Краткая история возникновения населенных пунктов Стрелецкого сельского поселения Красногвардейского района Белгородской области (1)

clip_image002

В 13 веке территория Красногвардейского района пала под ударами монголо-татарских орд. Тяжелые испытания пережили люди в период монголо-татарского нашествия в XIII – XV веках, край воистину представлял собой «Дикое поле», он практически обезлюдел. Население, проживающее на этих территориях, вынуждено было уйти на север. Практически вся территория контролировалась ордами татар и стала непригодной для поселения здесь оседлого населения. Набеги татары совершали из Крыма, где они обосновались, на Москву, по пути грабя и уничтожая все вокруг. Жить в степи стало уделом лишь отчаянных смельчаков. И только в конце XVI века, для того чтобы прикрыть южные рубежи России от постоянных татарских вторжений, московское правительство решило построить здесь мощную линию обороны, в результате чего строятся новые крепости с таким расчетом, чтобы каждая из них контролировала прохождение татарских орд. Особенно крупное военно-инженерное строительство велось в середине и до конца XVII века. Были построены 2 укрепленные оборонительные линии: Белгородская и Изюмская черта. В настоящее время на территории района сохранился остаток Изюмской черты — земляной вал длиной 15 километров. На современной территории Стрелецкого сельского поселения находится небольшой участок вала (Мало – Быковский участок Изюмской черты), протяженностью (около км).

На этих линиях обороны возводились города — крепости с развернутой системой сторожевой службы: Усерд (1637 г.), ныне — село Стрелецкое, Верхососенск (1647 г.), ныне село Верхососна, Палатов (1671 г.), ныне село Палатовка, Ливенск (1681 г.), ныне село Ливенка. Заселение земель шло различными путями. Усерд, Верхососенск основали потомки служивого населения — однодворцы. Итак с. Усерд (ныне с. Стрелецкое) является основоположником всего Красногвардейского района, так как является самым первым поселением края.

Засе́чная черта́ (засечная линия, черта) — система оборонительных сооружений, получившая особое развитие в XVI—XVII веках на южных границах Русского государства для защиты от нашествия монголо-татарских войск, а также в качестве плацдарма при наступлении на противника. Кроме оборонительных целей, черта закрепляла за государством новые малозаселенные земли и пространства, с приходом или переводом, на которые крестьянского населения »на вечное житие» и развития земледелия, происходил процесс естественной колонизации края. Это было медленное, но неуклонное и эффективное наступление на просторы ≪Дикого поля≫. В Красногвардейском районе засечная черта строилась с учетом опыта Новгородских, Рязанских и Ярославских «засек», которые были построены ранее. Основным местом устройства засечных черт являлись Мешерские и Брянские лесные массивы. В.В.Каргалов, отмечает, что: »Мировая история не знает подобных примеров использования лесов для защиты границы, протянувшейся на сотни километров». Первые сведения о засеках встречаются в Новгородской (за 1137—139) и Троицкой (за 1216) летописях. Новгородцы, псковичи, рязанцы, ярославцы и другие устраивали засеки на путях движения степняков. В XIII веке на южных границах Руси стали применять для обороны засечные черты (линии), которые представляли уже довольно сложную оборонительную систему, учитывающую стратегию и тактику врага. Засечная черта состояла из отдельных участков –»засек». Создавались »засеки», следующим образом — лес просекался полосою в 20 –30 сажень. С целью маскировки от врага, в глубине леса, на высоте человеческого роста подрубались деревья и валились по направлению »к полю» т.е. »вершинами» в сторону вероятного появления противника, при этом часть деревьев оставалась лежать на пнях. Саженях в 25 или »как пригоже по рассмотрению» шла узкая дорожка (стежка), так, что по ней можно было проехать лишь одному конному сторожу (засечному), по стежке никто более не имел права проезда. От стежки было видно, в каком состоянии находится вал срубленных деревьев. Таким образом, в лесной чаще создавались линии своеобразных »надолб», между которыми находились поваленные деревья, что делало невозможным продвижение конной, а местами даже пешей рати. На особо опасных участках, иногда вырывались »волчьи ямы» (замаскированные сверху ветками и травой ямы, с заостренными кольями на дне), разбрасывались »колючки» для повреждения копыт у лошадей, устанавливались »самострелы» и прочие хитрые ловушки, способные отпугнуть врага или замедлить и усложнить его продвижение, а в случае удачи, даже нанести урон.

Такие оборонительные рубежи очень хорошо себя зарекомендовали в Новгородских, Рязанских и Ярославских оборонительных сооружениях. Опыт этих «Засек» стал успешно применяться и для устройства Изюмской черты.

clip_image004План Засечной черты.

Для создания засечной черты широко использовались местные естественные препятствия: реки, озёра, болота, овраги. На открытых безлесных промежутках сооружались валы, выкапывались рвы, создавались частоколы из заостренных бревен, эти и иные препятствия, часто чередовались между собой. Действия засечных сторожей подкреплялись системой военных, инженерных сооружений, специально предназначенных для сторожевой службы. На лесных дорогах, переправах и узловых местах устраивались укрепления тверди, крепостцы, башни, которые часто были вооружены пушками. Здесь же селились и ратные люди. Неподалеку, на расстоянии 1-2 км друг от друга располагались сигнальные вышки, как правило, для этого использовались высокие деревья или курганы. С них можно было подать сигнал о приближении врага. У самих засек устраивались дозорные посты »птичьи гнезда» на высоких деревьях, с которых попеременно сторожа вели наблюдение за местностью. В одном из документов ХVII в. сохранилась «Инструкция дозорным на засеках»: »…По вестям на засеке от поля на больших деревьях держать кузов по-прежнему с берестою и со смолою, и смотря по вестям, велеть кузова с берестою и со смолою зажигать, чтобы в подлесных селах и в деревнях про приход воинских людей было ведомо». Также, между наблюдательными пунктами всегда поддерживалась постоянная конная связь для »обмену приметами». Засеками ведали засечные приказчики, воеводы, головы, которым подчинялись поместные и приписные сторожа. Лесные укрепления строго охранялись пограничными воеводами. В целях профилактики пожаров, местному населению возбранялся сбор ягод и грибов в районе заповедных лесов, и само собой строго запрещалась рубка леса и прокладывание новых дорог и троп. За порчу засечных сооружений и порубку леса взимался штраф, но могло последовать и более суровое наказание. Население проходило через засечную черту только в определённых местах — засечных воротах. За состоянием лесных завалов следили специальные »засечные сторожа», и при обнаружении повреждений, они немедленно устранялись, создавались дополнительные завалы, а при невозможности восстановления строились другие препятствия.

Для покрытия расходов по укреплению засечной черты с населения собирались специальные подати — засечные деньги. К ХVI — ХVII веков »засечное дело» достигло высокого фортификационного уровня. »Природа и русское инженерное искусство сливались в сплошной грандиозный оборонительный пояс юга страны».

(А.В. Никитин. »Оборонительные сооружения засечной черты ХVI – ХVII вв.- Материалы и исследования по археологии СССР».)

По материалам официального источника

(«ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН» Стрелецкого сельского поселения Красногвардейского района Белгородской области . Том 2. 2010 г.)



Кол-во просмотров страницы: 6210

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 12 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение