Частичка Родины (4)

Н. БЕЛЫХ

(Из истории г. Старого Оскола)

Редакция 1960 года.

clip_image002

ОТРАЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ И КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ В ЦЕРКОВНО-МОНАСТЫРСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ ПООСКОЛЬЯ

До наших дней сохранились остатки древнего Успенского женского монастыря в Старом Осколе – часть стены, центральные ворота и остаток корпуса, где были кельи монашек. *

*) Весной 1960 г. экскаваторы снесли монастырские остатки.. На месте бывшего Успенского монастыря началось строительство огромного здания городского Дома культуры.

Поместим ниже ряд фотоснимков, дающих представление о монастырско-церковной архитектуре в Поосколье, поскольку все это не лишено общественного исторического интереса.

Вот фотоснимок монастырских ворот, через которые в советское время въезжали автомашины во двор хлебозавода и развозили булки и хлеб по магазинам города и района.

clip_image004Фото 40.

По деталям этих ворот мы можем судить о мастерстве русских строителей, умевших создавать арочные перекрытия малой кривизны, но способные вековечно выдерживать большую нагрузку.

Монументально, прочно возводил свои постройки русский человек, уверенный в силе народа и в том, что сумеет в тысячелетиях отстоять независимость своей Родины. Обратите внимание на циклопичность дверей, ведших в один из монастырских корпусов на углу бывших улиц Курской и Успенской (ныне Интернациональной и Октябрьской). Это же ведь всё равно, что и вход в средневековую крепость. Помещаем снимок этих дверей, которые в скором времени подлежат сносу, а место их будет застроено Домом культуры.

clip_image006Фото 41.

Старинная церковь Успенского монастыря значилась в числе важных архитектурных памятников прошлого, но по недосмотру местных городских и районных властей пришла в ветхость и разобрана, а кирпич использован на различные хозяйственные нужды предприятий и города, на мощение тротуаров.

Фотоснимок, помещаемый ниже, сделан в 1935 году перед началом разборки церкви во избежание её обвала и возможных при этом человеческих жертв. Негатив плохо сохранился, почему и фотоснимок выходит очень туманным.

clip_image008Фото 42.

Старооскольцы всегда удивлялись несоразмерной с колокольней величине купола над центральной частью Успенской церкви, много говорили о причине такой архитектурной диспропорции, а также недоумевали по поводу украшенных наличниками и кокошниками «слепых» окон под куполом: «Зачем они обозначены лишь снаружи, но заложены кирпичами и внутри под куполом существует постоянный мрак? — спрашивали люди.— Неужели нельзя было проделать их сквозными и впустить в храм свет?».

Ответ на эти вопросы могла дать лишь история, которая также объяснила старооскольцам и причину, по которой в Николаевской церкви (она находилась рядом с современным домом типографии) колокольня подавляла своими размерами и громоздкостью все остальное здание церкви, а в Успенской такое же подавляющее впечатление производил купол одноярусной главы над центральной частью храма.

В архитектуре, как и вообще в искусстве, находят отражение острые общественные конфликты, борьба классов и групп, борьба мнений и направлений взглядов и т. д.

В борьбе с католической церковью и с влиянием Запада восточная православная церковь, например, изгнала постепенно из своих храмов скульптурные изображения «угодников» и различных «святых», ограничиваясь художественной росписью внутренних стен и иконостасами или иконами в киотах и т. д. В тех же случаях, когда необходимы были компромиссы церковного руководства с прихожанами, каменные и другие изваяния сохранялись, но или запрятывались в глубокие ниши и в колокольной башне или выносились наружу, нередко располагались целыми группами за решёткой по карнизу храма.

В Николаевской церкви скульптурные изображения апостолов, а потом и евангелистов, были размещены за решётками карниза второго яруса колокольни (колокольня была трехъярусная).

И вот, выполняя заказ богатых сторонников церковного космополитизма и низкопоклонства перед западом, архитектор был вынужден нарушить стройность и красоту русской архитектуры, чтобы на карнизе дать простор для изгнанных из храма изваяний апостолов. Для этого пришлось непомерно увеличить размеры стен четырёхугольной колокольни, а заодно чрезмерно поднять её ввысь, чтобы скульптурные фигуры апостолов можно было видеть издалека.

Вот в чём секрет уродливости архитектуры бывшей Николаевской церкви, от которой ныне сохранилась лишь часть примыкающей к типографии стены гигантской некогда колокольни. Высота ее с крестом – 90 аршин. Толщина этой стены у основания достигала 4 метров, а колокольня была столь высока, что торчала над городом каланчёй и была видна за десятки километров.

На разбор этой уродливой колокольни и церкви потрачено около двух лет, а кирпича хватило на мощение почти всех городских тротуаров и на постройку нескольких домов.

Архитектурные несоответствия в здании Успенской церкви имели другое объяснение. Мы об этом скажем ниже. А сейчас обратимся к Троицкой церкви мужского монастыря. Она реконструирована в 1730 году, сохранилась до настоящего времени, охраняемая государством в качестве архитектурного памятника русской старины. Вот снимок этой церкви.

clip_image010Фото 43.

Над входом в Троицкую церковь висит охранная доска с надписью: «СНК РСФСР. Управление по делам архитектуры. Памятник охраняется государством. Повреждение здания карается законом».

clip_image012Фото 44.

 

clip_image014Фото 45.

Давно люди обратили внимание на то, что если в Успенской церкви было архитектурное несоответствие в размерах купола центральной главы и верха колокольни, то в Троицкой бросалось в глаза смешение двух архитектурных стилей: дониконовская русская шатровая колокольня уживается рядом с круглой двухъярусной главой над центральным зданием с пределами. При этом простому глазу видно, что второй ярус под куполом круглой главы надстроен позже, чем была первоначально выстроена церковь.

Знакомясь с историей раскола на Руси и зная, что борьба Никона и его преемников с раскольниками носила жестокий характер, но иногда не исключала, а практиковала компромиссы, нашедшие отражение и в церковной архитектуре, автор данной книги основательно изучал историю раскола в Курском крае и вообще в южных порубежных городах и сёлах.

Выяснилось при этом, что статьи А. Танкова «Из истории раскола в Курской епархии», публиковавшиеся в 1898 году в «Курских епархиальных ведомостях» и отрицавшие наличие раскольничьего движения в Старом Осколе и его крае, не соответствует действительности. Здесь имелось сильное движение раскольников. Под его влиянием в раскол пошли и Успенский, и Троицкий монастыри. Присоединился к расколу Шмарненский монастырь.

Сопротивление Шмарненского монастыря закончилось разрушением его московскими войсками, а Успенский и Троицкий монастыри пошли на предложенный им компромисс: они отказывались от активной поддержки раскольников, должны были убрать шатровую кровлю с церковной главы, заменив её круглой купольной, и при этом условии центральная церковная и государственная власть гарантировала существование монастырей, закрепляли за ними много крестьян (За Троицким монастырём, например, была закреплена целая слобода Троицкая) и разрешила, если монастыри пожелают, сохранить для них право строить колокольни шатровые, в русском дониконовском стиле.

И вот на колокольне Троицкого монастыря была оставлена шатровая кровля, а с главы шатровая кровля была снята (надстроенный ярус главы получил круглый, чуть приплюснутый купол в византийском стиле. Это означало, что Троицкий монастырь полностью выполнил условия предложенного ему компромисса).

Успенский же монастырь, видимо, пользуясь сочувствием воеводы, несколько схитрил: шатровая система церковной главы здесь не была разрушена. Искусные каменщики сумели замуровать шатровое перекрытие церковной главы купольным. При этом, конечно, оказалось невозможным проделать сквозные окна под куполом, почему и в церкви всегда стоял полумрак, олицетворяя протест покорённых, но не уничтоженных старооскольских церковных мятежников.

Против такого нашего вывода, высказанного в довоенные годы, были возражения. Но теперь вряд ли кто сможет возражать, так как имеется неопровержимое подтверждение правильности нашего вывода: при разборке главы Успенской церкви (Монастырём она перестала быть, равно как и Троицкая, в 1767 году в связи с известным указом Екатерины II от 1764 г. о секуляризации монастырей. Земли у монастырей были отобраны и переданы в управление государственного органа, именуемого коллегией экономии. С этого времени Троицкая слобода стала называться экономической, экономическими же назывались и крестьяне, превратившиеся из крепостных монастырских в крепостных государственных) в тридцатых годах XX в. купол главы обвалился и глазам осколян предстала интересная картина — старое шатровое перекрытие, как цыплёнок из яичной скорлупы, вывалилось из расколовшейся кирпичной оболочки церковной главы. Внутри шатра, оказывается, было искусно сделано сводчатое перекрытие. Огромная масса этого кирпичного свода много лет висела над головами молящихся и казалась им лёгкой потолочной твердью, раскрашенной под цвет неба и освещённой свечами огромной люстры. Тяжесть свода расходилась от центра по радиусам и поглощалась устойчивостью стен, на которые опирался свод, а стены стягивались в верхней части шатром и потому легче выдерживали колоссальную нагрузку центробежного направления.

Снаружи шатёр был также искусно охвачен кирпичной сферой, которая почти не опиралась на шатёр, а давила на стенки яруса церковной главы не сверху вниз, а под некоторым углом сверху внутрь. Создавалось как бы давление центростремительного направления, что уравновешивало в значительной мере центробежное давление свода на стенки и обеспечивало сохранность их, предохраняло от разрыва. В этом был секрет долголетия здания. А в разрушении здания мы нашли то, чего долго недоставало нам для подтверждения ранее высказанного вывода о причине архитектурных несоответствий и диспропорций, смешения стилей в церковных зданиях Успенского и Троицкого монастырей. Причины эти были социального характера и являлись следствием борьбы средневековых классов — крестьян и помещиков, а также борьбы социальных групп внутри самого господствующего класса. Раскольническое движение было не только религиозным, но и общественным, отражавшим противоречия русского общества XVII века. И «Если эта классовая борьба носила тогда религиозный отпечаток, если интересы, потребности и требования отдельных классов скрывались под религиозной оболочкой, то это нисколько не меняет дела и легко объясняется условиями времени (господством религиозной идеологии Н.Б.)»,— писал Ф. Энгельс о средневековых религиозных движениях (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, т. VIII, стр. 128).

А так как искусство, в том числе и архитектура, всегда партийны и отражают борьбу классов, их компромиссы, победы и поражения, то и в архитектуре Пооскольских древних церковных зданий всё это ярко отразилось, поскольку сама социальная борьба здесь также имела яркий, острый характер.

Н. Белых.

Продолжение следует…

*Примечание: ввиду большого объема публикуемой монографии редакцией сайта выполнена разбивка материала.

Редакция сайта благодарит Е. Н. Белых (г. Владимир) за предоставленные архивные материалы.



Кол-во просмотров страницы: 3083

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 6 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение