«Сложность обстановки – вот объективный фактор, оправдывающий таких начальников…»

В.Н. ЗАМУЛИН

В истории Великой Отече­ственной войны есть немало драматических страниц, о которых в прежние времена гово­рилось очень скупо. К ним отно­сится, в частности, крупное пора­жение войск Воронежского фрон­та (генерал-полковник Ф.И. Голи­ков) и части войск Юго-Западного фронта (генерал армии Н.Ф. Ва­тутин) в марте 1943 года в Харь­ковской оборонительной опера­ции. Рассекречивание ряда фон­дов Центрального архива МО РФ даёт возможность ознакомиться с ранее неизвестными докумен­тами, относящимися к рассма­триваемым событиям. Ниже вни­манию читателей предложены до­кументы, отражающие действия 3-го гвардейского Котельников­ского и 2-го гвардейского Тацин­ского танковых корпусов под Бел­городом в заключительном пери­оде Харьковской оборонительной операции. Предварим их некото­рыми пояснениями, раскрываю­щими общую картину развития обстановки.

clip_image002

Атакует боевая группа моторизованной дивизии СС. Харьковское направление 1943г.

После ввода в бой во второй половине февраля 1943 года пе­реброшенных из Франции мото­ризованных соединений СС опе­ративная обстановка в полосах действий Воронежского и Юго-Западного фронтов начала рез­ко обостряться. С 27 февраля по 3 марта 1943 года войска право­го крыла Юго-Западного фронта, оставив до 120 км освобождён­ной в ходе зимнего наступления территории, отошли за реку Северский Донец. Враг полностью восстановил коммуникации груп­пы армий «Юг» и создал благо­приятные условия для нанесения контрудара по левому крылу Во­ронежского фронта. Однако Ф.И. Голиков не вовремя оценил эту угрозу. Приказ о переходе к обо­роне он отдал только 1 марта, ого­ворив, что на правом крыле фрон­та войска должны были овладеть Сумами и Суджей. Причём это ре­шение 2 марта одобрила Ставка Верховного Главнокомандования. Тем временем эпицентр боёв начал смещаться к Харькову и к вос­току от него — в район Белгорода.

clip_image004

Немецкая боевая группа входит в село. Харьковское направление. 1943г.

Ещё до того как танковый кор­пус СС 11 марта приступил к штурму Харькова, Ставка начала спешно стягивать под Белгород крупную группировку. 9 марта командова­ние Воронежского фронта было проинформировано, что в его распоряжение прибудут 3 танко­вых корпуса (тк): 2-й гвардейский Тацинский (2 гв. тк), 3-й гвардей­ский Котельниковский (3 гв. тк) и 18 тк. Кроме того, сюда направ­лялись эшелоны с войсками двух гвардейских общевойсковых ар­мий. Однако прибывший 2 гв. тк генерал-лейтенанта танковых войск В.М. Баданова по настоя­нию Н.Ф. Ватутина был оставлен в его распоряжении и направлен на Змиев, а затем на Тарановку с целью удара во фланг противни­ку, наступавшему на Харьков из района Новая Водолага — Валки. Но успех не был достигнут, и кор­пус, у которого после ожесточён­ных боёв осталось лишь 80 тан­ков, подошёл под Белгород толь­ко к исходу 10 марта.

clip_image006

Генерал-майор В.М. Баданов, командир 2 гвардейского Тацинского танкового корпуса отличившегося в боях под Белгородом в марте 1943 года.

К вечеру 11 марта немцы овла­дели населённым пунктом Шевченки (северо-восточнее Харь­кова) и вышли на Белгородское шоссе. К этому времени второй эшелон Воронежского фронта — 69-я армия генерал-майора М.И. Казакова — ещё не занял оборо­ну в этом районе, как планирова­лось. Путь к Белгороду оставал­ся открытым. С учётом конфигу­рации линии фронта Ф.И. Голиков вывел корпус Баданова на фланг боевых групп противника, про­двигавшихся на Харьков, с зада­чей: во-первых, прикрыть белго­родское направление, во-вторых, обеспечить подход и развёртыва­ние 3 гв. тк и 18 тк.

3 гв. тк генерал-майора танко­вых войск И.А. Вовченко в ночь с 12 на 13 марта, ещё не закон­чив сосредоточения, был направ­лен из Волчанска через Белгород в район Микояновки. Откуда не­медленно был развёрнут в район Борисовки против ударной груп­пы дивизии «Великая Германия», которая 13 марта овладела Борисовкой и создала угрозу Белго­роду с запада. Корпус Вовченко в этом районе сыграл очень важ­ную роль: не имея мотопехоты, лишь танковыми бригадами без тылов и артподдержки, при мощ­ном воздействии немецкой авиа­ции, он задержал немцев на 8 су­ток. Однако действовать единой компактной группой совместно с 2 гв. тк он не мог.

clip_image008

Генерал-майор И.А.Вовченко, командир 3 гвардейского Котельниковского танкового корпуса, успешно оборонявшего обоянское направление в марте 1943г.

18 тк генерал-майора танковых войск Б.С. Бахарова прибыл в по­лосу Воронежского фронта толь­ко 13 марта, имея исправными всего 20 танков (8 Т-34, 12 Т-70). Он был немедленно подчинён ко­мандующему 3-й танковой арми­ей П.С. Рыбалко для борьбы с ча­стями немцев, выходившими с севера в район Непокрытое, Ка­менная Яруга. Утром следующего дня в соединении осталось лишь 4 исправных танка. Таким обра­зом, план создания бронетанковой группировки фронта не был реализован.

Тем не менее, короткими контрударами подвижных резер­вов советскому командованию удалось взять ситуацию под кон­троль: остановить продвижение немецкой группы армий «Юг» Э. фон Манштейна и закрыть обра­зовавшуюся брешь на стыке 69-й и 40-й армий. 25—27 марта 1943 года фронт стабилизировался по линии Гапоново, Трефиловка, Белгород (Старый город), Волчанск. Тем самым завершилось армирование южного выступа Курской дуги.

Танковые корпуса Баданова и Вовченко в целом справи­лись с возложенной на них за­дачей: сковали боем наступавшие части противника и не допу­стили их прорыва через Северский Донец. Танкисты-гвардейцы в этих боях проявили беспример­ное мужество и героизм. Но потери корпусов были очень больши­ми. Из 201 боевой машины, на­ходившейся в строю во 2 гв. тк 9 марта, к моменту вывода его в резерв (вечером 24 марта) оста­лось лишь 12 боеспособных танк­ов и 10 — с разбитой ходовой частью, которые использовались в качестве неподвижных огне­вых точек. Безвозвратные потери корпуса за этот период соста­вили 128 боевых машин, некото­рые из них использовались в ка­честве неподвижных огневых то­чек. В ещё более тяжёлом поло­жении оказался 3 гв. тк (см. доку­мент № 1).

Следует учитывать сложные условия привлечения танковых корпусов к Харьковской оборони­тельной операции. Они были переброшены в район Белгорода после неудавшегося наступления в составе Юго-Западного и Юж­ного фронтов, были сильно ослаблены, получили необстрелянное пополнение. Кроме того, сосре­доточив на узком участке фрон­та крупную танковую группиров­ку, советское командование не смогло обеспечить её надёжное при­крытие с воздуха, наладить чёткое управление вой­сками и взаимо­действие со стрел­ковыми дивизиями 69 и 40 А. Результа­том стали тяжёлые потери гвардей­ских танковых кор­пусов и необходи­мость их комплек­тования фактиче­ски заново.

Корпуса в тече­ние короткого вре­мени неоднократ­но переподчиня­лись командующим 69-й и 40-й армий, которые не смог­ли должным обра­зом организовать совместные дей­ствия танковых и пехотных частей. Об этом свидетель­ствует отзыв стар­шего офицера Ген­штаба полковни­ка В. Чернова (см. документ № 2). 15 марта Ф.И. Голи­ков потребовал от командующего 69-й армией М.И. Казакова «бо­лее бережно относится к исполь­зованию танков, не расходовать их на решение частных задач». Однако это не возымело эффек­та. Боевые машины действовали часто разрозненно, сопровождая пехоту; единые танковые группы для нацеленного удара по врагу не создавались. А после боевых неудач танкистов обвиняли в без­действии и даже трусости. Так, утром 19 марта, после того как 69 А основными силами отошла за Северский Донец и против­ник овладел Белгородом, коман­дующий 40 А генерал-лейтенант К.С. Москаленко посчитал винов­ным в его сдаче командира 3 гв. тк генерал-майора И.А. Вовченко, которому он пи­сал: «Действия Вашего корпуса 18.3.43 г. неудовлетворительные, нерешительные и трусливые… Если и сегодня Вы будете так дей­ствовать, то будет поставлен во­прос об отрешении Вас от долж­ности».

В конце марта — начале апре­ля 1943 года Ставкой был прове­дён глубокий анализ боевых дей­ствий Воронежского фронта под Белгородом. Результатом стали существенные изменения в руко­водстве ряда объединений и соединений, однако командиры 3 и 2 гв. тк сохранили свои посты. А ге­нерал В.М. Баданов в июне 1943 года был назначен командующим 4-й гвардейской танковой арми­ей. Этим решением Ставка ясно дала понять, какую важную роль сыграли данные соединения в мартовские критические дни. И в дальнейшем танкисты Тацинского и Котельниковского корпусов не раз демонстрировали высокое профессиональное мастерство и стойкость в боях с гитлеровскими захватчиками.

Представленные ниже доку­менты, на наш взгляд, интересны как источник разнообразной ин­формации о данной оборонитель­ной операции, малоудачном опы­те использования крупных под­вижных соединений в боях с пре­восходящим противником.

Документ № 1

Краткий отчёт о боевых действиях 3-го гвардейского Котельниковского танкового корпуса с 11 по 21 марта 1943 года

Корпус в течение декабря меся­ца 1942 г., января и февраля 1943 г. участвовал в беспрерывных боях в составе Сталинградского, а за­тем Южного фронтов, совершал рейд на Ростов и Батайск, в пер­вых числах марта 1943 г. был вы­веден на формирование в район Глубокое… 4 и 5 марта прибыла материальная часть — танки Т-34 и Т-70. 5 марта был получен при­каз грузиться и следовать в но­вый район сосредоточения для формирования, укомплектования и сколачивания…

В пути следования по желез­ной дороге было изменено пер­воначальное решение о сосре­доточении корпуса в районе Старобельск, и эшелоны были на­правлены на ст.Волчанск, куда 10.03.1943 г. прибыли первые эшелоны танков. Корпусу совер­шенно не было дано времени на формирование, укрепление, ско­лачивание частей и соединений, даже была исключена возмож­ность получить пополнение, во­оружение, транспорт и распреде­лить его частям…

Таким образом, на 10 марта корпус только начал сосредота­чиваться в новом районе. 11 мар­та мною был получен приказ — со­средоточить корпус в районе Микояновка к исходу дня 13.03.1943 г. и ожидать подхода остальных ча­стей. В порядке выполнения при­каза, не ожидая выгрузки и сосредоточения остальных частей кор­пуса в районе Волчанск, корпус тремя танковыми бригадами поэшелонно (без тылов, мотострел­ковых батальонов и одного танко­вого батальона 19 гв. тбр) высту­пил вечером по маршруту: Волчанск, Белгород, Микояновка, а остальные части корпуса ещё на­ходились в пути по железной до­роге.

В момент нахождения корпу­са на марше в 3.00 12.03.1943 г. был получен приказ — повернуть корпус на другое направление — Томаровка, Борисовка. В это же время я получил боевую задачу — немедленно атаковать Борисовку и овладеть ею.

Марш на Борисовку корпус со­вершал по двум дорогам… 3-я гв. тбр в районе Становой на марше встретилась с группировкой про­тивника в составе до 60 танков, 20 самоходных орудий, до батальо­на пехоты, вступила с ней в бой, выбила противника из Становой и овладела таковым.

18 гв. тбр к этому же времени вышла в район Стригуны, где вы­полняла последующие боевые задачи по овладению Борисовкой.

С 13 по 21 марта пять танковых батальонов корпуса без артилле­рии и мотопехоты в беспрерыв­ных боях на рубеже — Борисов­ка, Томаровка, Калинина, Козычев, Ближний — сдержали упорно наступавшего противника, пытав­шегося с запада овладеть г. Бел­город.

В это же время неукомплекто­ванная 2-я гв. мотострелковая бригада с одним батальоном 19 гв. тбр и миномётным полком по­лучила задачу от заместителя ко­мандующего Воронежским фрон­том8 первоначально оборонять рубеж западнее Волчанска, а в последующем Старый Город, Михайловка.

17 марта противник, действуя с юго-запада, вышел на дорогу Харьков — Белгород, смяв ча­сти 69-й армии и 2-го гв. танко­вого корпуса, 18 марта — овла­дел Белгородом. Это поставило танковые батальоны корпуса в очень тяжёлые условия боя, т.к. дороги к тылам в район Белго­род и западнее были отрезаны, питание танковых батальонов, ремонт и восстановление бо­евых машин были по существу исключены, однако танковые батальоны вели упорные бои, не сдавая противнику занятых рубежей. И только 19.03.1943 г. в 13.30 во исполнение прика­за командарма 40 А отошли на новые рубежи, понеся большие потери.

В течение 6-дневных беспре­рывных танковых боев танкисты корпуса впервые встретились с массированным применением противником пикирующей авиа­ции, вооружённой пушкой с реа­ктивным снарядом. Действиями пикирующей авиации противник наносил танковым бригадам не­бывалые потери, так, например, 19.03.1943 г. на боевые порядки 18 гв. тбр налётом авиации про­тивника было выведено из строя и сожжено 26 танков, из них — 19 «Т-34»…

В районе действий 3 гв. тбр авиация противника целыми дня­ми бомбила и обстреливала бое­вые порядки танков. Над некото­рыми танками пикирующие бом­бардировщики заходили до 10 раз. Против наших танков против­ник применял группы своих тан­ков нового типа «Тигр». В боевых порядках танков противник имел всегда самоходную артиллерию, очень умело налаживал взаимо­действие своей артиллерии и мо­топехоты…

Противник располагал совер­шенно точными данными от своей авиаразведки о наших боевых по­рядках и направлениях движения. Следует отметить, что в первый же день боя авиация противника вывела из строя все средства ра­диосвязи в бригадах и корпусе.

Такое положение ставило в очень тяжёлые условия боя наши танковые батальоны. Кроме того, противник располагал явным превосходством в силах (пример­но в 2,5 раза).

В боях с 13 по 21 марта кор­пус понёс потери в личном соста­ве: убитыми и ранеными — 903 человека, танков «Т-34» — 110, «Т-70» — 46, автомашин разных — 45, миномётов — 8, станковых пу­лемётов — 6.

Выводы.

1. Несмотря на большие поте­ри, которые понесли танковые батальоны корпуса в боях на под­ступах к Белгороду с запада, 3-й гв. тк задержал противника, не допустив его к Белгороду до тех пор, пока противник не бросил крупную механизированную груп­пу с юга, с харьковского направ­ления.

2. Корпус к моменту и в пери­од боёв не был готов для выпол­нения наступательных операций, т.к. отсутствие пехоты, артилле­рии, средств управления, свя­зи, отсутствие тылов не дало воз­можности успешно развивать на­ступательные действия.

3. Корпус, будучи неукомплек­тованным и несформированным, в период боевых действий факти­чески был расколот на две части: танковые батальоны вели бой, все остальные части находились в районе Волчанск и в пути.

4. Бригады корпуса неполно штатные, без мотострелковых, пулемётных батальонов, проти­вотанковых батарей и с очень ограниченным количеством авто­транспорта.

5. Управление корпуса: штаб не укомплектован, без средств свя­зи, без автотранспорта. Батальон связи, как основное средство управления войсками, до сего времени не прибыл.

6. До сего времени не поступи­ли полностью машины, заряжен­ные от Южного фронта, в количестве 250 штук. Поступило 170 ма­шин, из которых 100 не на ходу.

7. В период боевых действий корпус совершенно не был при­крыт авиацией, не был поддер­жан артиллерией и совершенно отсутствовало взаимодействие с пехотой.-

Командир 3 гв. Котельниковского танкового корпуса

гв. генерал-майор танковых войск /Вовченко/

Документ № 2

Краткое замечание

В необходимости взаимодей­ствия всех родов войск сейчас не клянётся только ленивый, од­нако факты вопиющего безобразия в этом отношении продол­жают множиться, в сложной обстановке их можно считать закономерностью. Всё это происходит и потому, что за изолирован­ное и неэффективное использо­вание того или иного рода войск не несут личную ответственность те командиры, которым доверено координировать усилия таких крупных соединений, как танко­вый корпус, авиадивизия, артдивизия и т.д.

Сложность обстановки — вот объективный фактор, оправдывающий таких начальников не только формально и фактически, но и очищает полностью от угрызения совести за кровь, напрасно про­битую нашими бойцами и коман­дирами, и за потери в материальной части, не вызываемые необ­ходимостью.

Танковый корпус по частям успевает прибыть своей боевой частью на опасное направление и вступает в бой с пре­восходящими силами против­ника, а авиация? О ней «нечего сказать»! А зенитная артил­лерия — её тоже нет! И танкисты одни вступают в единоборство с артиллерией, танками, авиацией и пехотой противника! В ре­зультате 156 танков подбито и со­жжено за 8 дней боёв и манёвра.

Избежать повторения такого позора можно не только учёбой на опыте войны, но и жёстким на­казанием во всеуслышание Красной армии тех начальников, которые были виновны в таком руко­водстве…

28 мая 1943 г. Полковник/В.Чернов/

Документ № 3

Выводы из «Отчёта о боевых действиях 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса за период с 25 февраля по 26 марта 1943 г.»

1. 9 марта 1943 г. корпус введен в бой в районе Змиев, имея задачу — не допустить против­ника к Харькову. К этому време­ни корпус был полностью уком­плектован боевой материаль­ной частью и личным составом. 4 гв. мотострелковая бригада и мотострелково-пулемётные ба­тальоны танковых бригад не име­ли вооружения, а личный состав был без обуви, ввиду чего 4 гв. мсбр не принимала участия в вы­полнении боевой задачи корпуса на всём протяжении.

Корпус выступил на выполне­ние боевой задачи не сколочен­ным, т.к. времени на это абсолют­но не было. В основном был по­полнен личным составом, кото­рый в большинстве своём не уча­ствовал в боях и даже не отстре­лял 1-го упражнения начальных стрельб. Никакого отбора лично­го состава в гвардейский корпус не производилось. Водительский состав имел по 4—5 часов вожде­ния танков…

2. Корпус выступил на вы­полнение задачи по тревоге и в дальнейшем перебрасывался на другие участки так же неожидан­но, не имея времени на подго­товку к маршу, разведку марш­рутов, подготовку дорог и пере­прав. Марши совершались боль­шие по неразведанным доро­гам, в результате чего были слу­чаи ненужного выхода из строя танков, как-то: застревали в бо­лотах, балках и проваливались на переправах. Не было време­ни на профилактический и теку­щий ремонты, несмотря на то, что совершались большие мар­ши и велись непрерывные бои (в среднем каждая машина про­шла до 500 км, израсходовав 250 моточасов).

Отсутствие эвакуационных средств и недостаточное коли­чество ремсредств в бригадах приводило к лишнему выходу из строя танков по техническим не­исправностям…

3. В силу сложившейся обста­новки на всём протяжении боёв за март месяц корпус использо­вался в бою вразрез с приказом НКО № 325″. Танки бросались в бой прямо с марша без разведки местности и переднего края обо­роны противника, без артподго­товки и её сопровождения, почти без пехоты и абсолютно без при­крытия авиации.

Нашей авиации на всём протя­жении боёв почти не было, особен­но в момент отхода наших частей на восточный берег р. Северский Донец. Зенитных средств в корпу­се нет, что послужило излишним потерям боевой материальной ча­сти. Авиация противника действо­вала безнаказанно, т.к. и в других частях также не было средств ПВО, которые могли бы прикрыть части корпуса с воздуха…

В момент отхода наших частей на восточный берег р. Северский Донец корпус не представлял из себя ударного кулака, а был раз­бросан на 60—70 км для прикры­тия стрелковых частей. Пехота 160, 183, 107 и 340 сд была не­управляемая, отходила, не оказы­вая достаточного сопротивления противнику, и не предупреждала наши танки о появлении против­ника. В результате танки корпуса оставались одни, вели бои по на­земному и воздушному прикры­тию, подвергаясь удару превос­ходящих сил противника.

4. Противник имел численное превосходство в танках, само­ходной артиллерии и мотопехоте. В течение всего периода насту­пления прикрывал свои действия беспрерывными массированны­ми налётами бомбардировочной и штурмовой авиации по боевым порядкам и коммуникациям на­ших войск…

Пехота противника вся посаже­на на автотранспорт. Действию танков с самоходной артиллери­ей всегда предшествует появле­ние машин и транспортёров с ав­томатчиками, которые, убедив­шись в отсутствии средств про­тивотанковой обороны и мин­ных полей, дают сигнал к дви­жению танков и мотоколонн. Значительно содействует ей в этом разведывательная авиа­ция противника, сопровождаю­щая колонны, чего у нас совсем не практикуется.

Командир 2 гв. Тацинско­го танкового корпуса

гвардии генерал-лейтенант танковых войск Баданов

В.Н. ЗАМУЛИН,

кандидат исторических наук

 

Редакция сайта благодарит автора за предоставленный материал.



Кол-во просмотров страницы: 4812

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 16 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение