По страницам «Белгородской правды», 1937 г. Прошлое нашего города.

Историей родного города белгородцы интересовались всегда, вот только в каком ракурсе они ее изучали? Каждая власть диктует историю по-своему.

clip_image002[4]

«Белгородская правда», 2 ноября 1937 г.

Вотчина мракобесов и купцов

История Белгорода — это исто­рия всех уездных городов бывшей царской России. Власть в городе принадлежала фабрикантам, за­водчикам, купцам и монахам, ра­бочий люд был бесправен и нищ. С негодованием вспоминают сей­час рабочие Белгорода об этом мрачном времени. Вот что рас­сказывает работница Д. М. Де­дова:

— Восьми лет я осталась сиро­той. Деваться было некуда, приш­лось поступить в прислуги к попу. Много обид и лишений пере­несла я в эти годы. Чуть что не так—сейчас же побои, обраща­лись со мной хуже, чем с животным…

Механик пивоваренного завода, старый рабочий М. Я. Шестопалов рассказывает:

—В почете были тогда купцы, нажившиеся мещане, чиновники, попы. Они выбирали, они же и избирались, нас, рабочих, к вы­борам не допускали.

Кучка богатеев пользовалась всеми благами жизни. Им принад­лежали леса, луга, поля и реки. Что осталось после купцов и фабрикантов — захватили монастыря, В роще хозяйничал женский монастырь, 7072 десятины леса были собственностью казны, реки — Северный Донец и Везелка, в пределах шерстомойных предпри­ятий, были во владении эксплоататоров Кушинниковых, Соловье­вых, Шаповаловых и других.

Помещики, купцы, попы, фаб­риканты — разные Сорокины, Гуреевы, Чумичевы, Добрынины, Тамбовцевы, городской голова Муром­цев и другие были всесильными заправилами в городе.

Это они раскинули по всему городу и Белгородскому уезду де­сятки своих щупальцев — церквей, трактиров, питейных заведений. Церквей и монастырей в Белго­роде было 18, питейных заведе­ний—120.

В трактирах спаивали и обирали, в церквах одурманивали ра­бочих.

На 23500 человек населения в Белгороде было 250 человек духовенства, более 500 дворян, свыше 500 монахов.

На восьми шерстомойных предприятиях в городе было занято свыше 2000 рабочих, главным образом женщины. Владельцы моек мироеды Бакланов, Немыкин и другие платили за изнуряющий 12-14-часовой рабочий день по 10 копеек.

Земли в уезде было 250074 десятины, но крестьяне пользовались только 28613 десятинами, остальное принадлежало крупным землевладельцам.

Промышленность развивалась по мере того, как увеличивалась потребность церквей в свечах и трактиров — в водке. Больше всего строились заводы восковых и сальных свечей, винокуренные, воскобелильные .

Дети трудящихся не имели возможности учиться, а те, кто попадал в школу, кроме закона божьего, да уменья читать и писать, ничего не получали. Наука в школе не выходила за пределы букваря, часослова и псалтыря.

В октябре 1917 года Белгород, как и вся страна начал свою новую историю.

Ф. Береза.

«Белгородская правда», 2 ноября 1937 г. ГАБО.

clip_image004[4]

«Белгородская правда», июль, 1937г. ГАБО.

clip_image006[4]

«Белгородская правда», 21 февраля 1939 г. ГАБО.

clip_image008[4]

«Белгородская правда», 9 апреля 1940 г. ГАБО.

 

Редакция сайта благодарит работников Государственного архива Белгородской области и лично Субботина П.Ю. за помощь в подборке материала.



Кол-во просмотров страницы: 3693

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 10 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение