Гражданский проспект: по главной улице города (6).

А. Н. Крупенков

clip_image002Улица Императора Николая II (ныне Гражданский проспект). На переднем плане дом купца Самойлова

На танцы в «Железку»

На северо-восточном углу улиц Корочанской и Старомосковской в наёмном двухэтажном доме размещался клуб общественного собрания. Это был двухэтажный каменный дом купца (в некоторых архивных документах он называется также мещанином) Николая Николаевича Самойлова — великолепный памятник архитектуры провинциального зодчества («Дом двухэт. каменный, под домом разные торговые помещения, шесть номеров лавок, над ними жилое помещение»). На первом этаже размещался аптекарский магазин Когана и фруктовый магазин Сапунова. На втором — клуб общественного собрания и фотография И.П. Борковского. Работала в доме ещё одна фотография — Секерки.

clip_image004Старо-Московская улица (ныне ул. Танкиста Попова), слева дом купца Самойлова

Членами клуба общественного собрания в основном были представители купеческого и дворянского сословий, которые ежегодно вносили по 15 рублей членских взносов. В 1911 году число членов клуба доходило до 80 человек. При клубе создалась хорошая библиотечка из журналов, выписывалось несколько названий газет разных направлений. На втором этаже имелся большой концертный зал, в котором в зимнее время кроме собраний членов клуба проходили выступления как местных артистов-любителей, так и приезжих профессиональных артистов и устраивались театральные представления. В среднем в течение недели на сцене клуба проходило по 3–4 спектакля.

При клубе общественного собрания имелся и летний театр в саду, располагавшемся рядом с домом купца Самойлова. На летнее время клуб сдавал свой летний театр какой-либо драматической труппе за 300-400 рублей в месяц в зависимости от того, кто должен был содержать музыкантов. Содержание оркестра выливалось в сумму от одной до двух тысяч рублей за лето. В будние дни зрителей, как правило, было мало, в основном из-за этого на гастроли в Белгород приезжали слабые труппы.

Как отмечается в «Путеводителе по Белгороду» И.П. Кулегаева, «в течение 20-летнего существования этого сада были только 3-4 труппы, удовлетворявшие вкусам местных любителей-театралов и сделавшие хорошие сборы за сезон (7-8 тысяч рублей): белгородцы избалованы музыкою, театром и оперой благодаря близости Харькова (2 часа езды)». В летнем саду клуба общественного собрания имелся буфет.

23 июня 1917 года только что созданный Совет рабочих и солдатских депутатов реквизировал помещение общественного собрания, где собиралась вся элита города. В декабре 1918 года в здании расположилась первая Белгородская уездная ЧК, действовавшая до 23 июня 1919 года — дня занятия Белгорода деникинскими войсками. Во время эпидемии сыпного тифа здесь оборудовали лазарет эвакопункта №4. В начале 1920-х годов дом «умершего владельца буржуазного происхождения» Самойлова после капитального ремонта передали под Дворец труда. Тогда же здесь разместилась и центральная городская библиотека. 22 августа 1925 года Дворец труда переехал на улицу Будённого в бывшую гостиницу «Европа», а в доме Самойлова открылся межсоюзный рабочий клуб Профинтерна. Верхний этаж здания был отведён под кинотеатр, а вся клубная работа проводилась в помещениях первого этажа.

В марте 1929 года по инициативе окружного совета ОСОАВИАХИМ в клубе открылись стрелковый тир и типовой военный уголок с полным обмундированием для посетителей. В августе того же года сюда с улицы Вокзальной переехал клуб железнодорожников. Здание было передано с условием, что обслуживать клуб будет не только работников железнодорожного транспорта, но и в обязательном порядке всех членов профсоюзов. Торжественное открытие клуба состоялось 23 октября.

Белгородцы любили ходить в «Железку» (так они привыкли называть клуб железнодорожников) на танцы и в кино. В 1937 году в кинозале был установлен звуковой блок, благодаря которому повысилось качество показа кинофильмов. Теперь они демонстрировались без интервалов между отдельными частями. Вместо двух часов сеанс стал длиться полтора часа.

В 1930-х годах в клубе разместились железнодорожная школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) и парткабинет. Имеются сведения, что в 1937 году в здании работал городской Дом пионеров и школьников. В 1939 году при железнодорожном клубе был организован свой ансамбль песни и пляски. На его создание было отпущено 10 тысяч рублей. Репертуар ансамбля состоял из хоровой, оркестровой, джазовой и танцевальной музыки. Музыкальной частью руководил Я. Прудников, хоровой — П. Байбиков. Из харьковского Дворца культуры был приглашён консультант по танцам.

Имелись в работе железнодорожного клуба и недостатки, которые порой подвергались резкой критике. Вот что писала в 1939 году на своих страницах «Белгородская правда»:

«Железнодорожный клуб имени Ленина не удовлетворяет запросов трудящихся. Администрация клуба, увлекаясь платными постановками, не заботится о культурном обслуживании посетителей. Во время демонстрации кинокартин киномеханик не следит за звуковой аппаратурой. Нередко звук фильма не слышен. Читальня частенько замкнута. Лекция, доклад в клубе — редкое явление. Заведующий клубом тов. Лаптев не уделяет внимания и художественной самодеятельности, показу творческих кружков. Райкому профсоюза и политотделу отделения пора превратить клуб в центр культурно-политической работы среди рабочих и служащих железнодорожного узла».

Во время оккупации здание было частично разрушено, но вскоре после освобождения города полностью восстановлено добровольческими строительными бригадами, которые специально создавались для возрождения города.

Основные мероприятия, которые проводились в железнодорожном клубе в послевоенное время, были кино и танцы. Танцы организовывались на первом этаже в зале. В зимнее время пары танцевали в верхней одежде, так как раздеться и повесить её было негде. На втором этаже крутили фильмы. Киноплёнка во время демонстрации фильмов часто рвалась, что вызывало неудовольствие и раздражение у зрителей. В зале сразу же начинался шум, свист, крики в адрес киномеханика: «Сапожник!». Очень бурно реагировали зрители и тогда, когда заканчивалась одна часть, и киномеханик заправлял вторую.

В 1950 году вопрос о кинообслуживании в городе рассматривался на заседании горисполкома, и клуб железнодорожников подвергся резкой критике. В решении отмечалось: «Неудовлетворительно поставлено кинообслуживание города в железнодорожном клубе. Реклама организуется недостаточно. По радио и в печати население не информируется о демонстрируемых кинофильмах. В репертуарах преобладают заграничные и малоидейные кинофильмы, вследствие чего в 1949 году план обслуживания выполнен только на 42 процента».
После войны в здание железнодорожного клуба въехала почтовая контора, а в 1954 году был открыт ещё и центральный междугородный переговорный пункт и городская «Союзпечать».

В 1959 году, с 11 по 23 сентября, в клубе железнодорожников проходил суд над изменниками Родины Г. Федоровским, И. Мамаевым, И. Щурком и И. Терещенко. Первый открытый судебный процесс над пособниками фашистов, входивших в 725-ю группу тайной полевой полиции, привлёк широкое внимание общественности. Все места в зале клуба были заполнены очевидцами преступлений подсудимых и теми, кто потерял родных и близких во время оккупации. Всех белгородцев, желавших попасть на судебный процесс, зал вместить не мог. Сотни людей заполнили улицу Ленина перед клубом и горсад, где были установлены репродукторы, по которым транслировались заседания суда.

В годы гитлеровской оккупации Белгорода подсудимые чинили зверские расправы над советскими патриотами и беззащитным мирным населением, совершили многочисленные кровавые злодеяния — убийства, истязания, грабежи. После освобождения Белгорода в августе 1943 года они бежали с фашистами, и долгие годы скрывались от правосудия – приобретали фальшивые документы, в которых изменяли места рождения, переезжали из города в город, устраивались на работу, где не требовалось заполнение анкет. Весной и летом 1959 года все четверо были разысканы и арестованы сотрудниками управления КГБ по Белгородской области. Вина подсудимых была полностью доказана, всех четырёх приговорили к высшей мере наказания — расстрелу.

В середине 1980-х годов клуб железнодорожников – уникальный памятник архитектуры нашего города — был разрушен и на его месте построено здание управления статистики и информационно-вычислительного центра. Конечно же, современное здание впечатляет, но белгородским старожилам на этом месте всегда видится старая добрая «Железка».

А. Н. Крупенков

Статья была опубликована в газете «Наш Белгород» № 66(1356)

Редакция сайта благодарит Тамару Юрьевну Крупенкову за разрешение на публикацию материала.

 

К статье А. Н. Крупенкова «Гражданский проспект: по главной улице города»:

clip_image006

Дом купца Н. Н. Самойлова. Первый этаж занимала аптека Когана, а второй этаж был отдан под фотографию Борковского и клуб общественного собрания. С 1929 года в здании размещался Дом культуры железнодорожников. Фото из книги Лимарова А. И., Ткаченко А. И. «Белгород, век XVI – XXI».

clip_image008

«Белгородская правда». Февраль 1939 г. ГАБО.

clip_image010

«Белгородская правда». Январь, 1940 г. ГАБО.

clip_image012

Здание во время оккупации. 1942 г. Архив сайта «Летопись Белогорья».

clip_image014

Здание. Улица Ленина (ныне Гражданский проспект), слева клуб железнодорожников. 1947 г.

Фото с сайта http://belgorod.doguran.ru/

clip_image016

Улица Ленина (ныне Гражданский проспект), слева клуб железнодорожников. 1970-е гг.

Фото с сайта http://belgorod.doguran.ru/

clip_image018

В 1982 году Дом культуры железнодорожников им. В. И. Ленина снесли. В настоящее время на этом месте находится Белгородский областной комитет государственной статистики. Фото из книги Лимарова А. И., Ткаченко А. И. «Белгород, век XVI – XXI».



Кол-во просмотров страницы: 4991

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 13 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение