преподано благословение Святейшего Синода. Умер протоиерей Иоанн Софронов в 1889 году и был похоронен на городском кладбище.

Вспомним и других священнослужителей Преображенского храма, немало потрудившихся на поприще духовного воспитания белгородцев. Это Иоанн Косьминский, Сергей Романов, Прокопий Спасский, Алексей Попов и многие другие.

В первые годы советской власти не обошла стороной и Преображенский храм кампания по изъятию церковных ценностей. Накануне этой акции 7 апреля 1922 года в 6 часов утра в храм прибыл чиновник Белгородского уездного исполкома В. Покшев и предложил избрать от президиума общины пять представителей в подкомиссию по изъятию церковных ценностей. Сам же тем временем обратился к присутствующим в храме с «пропове­дью», в которой оправдывал действия властей и приводил примеры из библейских времён, когда и «царь Давыд пророк поел хлебы во время голода. которые были священны и что христианские общины в первобытное время за церковные ценности выкупали из рабства своих братьев». Верующие внимательно слушали атеистическую пропаганду. Они искренне поверили незваному проповеднику, что церковные ценности действительно будут направлены голодающему Поволжью, поэтому с пониманием отнеслись к его призыву и никаких знаков протеста не высказали. Это дало В. Покшеву повод отметить в своём докладе в уисполком: «Все прошло гладко, так что можно действовать свободно по изъятию ценностей». От президиума общины церкви в комиссию избрали пять человек: А.К. Невского (председатель общины), А.П. Калуженова, Г.М. Муравецкого (секретарь общины), Т.А. Исаева и И.А. Лапина. Они также были согласны отдать ценности голодающим в Поволжье. Только с единственной просьбой обратились члены президиума общины к подкомиссии: «Не приступать к изъятию ценностей не ранее как после Пасхи, так как с наступлением праздников все ценности очень важны для религиозного культа, а к тому же до 25 апреля с. г. будет происходить церковная служба».

24 апреля 1922 года подкомиссия изъяла в Преображенской церкви 88 серебряных предметов весом 5 пудов 29 фунтов и 75 золотников: 6 крестов, 3 чаши, 3 дискоса, 2 звездицы, 3 лжицы, 3 тарелочки, ковшик, 2 кадила с цепочками, 4 дарохранительницы с ящиками, ручку, ризу с Распятия, 48 риз с икон, 1 ободок, 10 лампад, обложку с Евангелия.

Но и этого оказалось не достаточно. В 1923 году вновь было произведено изъятие, в результате которого из храма забрали 2 покрышки с Евангелия, 2 гробнички, 2 ризы, кадило, сосуд, крест, дискос и блюдечко.

В августе 1923 года был закрыт старинный Троицкий собор мужского монастыря, и Преображенская церковь получила статус кафедрального собора. Чтобы спасти от уничтожения одну из главных святынь земли Белгородской, икону Николая Ратного, верующие тайно взяли её из Троицкого собора и перенесли в Преображенский. Директор вновь открытого в Белгороде музея краеведения П.И. Барышников докладывал в 1925 году своему руководству: «В Преображенской церкви находится древняя икона Николая Ратного, имеющая до 400 лет, взятая самовольно из муж. Монастыря для крестных ходов в Устинку и подлежащая согласно ст. 5 декрета 7/1, 1924 г. отобранию в музей, как значащаяся в описях».

В конце 1920-х годов в Белгороде началась кампания по подготовке общественности к закрытию других храмов. В трудовых коллективах по инициативе местного отделения Союза безбожников начали организовываться письма в газеты с требованием закрыть оставшиеся в городе действующие церкви, в том числе и Преображенскую. Газета «Белгородская правда» поместила на своих страницах полное гнева письмо воинствующего атеиста:

«Почему не закрыты Преображенская и Смоленская церкви, самые удобные для ссыпки хлеба?

Дожди начались. Хлеб не может дальше оставаться под открытым небом. Нужны помещения. Надо немедленно не «поднять вопрос» — он уже поднят давно, а попросту закрыть Преображенскую и Смоленскую церкви. Расположенные в самом центре базара, поблизости от ссыпных пунктов, они наиболее удобные для ссыпки хлеба».

clip_image006

И все же местные власти не решились тогда закрыть главный храм города. Это произошло спустя несколько лет, когда общественное мнение было уже подготовлено к планируемой акции.

В Государственном архиве Курской области авторам очерка удалось разыскать документы, опровергающие устоявшееся мнение, будто бы в довоенное время Преображенский храм не закрывался. Увы! И его постигла участь многих других храмов.

16 июня 1934 года президиум Белгородского райисполкома принял постановление «О закрытии Преображенской церкви в гор. Белгороде и передаче здания местному полку под клуб». Мотивировалось это постановление тем, что находится церковь в центре города, где сосредоточены преимущественно государственные, советские и общественные учреждения, базар, торговые ряды, 136-й стрелковый полк, а так как «ранее существовавшая религиозная община Преображенской церкви распалась, а оставшиеся её члены проводят религиозные обряды в другой кладбищенской церкви (в гор. имеется всего 13 церквей), и имея в виду отсутствие в городе Белгороде соответствующих помещений для общественных культурных учреждений, в каковом нуждается и полк — возбуждено ходатайство граждан города, проживающих на территории расположения Преображенской церкви о закрытии последней и решение Белгородского горсовета — подтвердить и просить облисполком санкционировать закрытие Преображенской церкви и передачу здания её полку под клуб».

Было ли выполнено это постановление или нет — неизвестно, архивных документов за последующие пять лет не сохранилось. Но в 1939 году Преображенский храм уже не действовал, в нем разместился пункт «Заготзерно», который вёл изнурительную тяжбу с горсоветом за право занимать храм. В марте 1942 года, во время фашистской оккупации, Преображенский собор снова был открыт и действовал в течение всей войны. 10 августа 1945 года церковная община заключила с Белгородским горисполкомом в лице его полномочного представителя — заведующего городским коммунальным отделом В.И. Вершининым договор о том, что она приняла от горисполкома Преображенский собор в бессрочное и бесплатное пользование. После Великой Отечественной войны в течении более 15 лет в Преображенском соборе проводились богослужения и казалось, что теперь уже никогда не сгустятся чёрные тучи над куполами старинного храма. Но в 1960 году в коридорах власти вновь был поднят вопрос о закрытии Преображенского собора и уже в первых документах того времени шла речь об открытии в храме музея и планетария. Необходимость закрытия собора мотивировалась тем, что Преображенская церковь «по своему местонахождению наносит вред воспитанию молодого поколения».

Первоначально вопрос о закрытии храма обсуждался на партийных собраниях в Белгороде, а затем началась широкая кампания по созданию общественного мнения.

Неблаговидная роль быть инициаторами закрытия Преображенского собора выпала на долю студентов педагогического института, размещавшегося напротив собора в здании мужской классической гимназии имени его королевского высочества герцога Альфреда Эдинбургского (ныне здесь размещается теологический факультет Белгородского государственного университета). Именно молодому поколению, которому, по мнению властей, храм «наносит вред», было поручено дать старт кампании по закрытию храма.

Начался сбор подписей среди населения. Всего за закрытие храма подписалось 10 тысяч 31 человек 45 коллективов и улиц по месту жительства. Такая активная позиция белгородцев дала повод уполномоченному Совета по делам религии А. Сорочкину рапортовать своему начальству: «Подавляющая часть населения поддержала инициативу студентов пединститута о закрытии собора».

Да, многие белгородцы выступили за закрытие храма. И всё же, при 73-тысячном населении города Белгорода того времени не было «подавляющего большинства». Даже в те годы всеобщего одобрения и единодушия нашлось немало людей в городе, которые встали на защиту святыни. В разные инстанции обращались они с просьбой отменить кощунственное решение, писали письма в самые высокие структуры власти, Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I (май 1961 г.), Председателю Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежневу (июль 1961 г.), Первому секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву (февраль 1962 г., 14 мая 1962 .

Никто из руководства страны не поддержал верующих белгородцев. Все их письма вернулись назад в Белгород.

Силы в борьбе за храм оказались неравными. Проигнорировав все обращения верующих, горисполком принял решение о закрытии Преображенского собора.

После затянувшегося на целое десятилетие ремонта и перепланировки, изменивших интерьер храма, 22 октября 1973 года музей был открыт. В его шестнадцати залах, занимавших площадь 1116 квадратных метров на двух этажах, разместилось около четырех с половиной тысяч экспонатов и исторических документов с древнейших времен до начала 1970-х годов. От планетария пришлось отказаться из-за недостатка площади. У входа в православный храм, ставший музеем, установили изваяние каменной языческой «бабы» и пушку времён Полтавской битвы, с северной стороны храма по улице Коммунистическая поставили на «вечную» стоянку танк Т-34 и пушку времён Великой Отечественной войны, а с восточной, по улице Попова, — трактор 1930-х годов и огромную глыбу руды.

Двадцать семь лет в Преображенском соборе размещался музей. Вряд ли кто из белгородцев в те годы мог предположить, что пройдёт время, и собор снова вернут верующим. Ведь когда в 1973 году в здании собора торжественно открывался областной краеведческий музей, все полагали, что переселяется он сюда навсегда.

Но вот во второй половине 1980-х годов начало меняться отношение к Церкви. Повсеместно в стране стали раздаваться сначала робкие, а потом всё более настойчивые требования о передаче храмов верующим. В Белгороде в то время часто можно было видеть в самых оживлённых местах города группу молодых людей, собиравших подписи с требованием перенести музей из Преображенского собора и вернуть храм верующим. Многие поддерживали этих молодых людей и охотно ставили свои подписи.

В 1990 году по воскресеньям к Преображенскому собору начали приходить верующие люди. У крыльца они читали акафист святителю Иоасафу, усердно молились, чтобы Господь возвратил поруганную святыню.

19 августа того же года, в престольный праздник Преображения Господня, архиепископ Курский и Белгородский Ювеналий (Тарасов) в сослужении вновь назначенного настоятеля собора протоиерея Олега Кобец, секретаря епархиального управления игумена Иоанна (Попова) и других священнослужителей епархии, на крыльце Преображенского собора совершил первую после почти тридцатилетнего перерыва Божественную литургию.

В сентябре 1990 года собору была передана часть Ильинского придела , где начали совершаться ежедневные богослужения. В августе 1991 года храм был полностью освобождён в связи со вторым обретением мощей святителя Иоасафа, епископа Белгородского.

16 сентября 1991 года в Преображенский собор, при участии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, крестным ходом были торжественно перенесены мощи святителя Иоасафа, прибывшие к этому дню из Курска. Так святитель Иоасаф вновь вернулся в свой кафедральный город своим присутствием освятил Белгород — место его последних подвигов. Десятки тысяч горожан приняли участие в крестном ходе. Перед Божественной литургией 17 сентября местными органами власти были возвращены Церкви в лице Святейшего Патриарха Алексия серебряные евхаристические сосуды, изготовленные ко дню прославления святителя Иоасафа в 191 1 году. До этого они находились в Белгородском краеведческом музее.

В 1992 году в Преображенском соборе было организовано Православное братство во имя святителя Иоасафа, епископа Белгородского. Члены этого братства — люди самых разных профессий — инженеры, архитекторы, педагоги, библиотекари, рабочие, вели духовно-просветительскую работу среди населения, помогали Русской Православной Церкви в восстановлении храмов, часовен, занимались благотворительностью. С их помощью был восстановлен источник Корсунской иконы Божией Матери в Монастырском лесу. В ноябре 1994 года с благословения архиепископа Курского и Белгородского Ювеналия, вышел в свет первый выпуск газеты Православного братства «Фавор». На страницах этой газеты печатались приходские новости, материалы по истории христианства, статьи духовно-про- светительского характера.

При Преображенском соборе с 1991 года существует воскресная школа. Ученики воскресной школы изучают Закон Божий, церковный Устав, совершают паломничес­кие поездки, проводят Рождественские ёлки и другие праздники.

Преображенскому собору требовался срочный капитальный ремонт. В 1992-94 годах были укреплены стены храма, установлены новые купола, сооружена ограда. Изменилось и внутреннее оформление собора. Группой скульпторов из Одессы и бригадой во главе со скульптором А.И. Серпуховым из Белгорода изготовлен новый двухъярусный, трёхчастный позолоченный иконостас. Иконы для иконостаса написаны белгородскими художниками и мастерами иконописи из Троице-Сергиевой лавры.

В 1993 году произошло второе обретение чудотворной иконы Николая Ратного, считавшейся навсегда утраченной. Эта одна из самых почитаемых святынь земли Белгородской находится теперь в Преображенском соборе.

В правом углу храмовой части, возле иконостаса, размещается рака с мощами святителя Иоасафа, епископа Белгородского. Резная сень над ракой выполнена резчиком И.В. Олейником. Им же выполнена резная сень над Плащаницей в левом углу храмовой части. В 1999 году группой художников под руководством А.С. Работнова был расписан купол храма. Работы по росписи стен храма завершены в 2005 году.

В 2004 году при кафедральном соборе был открыт образовательно-методический центр «Преображение», а на Рождество 2007 года состоялось освящение новой трапезной, разместившейся в отреставрированном здании бывшей приходской школы.

С каждым годом всё краше и краше становится главный храм Святого Белогорья и всё больше людей приходит сюда с молитвой, верой и надеждой, что этот дом Божий теперь всегда будет служить своему прямому предназначению — возрождению и преображению душ человеческих.

Протоиерей Олег КОБЕЦ

Александр КРУПЕНКОВ



Кол-во просмотров страницы: 10752

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 14 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение