Попытка создания Белгородской губернии в 1919 году

К.С. Дроздов

clip_image002

 

До сих пор малоизвестной страницей в истории Белгорода периода Гражданской войны остается предпринятая белгородскими большевиками в феврале-марте 1919 г. попытка отделиться от Курска и создать самостоятельную Белгородскую губернию на южных границах РСФСР. Спустя 140 лет после указа императрицы Екатерины II об упразднении Белгородской губернии, которая просуществовала более полувека с 1727 по 1779 гг., в новых условиях, когда навсегда в прошлое уходила старая императорская Россия, а в кровавом огне революций и братоубийственной войны только-только начали вырисовываться очертания будущей Советской России, в этих условиях Белгород вновь оказался одним из важнейших стратегических центров на Юге России. На него претендовала как Россия, так и Украина (причем последняя независимо от того, какой она в данный момент была: советской или гетманской, петлюровской). Принимая во внимание тот факт, что в первые месяцы после изгнания германских войск и петлюровцев Белгород (и Белгородский уезд) в административном отношении не был четко подчинен ни Курской губернии РСФСР, ни Харьковской губернии Советской Украины, большевики Белгорода во главе с Л.A. Меранвилем решили воспользоваться данной ситуацией и выступили с инициативой создания на границе России с Украиной Белгородской губернии, выделив Белгородский и еще несколько уездов из Курской губернии и Волчанский уезд из Харьковской губернии.

7 февраля 1919 г. на общем собрании Белгородской организации коммунистической партии (большевиков) Украины обсуждался вопрос о территориальной принадлежности Белгорода в связи с его военными, политическими, экономическими и культурными особенностями. Обсуждение велось по следующим тезисам.

«а) Белгород — средоточие стратегических железнодорожных путей, в географическом отношении — прирожденная крепость, а с военно-политической стороны, он с прилегающими к нему уездами — Волчанским (Харьковской губернии), Корочанским, Грайворонским и Обоянским (Курской губернии) — представляет собой совершенно особое целое, разнящееся, в смысле постановки администрации, от соседних уездных и губернских центров Курска и Харькова.

б) Политические соображения заставляют обратить его в крепость. Эта крепость — страж у входа в Советскую Россию. Задача обращения Белгорода в крепость является еще одним из поводов для его административного обособления, причем из тех же соображений новая административная единица должна входить в состав Российской Советской Республики. Превращение Белгорода в крепость — в высшей степени спешная мера.

в) Сознавая административное и хозяйственное бессилие Курска управлять южной частью губернии, возглавляемой крупным уездным центром Белгородом, необходимо выделить несколько южных уездов (Белгородский, Грайворонский, Обоянский и Корочанский) в самостоятельный хозяйственный район. Если к этому составу добавить упомянутый в предыдущих тезисах Волчанский уезд Харьковской губернии, уединенный от Харькова, но вкрапленный между Корочанским и Белгородским уездами Курской губернии, то получится однородная хозяйственная единица, обособленная своими свойствами от соседей. Изложенное является еще одним доводом к административному обособлению Белгорода.

г) В качестве культурного центра, живущего более интенсивной общественно- политической жизнью, Белгород претендовал на руководящую роль еще во время июльского восстания, Белгородский Совет энергично высказывался за советскую форму правления, Октябрьская революция застала в городе военно-революционный комитет, в то время как Курск, нещадно борясь с Белгородом, удерживал до января 1918 года Комитет спасения родины и революции. Нынешний поход на Украину уже дал в Белгороде твердый революционный порядок, дающий образцы остальной части Украины».

Эти тезисы были единогласно одобрены и приняты на общем собрании коммунистов Белгородской партийной организации. Тогда же решено было поручить городскому комитету партии большевиков немедленно возбудить перед председателем Совнаркома РСФСР В.И. Лениным и председателем Временного рабоче-крестьянского правительства Украины Раковским вопрос об образовании Белгородской губернии. При этом подчеркивалось, что Белгород является важнейшим стратегическим пунктом и плацдармом, «ключом, отмыкающим север России для сил, идущих с юга, и отмыкающим юг для сил, идущих с севера». «К Белгороду и его уезду необходимо присоединить поэтому Волчанский, Грайворонский, Корочанский и Обоянский уезды, особенно необходимы два первых. Образованный таким образом округ состоит их тесно связанных между собой местностей, спаянных взаимным экономическим тяготением, культурной близостью, и представит собой тот военный оплот, который будет на страже Советской России. Такое административное выделение соответствует действительному положению дел и давно диктуется им».

8 февраля 1919 г. телеграмма с подробным обоснованием необходимости создания Белгородской губернии была отправлена в Москву на имя В.И. Ленина. Вскоре копия ее была направлена во ВЦИК, 18 февраля председатель ВЦИК Я.М. Свердлов на бланке этой телеграммы собственноручно написал: «Считаю высказанные белгородскими товарищами соображения вескими, предлагаю снестись с украинцами и при их согласии на выделение уезда из Харьковской губернии и Украины переговорить с комвнудел об особой губернии из указанных белгородца- ми уездов». А 26 февраля председатель Белгородского ревкома и партийного комитета Л.A. Меранвиль направил Я.М. Свердлову следующую телеграмму: «8 февраля нами возбуждено перед т. Лениным ходатайство об образовании Белгородской губернии. Вопрос нуждается в немедленном разрешении. Курск абсолютно бессилен нами руководить. Вуркоп отчислил нас от Украины. Ежедневно получаем категорические и противоречивые требования Курска и Харькова. Угрожает опасность административного хаоса. Объективные условия существования требуют обращения Белгорода в самостоятельную губернию». 3 марта копия белгородской телеграммы была направлена в Народный комиссариат внутренних дел товарищу Петровскому с просьбой сообщить о том, что предпринято по настоящему делу.

Тем временем 2 марта 1919 г. в Харькове открылся III съезд Коммунистической партии (большевиков) Украины (КП(б)У). На открытие съезда из Москвы приехал секретарь ЦК РКП(б) и председатель ВЦИК Я.М. Свердлов. Еще по дороге в Харьков, на станции Белгород, к нему в вагон прибыли представители Белгородского ревкома. Они, «принимая во внимание исторические и географические особенности Белгорода», ходатайствовали перед Я.М. Свердловым о выделении Белгорода с окрестностями в особую Белгородскую губернию. Свердлов внимательно выслушал их, взял доклад и все материалы по данному вопросу, обещал ознакомиться с ними в пути и, возвращаясь обратно в Москву, вновь встретиться с руководителями Белгорода.

Свое обещание Яков Михайлович сдержал. Выехав 6 марта из Харькова, он уже из своего поезда послал следующую телеграмму: «Белгород. Комитету коммунистов. Выезжаю из Харькова 6 марта в 21 час, буду в Белгороде в 23 часа. Прошу прийти в мой поезд совместно с президиумом исполкома. Пред. ВЦИК Свердлов». Около полуночи члены Белгородского комитета партии, ревкома и исполкома явились в поезд к Я.М. Свердлову, где и было проведено совещание, продолжавшееся несколько часов.

«После ухода белгородцев мы все дружно расхохотались. Дело в том, что делегацию членов Белгородского ревкома, одетых по тому времени, как все, в потертые ватники, с помятыми кепками на головах, возглавляла довольно странная фигура, точно из другого мира, — вспоминала позднее очевидец этих событий Полина Виноградская. — По виду этот человек смахивал на предводителя дворянства. Широкополая черная фетровая шляпа, добротное демисезонное пальто, трость с набалдашником из слоновой кости, напомаженные волосы, аккуратно расчесанные на прямой пробор. И фамилия его была необычная — Меранвиль де Сен-Клер. Уж очень странно он выглядел среди большевиков периода военного коммунизма. Но Яков Михайлович тут же оборвал наш смех, сказав, что у товарища большие революционные заслуги, что он принимал активное участие в Октябрьском перевороте. Яков Михайлович знал все про всех». Казалось, что судьба благоволит белгородцам и в ближайшее время вопрос о создании самостоятельной Белгородской губернии будет решен положительно.

Однако не дремали и губернские власти в Курске. Они предприняли «форменный поход против строптивого уезда, возымевшего дерзость стремиться к выделению», как было указано в жалобе Белгородского уездного комитета РКП(б) и ревкома, направленной в адрес председателя ВЦИК 12 марта 1919 г. По мнению белгородских властей, в связи с некоторой затяжкой в разрешении вопроса о выделении Белгорода с окружающими его четырьмя уездами в особую губернию курские власти предприняли попытки дезорганизовать всю налаженную административно-хозяйственную работу в уезде. Как сообщалось в жалобе, 5 марта в Курске открылся губернский съезд советов, но только лишь в этот день Курский губернский исполком удосужился известить белгородцев о съезде и необходимости направить на него делегатов. Вполне естественно, что послать никого белгородцы не успели и не смогли бы успеть, так как делегатов надлежало выбирать по уезду. Таким образом, Белгородский уезд, числясь уездом Курской губернии, оказался лишенным представительства в губернском центре, чем моментально воспользовались курские губернские власти. На съезде был поднят ряд вопросов, «полных невероятной клеветы и преувеличений в отношении инициативы белгородцев о создании самостоятельной Белгородской губернии». В результате Белгородский уезд фактически не имел возможности отстаивать свои интересы в губернском центре. Кроме того, согласно распоряжению Курского отдела юстиции от 10 марта 1919 г. в Белгороде упразднялся революционный трибунал, ведущий борьбу с контрреволюцией. И это при том, что в свое время санкцию на создание ревтребунала дало и Украинское рабоче-крестьянское правительство, и ЦК КП(б)У, т.к. Белгород до 20 февраля 1919 г. временно числился в составе Украинской Советской Республики. «Все это тем более странно, что Курский ответственный руководитель юстиции не может не знать, что сейчас во ВЦИК решается вопрос об организации Белгородской губернии».

Кроме того, губернские власти явно стремились продемонстрировать свои полномочия по управлению Белгородом и укрепить руководящие кадры в городе своими представителями. Так, курский губпродком прислал из Курска четырех человек, назначив их членами коллегии Белгородского упродкома, а курский губфинотдел назначил в белгородское казначейство нового казначея, несмотря на то, что там уже были казначей-коммунист и весьма опытный техник. И, наконец, курский губернский военный комиссар направил распоряжение в военный комиссариат Белгорода об отстранении от должности заведующего агитационно- просветительским отделом при военном комиссариате Ф.М. Полоскова, хотя последний являлся опытным партийным работником. «Комитет протестует против необоснованных актов власти, невольно подрывающих дело», — такими словами заканчивалось письмо с жалобой на действия курских товарищей, подписанное Меранвилем.

В это время в Москве готовился к открытию VIII Всероссийский съезд РКП(б), делегатом которого от Белгородской партийной организации стал Ф.Я. Славгородский. 13 марта 1919 г. Белгородский ревком выдал ему мандат за № 947. Согласно этому документу Ф.Я. Славгородский был командирован в столицу «для поддержания ходатайства Белгородской уездной организации РКП(б), возбужденного перед Всероссийским Центральным Исполнительным комитетом, относительно сформирования Белгородского, Грайворонского, Корочанского, Обоянского и Волчанского уездов в особую губернскую единицу под руководством Белгорода». Делегату Славгородскому надлежало ходатайствовать перед ВЦИК, перед народным комиссаром внутренних дел, а также перед другими революционными учреждениями, если в этом будет необходимость. Руководители Белгорода уже не сомневались, что Славгородский вернется из Москвы с долгожданной вестью о создании самостоятельной Белгородской губернии, как вдруг все переменилось.

16 марта 1919 г. неожиданно умер Я.М. Свердлов, который поддерживал белгородских большевиков в вопросе образования самостоятельной Белгородской губернии. Смерть Свердлова круто изменила расстановку сил, заинтересованных в разрешении данного вопроса. Когда Славгородский обратился в народный комиссариат внутренних дел, ему было официально объявлено, что 20 марта 1919 г. принято постановление коллегии НКВД, согласно которому ходатайство Белгородской организации РКП(б) и Белгородского ревкома о создании самостоятельной Белгородской губернии отклонено. Получив эту информацию, Ф.Я. Славгородский обратился за разъяснениями к председателю ВЦИК Владимирскому и секретарю ВЦИК Енукидзе, а также к заведующему отделом местного хозяйства НКВД. Итогом полученных разъяснений стало заключение Славгородского о том, что упомянутое постановление коллегии НКВД является «чисто случайным» и «в корне подрывающим авторитет советской власти не только на местах, но и в центре». Белгородский делегат 25 марта 1919 г. составил соответствующий доклад, который направил во ВЦИК, в ЦК РКП(б) и НКВД. В этом документе содержалась просьба о пересмотре и отмене постановления коллегии НКВД. Обосновывая свое предложение, Славгородский так характеризовал сложившуюся ситуацию: «Во-первых, в делах комиссариата внутренних дел не оказалось доклада по этому вопросу председателя Белгородского ревкома с исчерпывающей мотивировкой в форме тезисов и к нему обширной пояснительной записки, переданных в средних числах февраля по адресу ВЦИК, ЦК партии и Наркомвнудел. Во-вторых, как выяснилось из тех же разъяснений, такое постановление было вынесено на основании личного доклада председателя Курского губисполкома, сделанного им того же 20 марта, само собой разумеется, не только без должного всестороннего исследования вопроса, но и заведомо тенденциозно освещенного. Я имею смелость утверждать последнее на том основании, что представители курской губернской власти, узнав о возбужденном ходатайстве Белгородской организации РКП(б), решительно повели поход против выделения и, пользуясь своей властью, своими распоряжениями и предписаниями (некоторые факты таких действий приведены в прилагаемом при сем докладе председателя Белгородского ревкома т. Меранвиля), положительно деморализуют революционный порядок и дезорганизуют налаженный уже аппарат власти. В-третьих, этого постановления не было бы, если бы был жив тов. Свердлов, который настолько прекрасно изучил и исследовал этот вопрос (в первых числах марта тов. Свердлов был в Белгороде, где от представителей ревкома получил все исчерпывающие данные), что официально, в присутствии члена ВЦИК тов. Сосновского заявил: «Я довольно хорошо ознакомился с тем докладом, который был Вами передан по телеграфу, и могу Вам сказать, что вопрос о выделении Белгорода в губернскую единицу уже предрешен в положительном смысле». Официальное заявление тов. Свердлова, конечно, официально же председателем ревкома тов. Меранвилем было объявлено для сведения Белгородской организации РКП(б) и ревкому. Постановление коллегии Наркомвнудел от 20-го марта, аннулирующее известный акт (официальное заявление лица, стоящего на столь высоком посту, я не могу рассматривать иначе, как известный юридический акт), является объективно подрывом авторитета Советской власти».

В ответ на ходатайство Славгородского о пересмотре и отмене постановления коллегии НКВД от 20 марта 1919 г. из канцелярии ВЦИК в адрес Белгородского ревкома 1 апреля была направлена выписка из протокола № 25 заседания Президиума ВЦИК от 25 марта 1919 г. Согласно этому документу Президиум ВЦИК постановил вопрос о сформировании особой губернии из Белгородского, Грайворонского, Корочанского, Обоянского и Волчанского уездов передать на рассмотрение НКВД и НКИД. Естественно, что никто в наркомате внутренних дел не стал пересматривать постановление своей же коллегии.

Так завершилась попытка белгородских большевиков создать самостоятельную Белгородскую губернию, попытка, обернувшаяся поражением для белгородцев буквально в полушаге от победы. Курские власти сделали все, чтобы раз и навсегда проучить строптивый уезд и его руководство, которое было полностью заменено новыми людьми. С этого времени со страниц белгородской истории исчезает имя Л.А. Меранвиля де Сен-Клера, первого председателя Белгородского Совета рабочих и солдатских депутатов, образованного сразу после победы Февральской революции, председателя военно-революционного комитета в г. Белгороде в период Октябрьской революции и борьбы с корниловскими ударными батальонами, возглавившего Белгородскую организацию РКП(б) и Белгородский ревком после изгнания германских войск и выступившего с инициативой создания самостоятельной Белгородской губернии. Он навсегда покидает Белгород и перебирается на партийную и государственную работу в Москву. Однако и курские власти недолго праздновали победу, буквально через пару месяцев Белгород и Белгородский уезд были заняты Добровольческой армией Деникина, а Белгород стал первым крупным городом на границе Украины и России, освобожденным от власти большевиков, откуда белые армии начнут свой поход на Москву.

К.С. Дроздов

Редакция сайта благодарит администрацию Белгородского государственного историко-краеведческого музея за предоставленный материал



Кол-во просмотров страницы: 4296

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 15 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

2 комментариев к записи “Попытка создания Белгородской губернии в 1919 году”

  1. Петров:

    Отличная статья! И событие, действительно, малоизвестное. Да, не почил бы в бозе тов. Свердлов, глядишь и стали бы губернией.

  2. Lexx:

    Ухайдакали Свердлова орловчане…Вроде же там ему по голове настучали?

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение