Прохоровский партизанский отряд. (Часть 1)

В.Н. ЗАМУЛИН

clip_image002

Командование Прохоровского партизанского отряда. В центре (сидит) командир И. И. Волков, слева — комиссар И. Г. Цибульский, справа — начальник штаба В. У. Ивановский.

 

5 октября 1941 г.

Ненастным осенним днем 2 октября 1941 г. в селе Александровское, райцентре Прохоровского района, на втором этаже здания по улице Советской шло заседа­ние бюро Прохоровского райкома ВКП(б). В небольшом кабинете собрались все чле­ны бюро, отдельно на стульях присели приглашенные — трое мужчин среднего возраста. В центре за письменным сто­лом сидел коренастый, невысокого роста, одетый в темную армейскую гимнастер­ку секретарь райкома Петр Тимофеевич Волчков. Когда говорок затих, он, обведя усталым взглядом собравшихся, объявил первый и единственный вопрос повестки дня — утверждение кандидатур на долж­ности руководителей районного партизан­ского отряда: командира, комиссара и на­чальника штаба. Несмотря на то, что к тому времени основная организационная часть работы по созданию этого формирования уже была выполнена — каждый человек проверен в нескольких инстанциях, даже были выданы удостоверения партизана, — заседание бюро райкома 2 октября фор­мально вошло в историю как день рожде­ния Прохоровского партизанского отряда.

clip_image004

Первый секретарь Прохоровского районного комитета ВКП(б) П. Т. Волчков

В Советском Союзе было издано большое количество книг и брошюр, посвященных партизанскому движению на оккупиро­ванной территории СССР в годы Великой Отечественной войны. На экраны стра­ны вышли телевизионные и кинофильмы, рассказывавшие о героической борьбе па­триотов против фашистских захватчиков. Благодаря этому стали широко известны и всенародно любимы многие командиры крупных партизанских отрядов, руководи­тели комсомольского и коммунистическо­го подполья.

К сожалению, большинство поднимав­шихся в книгах и газетных публикациях тем касались проблем развертывания на­родной войны в Белоруссии, Украине и за­падных областях России. Исследователи обращались к успехам и просчетам перво­го этапа становления партизанского дви­жения, победам соединений С. А. Ковпака, А. Ф. Федорова, В. 3. Коржа, А. Н. Сабурова, их участию в крупномасштабных операци­ях «Рельсовая война» и «Концерт». При этом остался в тени тяжелый и героический труд партизан и подпольщиков централь­ной части Российской Федерации. За ред­ким исключением отсутствует достовер­ная и подробная информация о процессе создания районных партизанских отрядов в областях Центрального Черноземья, о тех сложностях, с которыми столкнулись под­польные райкомы и обкомы в первые меся­цы оккупации при налаживании боевой де­ятельности партизан в наиболее сложный период осени — зимы 1941 г.

На восьмой день после начала войны Совет Народных Комиссаров СССР и Цен­тральный Комитет ВКП(б) приняли Ди­рективу по развертыванию партизанского движения на оккупированной территории. 18 июля 1941 г. ЦК ВКП(б) одобрил допол­нительное специальное постановление «Об организации борьбы в тылу герман­ской армии. В этих документах излагалась конкретная программа действий по созда­нию партийного подполья в городах и се­лах, занятых врагом, подготовке матери­ально-технической и продовольственной базы для развертывания разведыватель­но-диверсионной работы. Во всех районах прифронтовых областей предписывалось сформировать и вооружить партизанские отряды. Персональная ответственность за это возлагалась на секретарей район­ных комитетов ВКП(б). Прохоровский пар­тизанский отряд начал формироваться уже в конце июля 1941 г. Подбор кандида­тов шел несколько месяцев. Этой работой на территории Курской области, как и в других областях, вместе с военным отде­лом и отделом кадров обкома ВКП(б), за­нималось одно из структурных подразде­лений областного Управления Народного комиссариата внутренних дел. Поэтому и у нас организация партизанского формиро­вания была напрямую связана с районным отделом НКВД, который возглавлял в ту пору младший лейтенант государственной безопасности А. Фурдин.

Параллельно создавались партийное под­полье и резидентуры НКВД в селах и хуто­рах. Развертывание разведывательно-ди­версионной сети было крайне важно для успешной борьбы с оккупантами, так как на нее возлагалась задача по сбору и уточ­нению разведывательной информации. По сути, патриотам, оставшимся на местах постоянного проживания, предстояло стать глазами партизанского отряда. Для этой опасной работы привлекались в основном коммунисты и комсомольцы, а также акти­висты, т. е. люди, не вступившие в партию, но поддерживающие советскую власть и, как принято было говорить в то время, активно участвовавшие в строительстве со­циализма в нашей стране.

16 сентября 1941 г. Курский обком ВКП(б) провел совещание секретарей рай­комов партии. На нем обсуждались вопро­сы организации борьбы с захватчиками и подготовки партийной организации об­ласти к работе в условиях оккупации. Было принято решение объявить всех коммуни­стов мобилизованными на борьбу с фаши­стами, всем членам партии запрещалось в случае оккупации «покидать свой рай­он, обязав их оставаться в тылу врага для партизанской борьбы и вести ее, не щадя своей жизни». К сожалению, как показали дальнейшие события, не все коммунисты выполнили это решение, а большая, много­месячная работа советских и партийных органов Курской области по организации сопротивления во многом прошла впу­стую, т. к. с первых дней оккупации с боль­шинством партизанских отрядов была по­теряна связь. Кроме того, стали выявляться случаи предательства среди подпольщи­ков. Но об этом рассказ впереди.

Вернемся к формированию Прохоровского отряда. Партизанам предстояло действо­вать в тылу врага, проникать в села и хуто­ра, занятые немецкими войсками, поэтому главным требованием к кандидатам была лояльность к советской власти и предан­ность борьбе с фашистскими захватчиками.

К концу сентября отбор завершился, и был подготовлен список из 50 человек. В него вошли в основном руководители низшего и среднего районных звеньев, слу­жащие различных учреждений, именовав­шиеся в ту пору хозяйственным активом: инструктор отдела народного образования, управляющий «Заготскотом», заведующий заготовительной конторой «Райпотребсою­за», бухгалтер «Госсортфонда», заместитель директора машинотракторной станции (МТС), секретарь сельского совета, брига­дир колхоза «Ильич» из села Журавка, ин­спектор отделения Госбанка. В отряд также были включены и рядовые труженики сел: механик прохоровской МТС, колхозники из села Правороть, тракторист Береговского спиртзавода, кузнец из хутора Петровка, птицевод прохоровского птицесовхоза.

При оккупации района планировалось, что от­ряд будет действовать на всей его террито­рии. Естественно, особое внимание должно было уделяться районному центру — селу Александровское, как самому большому населенному пункту и станции железной дороги, а также селам и хуторам западной и юго-западной части района, т. к. предпо­лагалось, что из-за близости железной до­роги и шоссе Белгород — Курск именно здесь будет сконцентрирована основная часть войск оккупантов. По этой причине костяк отряда составили жители райцен­тра, населенных пунктов Прелестненского, Береговского и Карташевского сельских советов. Из 50 человек их было 41, осталь­ные — из сел Журавка, Гусь-Погореловка, Подольхи, Сагайдачное, Большие Подъяруги и Большанского сельского совета.

Средний возраст партизан был 38 лет. Са­мыми старшими, 1889 года рождения, оказа­лись Алексей Парамонович Цуркин из села Гусек-Погореловка, имевший конспиратив­ную кличку «Волкодав», и управляющий «Райутильсырье» Дмитрий Фомич Немыкин. Самая юная партизанка — 19-летняя Валентина Петровна Ушакова — до войны работала председателем районного отдела социального обеспечения, в отряде числи­лась разведчиком. Кроме нее, для работы в тылу врага были оставлены еще две жен­щины: Мария Константиновна Барсукова, учительница Прохоровской средней школы, и Ксения Терентьевна Скрибцова, старший кредитный инспектор отделения госбанка.

В списке партизан числился и Н. И. Мол­чанов. По воспоминаниям старожила Прохоровки Анны Максимовны Черкашиной Никита Ильич перед войной демобилизо­вался из армии и имел фельдшерское обра­зование. Вероятно, обязанности отрядного врача были возложены на него.

Заседание бюро Прохоровского РК ВКП(б) 2 октября не было чем-то необыч­ным — руководство райкома собиралось практически каждый день. Немецкие вой­ска наступали повсюду, страна была в оце­пенении после страшных событий первых месяцев войны. Для юго-западного участка советско-германского фронта наиболее катастрофичным оказался разгром наших войск в сентябре под Киевом. В окружение попали сотни тысяч солдат Красной ар­мии. Группировка советских войск, при­крывавшая это направление, практически перестала существовать. Чтобы избежать более тяжелых последствий, Ставка Вер­ховного главнокомандования отдала при­каз маршалу С. К. Тимошенко, возглавляв­шему Юго-Западное направление, отвести войска до реки Оскол. Врагу оставлялись несколько сотен квадратных километров нашей земли, в том числе под оккупацию попадала большая часть Курской области, в состав которой в ту пору входил и Прохоровский район. Началась эвакуация, по­этому райкому вместе с райисполкомом приходилось решать множество текущих вопросов. Но в этот день рассматривались лишь проблемы, касающиеся организации борьбы на оккупированной территории.

Первым стоял вопрос о командире отряда. П. Т. Волчков рекомендовал утвердить кан­дидатуру И. И. Волкова.

Из характеристики, представленной Прохоровским районным отделом НКВД: «Волков Иван Иванович, 1899 года рождения, по национальности русский, из крестьян-бедняков, по социаль­ному положению — рабочий, уроженец села Борисовка Борисовского района Октябрь­ского сельсовета, член ВКП(б) с 1927 г., об­разование имеет среднее, в Красной армии служил с 1919 по 1923 г. рядовым крас­ноармейцем. По приходу из рядов рабоче-крестьянской Красной армии работал на разных должностях и в данное время — директор Береговского спиртзавода. С рабо­той справляется. Компрометирующими ма­териалами на Волкова райотделение НКВД не располагает…»

На должность комиссара был представ­лен член Прохоровской районной пар­тийной организации ВКП(б), 38-летний И. Г. Цыбулин. Илья Григорьевич родился в бедной крестьянской семье в селе Успен­ское Должанского района Орловской об­ласти. После окончания средней школы, с 1924 по 1927 г., проходил службу в рядах Красной армии в качестве рядового теле­графиста. В сентябре 1930 г. принят в чле­ны ВКП(б). Перед вступлением в отряд работал управляющим межрайонной кон­торой по заготовке скота. Кличка для кон­спиративной работы — «Сват».

В качестве будущего начальника шта­ба рассматривался уроженец железнодо­рожной станции Видебор Пинского уезда Минской губернии В. У. Ивановский. Вла­димир Ульянович родился в 1895 г. в семье рабочего, поляка. В 1918 г. добровольно вступил в ряды Красной армии и до 1921 г. участвовал в боях Гражданской войны в ка­честве командира отдельного полка оборо­ны республики. Его боевой командирский опыт был крайне важен. После обсуждения представленных характеристик и обмена мнениями члены бюро согласились с пред­ложенными кандидатурами. Здесь же был зачитан и утвержден полный список буду­щего партизанского отряда.

Через три дня А. Фурдин передал И. И. Волкову вооружение: 55 английских винтовок, 5500 патронов к ним и 70 гранат, также был подписан акт о принятии коман­дованием партизанского формирования трех секретных хранилищ продовольствия. Эти хранилища были размещены в двух се­лах: Прелестном — у колхозников Василия Денисовича Нетесина и Сергея Никифо­ровича Русина, и в Петровке — у Даниила Ивановича Литвякова. Для обеспечения от­ряда в хранилища было заложено: 15 тонн ржаной муки, 3 тонны мяса, 500 кг крупы, 100 кг соли, 300 кг бензина, 200 кг кероси­на, 5 санитарных сумок и 5 аптечек.

clip_image006

Копия акта от 5 октября 1941 г. о передаче Прохоровским районным отделом НКВД оружия командованию партизанского отряда

clip_image007

Приказ Управления НКВД по Курской области от 3 декабря 1941 г. №85 командованию Прохоровского партизанского отряда

О том, какие задачи стояли перед парти­занскими формированиями, дает представ­ление письменный приказ №85, с которым 3 декабря 1941 г. к командиру Прохоровского отряда был направлен связной Управле­ния НКВД:

«1. Организовать покушение на лиц, пе­решедших на службу к немцам, и беспо­щадно уничтожать таковых.

2. Систематически производить миниро­вание дорог, по которым проходит движе­ние немецких войск, и устраивать круше­ния поездов путем развинчивания рельсов и подкладыванием мин на ж. д.

3. Сжечь хлеб, собранный немцами, си­стематически организовывать поджоги по­мещений, в которых размещены немецкие войска, не считаясь поджигать целые де­ревни.

4. Приступить к организации в селах Прохоровского района групп из 4-5 чело­век для борьбы с фашистами.

5. Среди населения распространять ли­стовки, разоблачающие лживую немецкую пропаганду, листовки писать и расклеи­вать в населенных пунктах района.

6. Производить систематическую развед­ку для выявления сил противника, как тех­нической, так и живой, и их направление, расположение штабов, аэродромов и эти данные передавать частям Красной армии.

7. Выявить расположение баз с продо­вольствием, боеприпасами, снаряжением и т. д., производить ночные налеты на по­следние и уничтожать…».

Документы, хранящиеся в архиве Управ­ления Федеральной службы безопасности по Белгородской области, свидетельствуют о том, что какого-либо обучения бойцов и командиров не проводилось. Большин­ство партизан в боевых действиях никогда не участвовали, а на командных должно­стях служил лишь один начальник штаба. Все, кто проходил службу в РККА, а это по­ловина отряда, имели звание рядовой или младший командир, а более 20 человек во­обще не имели военной подготовки и ни­когда не служили в армейских частях. Это в значительной степени снижало боевые возможности формирования.

В конце октября 1941 г. значительная часть Курской области была оккупирована фашистами, встал вопрос о начале боевой деятельности. В это время и вскрылись те се­рьезные проблемы и упущения, на которые на этапе подготовки не обращали внимания. В подавляющем большинстве районов к ор­ганизации работы в подполье отнеслись как к очередному исполнению хозяйственной директивы сверху: главное — исполнить, что предписано, а если не получится — по­том доделаем. Но война времени на доделку не отводила. В результате подпольная ра­бота с первых же дней была практически провалена по всей Курской области. Обком ВКП(б) не сумел овладеть ситуацией в тылу врага. Так, из 32 сформированных парти­занских отрядов к активным действиям приступили лишь 5-6. О судьбе 17 вообще не было никаких известий. В 33 оккупиро­ванных районах числилось в подполье все­го 350 коммунистов.

Причин такого положения было несколь­ко: отсутствие опыта по организации по­добного рода деятельности и, как следствие, плохая подготовка кадров; директивный подход к созданию партизанских форми­рований на всей территории области без учета естественных условий районов; слабо отработанное взаимодействие руководства

партийной организации области, отвечав­шего за результаты подпольной работы, и управления НКВД, которое занималось подготовкой и развертыванием сопротив­ления на оккупированной территории.

Показательна в этой связи ситуация с Прохоровским отрядом. Лишь после того, как были проведены все подготовитель­ные мероприятия и заложены продоволь­ственные и вещевые базы, обком и УНКВД вспомнили, что природные условия для партизанской борьбы как на территории Прохоровского, так и на территории при­легающих районов не благоприятство­вали: обширных лесных массивов или крупных урочищ, где было бы возможно оборудовать лагерь, не было. Поэтому Курский обком ВКП(б) не утвердил решение Прохоровского райкома ВКП(б) о созда­нии партизанского отряда, а рекомендовал использовать его как резервное воинское формирование.

В.Н. ЗАМУЛИН,

кандидат исторических наук

Редакция сайта благодарит автора за разрешение на размещение материала.



Кол-во просмотров страницы: 3373

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 10 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение