Частичка родины (16)*

Н. Белых.

(Из истории г. Старого Оскола)

Редакция 1960 года.

clip_image002

Старый Оскол и район в 1920-1941 годах

Если в 1918 году в Старом Осколе и Старооскольском уезде были подавлены многочисленные контрреволюционные мятежи и заговоры, то после двухмесячного пребывания деникинцев на территории Старооскольского уезда в 1919 году силы контрреволюции перестроились, начали выступать под лозунгом защиты интересов «попранного крестьянства». В частности, в селе Теплом Колодезе оформилась подпольная эсеровская организация во главе с Ворониным, рослым, смуглым человеком, имевшим офицерский чин царской армии.

Успех агитации Воронина против продразверстки и «коммунистического засилья» обусловливался рядом ошибок советского уездного руководства, в которое проникло много выходцев из эсеровской партии. Занимая большие посты, эти выходцы засоряли аппарат чуждыми элементами и даже насаждали в нем бывших земских начальников и помещиков. Например, в транспортном отделе Укомхоза сидел земский начальник Беляев. Этот огромина с чёрными усищами и лошадиными челюстями всячески издевался над крестьянами, выполнявшими гужевую повинность. Он был одним из провокаторов, толкнувших теплоколодезянскую середняцкую и даже бедняцкую массу на поддержку требований эсера Воронова и немедленной отмене продразвёрстки и удалении коммунистов из Советов.

Ранней весной 1920 года, когда еще на полях лежал снег и не испортился санный пусть, вспыхнуло большое восстание кулаков и дезертиров в селе Теплый Колодезь, в 23-х километрах западнее Старого Оскола. Руководил им эсер Воронов.

Началось с того, что зажиточная часть села обвинила местный совет в неправильном применении закона о продразвёрстке. Для выяснения дела прибыл член Старооскольского Уисполкома и продкомиссар Константин Федорович Кривошеев с небольшим отрядом вооруженных людей из Комдеза и 204-й Отдельной Старооскольской роты ЧОН. Население встретило его враждебно и прогнало. Количество участников бунта достигло 3000 человек, так как в Теплый Колодезь собрались также дезертиры окрестных сел.

Старооскольский отряд по борьбе с дезертирами был в этом время в Лукьяновке, откуда и двинулся в Теплый Колодезь. Завязалась перестрелка. При подавлении восстания боец отряда по борьбе с дезертирством Стрелков Андрей Ефимович ворвался вместе со своим командиром Леонтьевым в гущу восставших и потребовал, чтобы они сложили оружие. Восставшие начали стрелять. Раненый Стрелков с трудом пробился к саням гражданина Теплого Колодезя Василия Головина, который и доставил его, Стрелкова, в городской госпиталь.

Восстание в Тёплом Колодезе окончательно подавил сводный полк балтийских матросов, следовавших на фронт против поляков. Матросам не пришлось применять оружие: Воронов бежал (он был впоследствии расстрелян в Курске), население нормализовало свои взаимоотношение с Советом. Так начинались годы мира и стройки.

А строить пришлось почти заново, так как белогвардейцы вывели из строя все предприятия города и вывезли промышленное оборудование.

Усилиями старооскольцев в 1920 году из городских промышленных предприятий, имевших до революции механические двигатели (кроме предприятий с одним или двумя водяными колесами, ветряными двигателями, конными приводами или топчанами) 3 предприятия были восстановлены и пущены в ход. На городские предприятия в 1920 году возвратились первые 129 рабочих и 38 служащих из числа разбежавшихся было перед тем по деревням в поисках хлеба и заработка посредством массовой выделки зажигалок из ружейных гильз (Сводная таблица «Всероссийской переписи промышленных заведений 1920 года». Труды Курского губернского статистического бюро, 1920 г., стр. 6, 18).

Большим тормозом на пути восстановления страны и Поосколья оказался изживший себя к этому времени «военный коммунизм», почему и он был отменен решением X съезда партии в марте 1921 года. Началась полоса новой экономической политики.

В городе и уезде развивались кооперативные формы хозяйства. Одними из первых создали сельское потребительское общество крестьяне села Сорокино. В члены сельпо записалось 62 человека. Организатором был Капнин Я. П.

Через год, т. е. в начале 1923 года здесь организовалась первая в уезде промыслово-транспортная артель «Большевик» по изготовлению колес, дрог, саней и т. п. Ее организаторами были – Сорокин Устин Сергеевич, Болтенков Владимир Алексеевич и др. В артели насчитывалось 25 членов-учредителей.

Тогда же сорокинцы начали мечтать об электрификации. Многие из членов артели, бывая в городе, заходили в мастерские паровозного депо и любовались работой пущенной в июне 1920 года динамо-машины. Расспрашивали, как и за какой срок удалось железнодорожникам электрифицировать мастерские, телеграф, жилые дома, склады и пустить в работу пилу.

Железнодорожники охотно делились своим опытом и обратили внимание сорокинцев, что достигли успехов, работая некоторое время бесплатно на общее дело. «Это у нас называется субботниками, – говорили рабочие. – Первый коммунистический субботник на станционном дворе и на ж. д. путях мы провели еще 19 декабря 1920 года».

Следуя примеру железнодорожников, сорокинцы также начали проводить субботники. Волна субботников прокатилась по всему уезду и в городе Старом Осколе.

Большую роль в организации и проведении субботников играли комсомольцы.

Вот одна из картин того времени, описанная ветераном комсомола:

«Собрались мы на Нижней площади. На трибуне топтался невысокий худощавый человек в обмотках и ботинках с поехавшими набок каблуками, в потертой шинели и в шлеме с кургузым шишаком.

– Кто это? – спросила какая-то вертлявая остролицая девушка, пришедшая поглядеть на митинг членов РКСМ. – Наверное, ротный вестовой?

– Да ты что, Лиза?! Это новый секретарь Укомола. Дурнев по фамилии. Демобилизовался из армии, прислали сюда для усиления.

– Новая, колкая погода, товарищи, дует нам в лицо, – начал Дурнев речь громким голосом. – Приходится сражаться с бандами Рыбчонка, Щукина, Чугунова. Но ведь нужно также быстрее строить, восстанавливать и развивать наше хозяйство. Да и средства нужны для культурно-просветительной работы. Укомол договорился провести завтра силами молодежи субботник на Сотниковской мельнице, а наработанные деньги пойдут в фонд политпросветработы…

– Правильно! – выкрикнул из толпы вестовой Укомола Ванюшка Прудцких. – Все выйдем на субботник. Дайте слово Янковскому…

Сашка Янковский подступил к трибуне. Круглое в рыжих веснушках лицо его улыбалось.

– Вся наша ячейка РКСМ мукомольной промышленности имени Карла Маркса в числе десяти человек выйдет на субботник по уборке сотниковской мельницы, – залпом выпалил он и оглянулся на товарищей. Те захлопали в ладоши.

– И мы все будем участвовать в субботнике! – выкрикнул Миша Трофимов от имени своих товарищей.

– Даю справку! – перебивая всех, зашумел краснолицый бондарь Андрей Паршин. – Не десять, а семнадцать человек пойдет на субботник от нашей ячейки РКСМ. Я разговаривал сейчас с беспартийными, они тоже согласны…

– Дайте-ка мне слово! – к трибуне протиснулся рабочий маслозавода. Борода с проседью, на согбенной спине блестел промасленный пиджачок. – Моя фамилия, ежели нужно, Филонов. Для РКСМ я староват, думаю записаться в партию. Работаю лет пятнадцать жаровщиком на маслозаводе Лихушина. От себя и моих товарищей прошу записать наших двадцать человек на субботник. А еще прошу записать меня в отряд против бандитов. Не могу я терпеть эту мерзость на нашей земле. Создадим отряд, конец будет всяким бандитам…

Взял слово командир роты ЧОН Дмитрий Платонов.

– ЧОНовцы в полном составе выйдут на субботник. А еще я поддерживаю предложение товарища Филонова о создании добровольческого отряда «Смерть бандитам». И пусть товарищ Филонов будет первым бойцом этого отряда. Разрешите мне торжественно вручить ему револьвер в знак крепкой связи между вооруженными коммунарами и рабочим классом.

Растроганный Филонов повертел револьвер в руках, потом сунул его за ремень под пиджачком и сказал:

– Согласен я быть бойцом отряда. И рекомендую в командиры Федора Сорокина. Опыт имеет – подавлял восстание в Теплом Колодезе. Кроме того, спортсмен: подковы разгибает голыми руками… Изберем его, запишемся в список и пойдем не завтра, а прямо сейчас на субботник. Чего ожидать?

Все приветствовали Филонова. Через час был оформлен отряд «Смерть бандитам», а еще через час закипела работа на субботнике: откладывать на завтра не захотели».

Субботники большого и малого масштаба проводились в двадцатые годы на всех предприятиях уезда – на крупных, которых было мало, на кустарных и полукустарных, которых насчитывалось до 835.

Большой помехой в хозяйственной жизни была неустойчивость валюты. Партия и государство решили провести денежную реформу и ввести твердый червонец.

Чтобы новое поколение лучше поняло обстановку тех дней и преодоленные партией и народом трудности, приведем некоторые факты.

На уездный исполком напали бандиты, а поиски бандитов привели к аресту некоторых уполномоченных Упродкома и ездоцкого извозчика Петра Ляхова вместе с его приемным сыном Иваном Ансимовым из семьи бывшего царского стражника. Во дворе Ляхова обнаружили тайный склад, куда «уполномоченные» прятали украденные ими у государства продовольствие.

Следствие вскоре обнаружило связь арестованного «уполномоченного» Козлова с работниками Уисполкома Якуниным и Архиповым, замешанным к тому же в спекуляции деньгами.

Дело приняло столь путанный характер, что затерялось где-то в архивах и подлежит еще суду совести истории, как и дело об убийстве Рудоманова и Волкова в Лукьяновке, разобранное с большими проволочками особой сессией народного суда Старооскольского судебного округа и сданное на хранение в губернский архив (ГАКО, Курский губ. Архив, ф. Р-2051, д. 55).

Тогда имелось много условий для злоупотребления. Вот почему Ленин говорил, что мы стоим еще по колено в грязи старого общества.

Взять хотя бы денежный вопрос, привлекавший тогда любителей легкой наживы и спекуляции. Авантюристы буквально играли тогда на быстро менявшийся курс денег, присваивали разницу между «днем вчерашним и нынешним днем», как любили они говорить.

Представление об изменении курса денег молодежь наиболее ярко может получить из приведенной ниже выписки из билета №1429 члена РКСМ Зубкова Алексея Константиновича (билет выдан 7 мая 1923 года за подписью секретаря Старооскольского Укомола т. Иванова).

Зубков состоял тогда на службе в качестве ассистента инспектора охраны труда по Старо-Оскольскому уезду. Зарплата его изменялась в прямой зависимости от изменения курса денег следующим порядком:

«С января по апрель 1923 г. – 160 руб. в месяц. Чл. взнос – 80 к.

В мае 1923 г. – 180 руб. в месяц. Чл. взнос – 90 к.

В июне 1923 г. – 260 руб. в месяц. Чл. взнос – 1 р. 70 к.

В июле 1923 г. – 550 руб. в месяц. Чл. взнос – 2 р. 25 к.

В августе 1923 г. – 1480 руб. в мес. Чл. взнос – 7 р. 50 к.

В сентябре 1923 г. – 3000 руб. в мес. Чл. взнос – 15 руб.

В октябре 1923 г. – 3000 руб. в мес. Чл. взнос – 15 руб.

В ноябре 1923 г. – 22.000 руб. в мес. Чл. взнос – 110 руб.

В декабре 1923 г. – 51.000 руб. в мес. Чл. взнос – 250 руб.

В январе 1924 г. – 90.000 руб. в мес. Чл. взнос – 450 руб.

В феврале 1924 г. – 12 руб. в мес. Чл. взнос – 0 р. 06 к.

В марте 1924 г. – 2 руб. в мес. Чл. взнос – 0 р. 06 к.

ПРИМЕЧАНИЕ: отметки о зарплате и членских взносах сделаны секретарем ячейки РКСМ имени Карла Маркса при Госкомбинате товарищем Сбитневым».

Устойчивая зарплата с февраля 1924 года показывает, что к этому времени завершилась денежная реформа в нашей стране. И тогда, как писал Маяковский: «Антанта ахнула слегка при виде твердого рубля».

Ахнули, конечно, и внутренние спекулянты, потеряв возможность наживаться на изменениях денежного курса. Трудящиеся получили устойчивый жизненный уровень. Начали еще более активно восстанавливать и строить экономику.

В Старом Осколе к концу 1926 года полностью были восстановлены и действовали с полной нагрузкой маслобойные заводы, бывший кирпичный завод Игнатова, лесопильный имени Желябова, бывшая «Компанская» мельница, табачно-махорочная фабрика. Кондитерская фабрика.

Были восстановлены многие предприятия и в окрестностях города, в том числе канатная фабрика в Каплино.

Песчанская коммуна имени Ленина приняла ряд мер по восстановлению и пуску спиртзавода, о чем очень много старался секретарь партийной ячейки коммуны ленинградец Капустин. Но по целому ряду причин завод пустить в эксплуатацию тогда не удалось, он ожидал своего времени.

К ноябрю 1926 года оформился на железной дороге Транспортный коллектив РЛКСМ. На бюро Укома комсомола 19 ноября 1926 года был заслушан отчет о работе Транспортного коллектива и даны указания «встретить первый районный Старо-Оскольский съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов большими успехами» (Съезд предполагался в 1927 году, но фактически открылся 9 июля 1928 года).

Наряду с напряженными работами трудящихся по восстановлению, а потом и реконструкции промышленности, перед старооскольцами все более вырастал вопрос о сельском хозяйстве.

Осенью 1927 года на совещании уполномоченных по хлебозаготовке секретарь Старооскольского Райкома партии тов. Жмудский дал следующий интересный анализ (для сравнения взяты цифры земской статистики за 1913 год и обобщенные данные Старо-Оскольского краеведческого общества за 1926-1927 годы):

«… Товарность сельского хозяйства района упала по зерновым на 59,4 %»,

по огородным и бахчевым культурам на 41,6 %,

по продуктам животноводства на 45,6 %.

Это значит, что на рынок поступало в 1926/27 годах по Старооскольскому району, по сравнению с 1913 годом лишь

40,6 % зерна

58,7 % огородно-бахчевой продукции

54,4 % животноводческой продукции.

И это происходило, хотя данные Старооскольского земотдела фиксировали действительный факт прироста валовой продукции по всем отмеченным видам на 3–4 % против 1913 года».

Заготовка с/х продуктов протекала в районе с большими трудностями, а в 1928 году напряжение стало еще большим, что повело к принятию ряда жестких мер по отношению к кулачеству. Не обошлось и без перегибов к середнякам.

В районе шло дробление сельских хозяйств: количество хозяйств в 1928 году, по данным статотдела Исполкома, было на 52 % выше, чем в 1913 году. Это понижало жизненность и товарность крестьянских хозяйств, но как остановить дробление?…

XV партийный съезд в декабре 1927 года дал ясный ответ на этот вопрос, взяв курс на коллективизацию сельского хозяйства, на расширение и укрепление колхозов и совхозов, курс наступления на кулачество.

В Старо-Оскольском районе уже имелся некоторый опыт ведения социалистического сельского хозяйства. В частности, здесь со времен окончания гражданской войны действовала Песчанская коммуна имени В. И. Ленина. Она применяла высокую по тому времени сельскохозяйственную технику, имела трактора.

Крестьянство окружающих сел посещало коммуну. Особенно интересовались ее жизнью соковские крестьяне. Они первыми в районе создали в 1928 году колхоз «Новый мир» и очень скоро добились коренного перелома в своем сельскохозяйственном производстве: уже в 1930 году, раскорчевав тракторами занятые под кустарниками и дерниной земли, колхозники получили урожай по 165 пудов ржи и по 185 пудов пшеницы с гектара. До коллективизации соковские крестьяне собирали урожай ржи и пшеницы не более 48-50 пудов с десятины.

Поняв историческую необходимость и выгодность коллективного хозяйства перед индивидуальным, трудящиеся крестьяне района энергично поддержали политику партии в колхозном строительстве.

Конечно, не обошлось и без яростного сопротивления со стороны кулачества. Об этом говорят следующие факты из жизни Старо-Оскольского района периода коллективизации.

Темной осенней ночью 1929 года кулаки села Сорокино напали на возвращающихся с комсомольского собрания Сорокина Егора Андреевича, Ненуженко Матвея, Сорокина Александра Михайловича.

– Мы вам покажем агитацию за тозы и колхозы! – кричали богатеи, размахивая дубинками. – Душу из вас повышибем…

Ненуженко попытался урезонить нападающих, но те завопили: «Бей коммунистов» и начали хлопать дубинами.

В результате побоев Сорокин Егор Андреевич умер. В ответ на кулацкую вылазку в комсомол записалось много новых членов, ячейка выросла до 85 человек.

Коммунист Данил Константинович Чесноков организовал комсомольцев на борьбу за создание колхозов.

В феврале 1930 года на территории села Сорокино оформились три колхоза: «Победитель», «Новая жизнь», «Имени Сталина».

Среди учредителей и организаторов этих колхозов газеты того времени называли следующих ветеранов колхозного движения: Болтенкова Елизавета, Платонов И. В., Харитонов Д. Е., Болотских С. П., Толмачев Н., Болтенков И. Д., комсомолец Васютин В. И., Васютин Г. И.

Кулаки перешли к террористическим актам: подожгли сарай колхозного активиста бывшего батрака Болтенкова Василия Федоровича. Ударив ночью в набат, напали под руководством богатеев братьев Васютиных Осипа и Григория на колхозную конюшню накануне начала весеннего сева и угнали лошадей.

Сев был сорван и задержан на несколько дней, пока комсомольцы и колхозники разыскали лошадей спрятанными на привязи в «Юдином лесу».

Это произошло в апреле, а в начале мая 1930 года разыгралась новая драма, которую в народе назвали «борьбой в борозде».

Дело было в светлое утро, когда молодые колхозники-комсомольцы из колхоза «Новая жизнь» – Васютин Василий Иванович (он же секретарь комсомольской ячейки), Бабенков Василий Григорьевич и Васютин Гавриил выехали сеять подсолнечник в урочище «Дикое поле» на бывших полях кулаков Васютиных.

Неподалеку, в сосновом лесу «Борки», обосновались в засаде кулаки Васютины. Вдруг они выбежали из леса с обрезами в руках, избили комсомольцев до полусмерти, порезали постромки и расшарахали лошадей, поломали колеса плужков и пригрозили избитым комсомольцам: «Если еще раз появитесь на этом поле и не выпишитесь из колхоза, будете совсем уничтожены!»

В этот же день была собрана сходка крестьян. В колхоз, протестуя против наглой кулацкой вылазки, записалось 17 новых хозяйств. Братья – бандиты Васютины были арестованы и высланы на Соловки.

Колхозы в селе Сорокино продолжали жить и развиваться. Если в апреле 1930 года колхозная земельная площадь равнялась 850 гектарам, то в декабре 1931 года она возросла до 2480 гектаров.

Накануне Великой Отечественной войны сорокинские крестьяне владели навечно закрепленными за ними государственными актами 3000 гектаров пашни, более 300 гектаров лесов, около 100 гектаров лугов. Коллективизация была стопроцентной.

В колхозе «Новый мир» соковские кулаки и подкулачники всячески старались расстроить дело в первые годы его существования: вдруг оказался тракторный бак с горючим пробит в нескольких местах. Потом приобретенного колхозом жеребенка загнал Григорий Иванович Зиновьев тайно в трясину под названием «Третий ручей». Там и нашли жеребенка утонувшим. Одно ухо торчало.

Враждебно настроенный к колхозному движению, Григорий Зиновьев потешался тогда над колхозниками и кричал: «Рухнете вы без тягла, не воскреснете!»

Этот человек настолько ненавидел колхозы и Советскую власть, что с приходом в Старо-Оскольский район фашистов добровольно согласился встать к ним на службу старостой. За эту измену предатель Григорий Зиновьев расстрелян в 1943 году советскими властями.

Сам он рухнул, а колхоз «Новый мир» жил и развивался, преодолевая все трудности и не обращая внимания на злобное «пророчество» Григория Зиновьева.

Началу войны за колхозом было закреплено на вечное пользование 827 десятин земли, отнятой Октябрьской революцией у помещика Шатилова, купцов Игнатова и Грачева и других эксплуататоров.

Колхоз сделался богатым хозяйством: имел на усадьбе собственный ветродвигатель с гидронасосом и приспособлением снабжать водой птицеферму на 1500 кур, свиноферму на 200 свиней, животноводческую ферму с 200 голов крупного рогатого скота, 200 овец, а также конюшни и хлевы со 120 головами лошадей и волов.

В колхозе имелись большая пасека, сад в несколько десятков гектаров, автомашина, большая кузница, амбары с цементированными полами, плотина с прудом и рисовыми посевами, славными на всю страну. «Новый мир» поставлял сортовые зональные семена зерновых культур целому ряду районов. В своих планах на 1941–1942 годы колхоз ставил задачей построить свою гидроэлектрическую станцию и зажечь во всех хатах колхозников лампочку Ильича.

«Все дело в электричестве! – неутомимо говорил молодой бригадир – коммунист Митрофан Васильевич Мартынов, беседуя с колхозниками по вечерам у колхозного сада, откуда были видны огни электрических фонарей расположенного на крутых буграх старинного города Старого Оскола. – До тех пор не успокоюсь, пока накопим средств и построим в Соковом электрическую станцию, зажжем огни ярче городских…»

Конечно, мечта Митрофана Васильевича сбылась, но уже после его смерти: он погиб под Смоленском в бою с фашистами за честь и независимость Советского Союза, а 8 марта 1948 года пущена в Соковом гидроэлектростанция, зажглись яркие огни памяти об энтузиасте колхозного движения – коммунисте Митрофане Васильевиче Мартынове. Началось в Соковом сияние огней…

В слободе Обуховке коллективизация приняла своеобразный затяжной характер. В созданный в 1929 году колхоз «Мировой Октябрь» вошли жители Обуховки и расположенных в живописной местности за речкой двух деревень – Бабанинки и Готовье.

Несколько раз колхоз распадался под влиянием агитации кулаков-шовинистов: «Зачем, дескать, согнали в один колхоз москалей-бабанинцев и хохлов-обуховцев?»

Наиболее зажиточные обуховцы, сбитые с толку кулаками, выставляли требование не мешать им заниматься индивидуальными кустарными промыслами и торговлей. Они угрожали при этом «порушить свое хозяйство, чтобы не досталось колхозу».

Бывали случаи, что и бедняки поддавались кулацкой агитации. Они продавали за бесценок свое имущество, забивали скот и покидали Обуховку.

Хищнически было уничтожено в слободе 50 лошадей, 102 коровы, много семян и сельскохозяйственного инвентаря.

Около трех лет представители коммунистической партии вели в Обуховке кропотливую трудную работу среди населения. В 1932 году возникли на территории Обуховского сельсовета 3 колхоза: «Мировой Октябрь» в Обуховке, «Пролетарий» в Бабанинке, «Имени Седьмого съезда партии» в Готовье.

Это уже после перегибов и преодоления гигантомании в колхозном строительстве.

Первым председателем Обуховского разукрупненного колхоза стал бывший конюх коммунист Науменко Дмитрий Иванович.

Он много радел о колхозе, сплачивал колхозников вокруг партии. Все это вызвало к нему любовь со стороны народа и жгучую ненависть со стороны недобитого кулачества, со стороны остатков хозяйчиков, мечтавших о возврате к первым годам НЭПа.

На выборах в совет подавляющее число голосов было подано за товарища Науменко. Его избрали председателем сельсовета (на этом посту пришлось т. Науменко прослужить четверть века).

Так как на посту председателя сельсовета т. Науменко укреплял все три колхоза, то против него объединились антиколхозные элементы всех трех населенных пунктов.

К этому времени около половины населения на территории сельсовета не было объединено в колхозах. Среди этой части и развернули свою работу антиколхозные элементы. Они имели некоторый успех: значительная часть жителей покинула Обуховку и заделалась во «внештатные агенты» по сбору утильсырья в разных районах области. Другие перебрались на жительство в разные города – Лиски, Землянск, Нижнее-Девицк, Обоянь, а также на станции – Чернянка, Кшень, Солнцево.

Оставшиеся в Обуховке антиколхозные элементы – кожевники Ляховы, Скрипкины, Макаричевы, Гуловы, Красновы, выступили с различными видами саботажа против советской власти и колхозов: имели место поджоги колхозных построек, организованный отказ платить налоги, расклеивание листовок с пророчеством о «скорой гибели Советской власти» и различными запугиваниями колхозников.

В Обуховку понаехали отряды милиции, представители ОГПУ, Политотделов и Райкома партии.

Принудительному закрытию подверглись 20 кожевенных заводов, много промышленных кузниц. Все реже и реже собирались обуховские ярмарки, закрывались одна за другой частные лавки, мельницы, маслобойки и крупорушки.

Обозы с конфискованным кулацким имуществом катились и катились в Старый Оскол. Ежедневно сельсовет аукциона распродавал кулацкое добро.

Разгромленные кулаки ночами бежали в Донбасс и другие края. Но часть их скрывалась в лесу и направляла действия подкулачников против колхозов и представителей советской власти. Конечно, не скупясь на подкуп и обещания всяких благ своим исполнителям «лесные волки» (так называли скрывавшихся в лесах кулаков) действовали.

К удивлению колхозников, открыто выступил в защиту кулаков некий Иголкин Никита Емельянович. Он взбаламутил против колхоза всю улицу, а также составил требование возвратить репрессированных кулаков, сам лично отказался платить налог.

Председатель сельсовета Науменко пытался убедить Иголкина отказаться от ошибочного и вредного поведения, но тот все более наглел, так что пришлось применить меры принудительного порядка: взыскали налоги по суду.

Тогда у Иголкина и руководивших им «лесных волков» возник план террора.

Приближалась пора жатвы озимых посевов.

В один из июльских вечеров в Обуховском сельсовете шло многолюдное собрание с вопросом о готовности к уборке урожая.

А в это время дозрел хитроумный план «лесных волков» убить Науменко: семнадцатилетний кулацкий наймит Иван Чубук, вооруженный обрезом, купленным за 2 рубля у Сергея Казюлина, пристроился на крыше погреба вблизи сельсовета. Ему было хорошо видно через окно все происходящее в комнате. Несколько раз он порывался выстрелить, но вспоминал совет своего руководителя – Иголкина Никиты «стрелять лишь в момент, когда Федька Федоров успеет выкрасть из колхозной конюшни жеребца и поскачет снова, как делает каждый вечер, к своей невесте Дуньке на хутор Симаевский»…Расчет простой: если на выстрел выбегут из сельсовета люди, они услышат конский топот и подумают, что это удирает убийца. Тогда настоящий убийца может спокойно быть возле сельсовета, за ним поиска и погони не будет.

И вот этот момент наступил. Через окно бухнул выстрел. Обливаясь кровью, упал Науменко, а выбежавшие на улицу люди услышали удалявшийся цокот лошадиных копыт на мосту.

Возмущенные обуховцы потребовали найти и арестовать убийцу. Кроме того, на террористическую кулацкую вылазку люди ответили массовым вступлением в колхоз.

Некоторое время следствие крутило ложного убийцу – Федьку Федорова, который скакал в ночь происшествия на взятом без спроса колхозном жеребце. А потом нашли настоящих преступников – Чубука в должности сборщика тряпья на станции Кшень, Иголкина на одной из шахт Донбасса.

Преступников осудили к пятнадцатилетнему тюремному заключению. В сознании же обуховцев произошел коренной перелом. И они стали трудиться и поддерживать честь своего колхоза, так что к 1941 году вышел в число передовых. Но дальнейшее его развитие оборвала война.

Яростное кулацкое сопротивление коллективизации имело место в Казачке, куда привел более двух тысяч крестьян некий подкулачник из Ивановки, один из братьев Сердюковых.

Он собрал недовольных коллективизацией из разных сел – из Казачка и Нижнее-Чуфичево, из Новиково и Голофеевки, из Шмарного и Коростово, из Ивановки.

Возбужденная Сердюковым толпа окружила коммунистов и милицию в Казачанском школьном здании на бугорке, угрожая расправой. Среди окруженных оказался секретарь кустовой партийной организации Иван Ионович Прудцких, Лобанов – председатель профкома Балахнинского бумажного комбината и уполномоченный ЦК партии по Центрально-Черноземной области, тульский рабочий Громов и другие коммунисты.

Только смелостью и выдержкой коммунистов удалось избежать кровопролития, арестовать руководителя восставших, после чего крестьяне разошлись по домам.

Большая заслуга в ликвидации мятежа принадлежала коммунистам Дурневу, Клейменову, Сумарокову и Громову, которые смело пошли к мятежникам для переговоров. Рассказали им о великой ответственности за выступления против мероприятий советской власти, обещали никого не привлекать к этой ответственности, если мятежники выдадут своего вожака Сердюкова, сами разойдутся по домам.

События в районе Тереховского куста развивались еще более остро, хотя и внешне там обстановка казалась спокойной.

Против колхоза на словах там не выступали, но представлялись, что ничего не понимают. Приходилось десятки раз собирать сходку и разъяснять. Между тем кулаки тайком готовили убийство уполномоченных и руководителей районных партийных и советских органов.

После неудачных покушений на секретаря местной организации Безденежного и учителя Шаталова, Горшеченский райисполком направил в район Тереховского куста с чрезвычайными полномочиями по организации колхоза Анастасию Горожанкину, выполнявшую должность заместителя председателя райисполкома.

Еще раньше Горожанкиной приехали молодые двадцатипятитысячники – черномазый Василий Савостин и бритоголовый Андрей Луценко.

Они назначили новую сходку и предложили посадить в президиум местных «авторитетов» – Петю Ерофеева и Андрея.

Учитель Шаталов возразил, что не нужно сажать этих людей в президиум, так как Петя Ерофеев сын дезертира и сам занимается антисоветскими анекдотами, а Сидоров – не имеет ни одного грамма советского духа: до революции – богач, при НЭПе – непач. Ругается, что советская власть батраков запретила…

– Ты, комсомол, не указывай, – рассердился Савостин. – Мы на заводе применяли метод: посадим хулигана в президиум, в зале устанавливается порядок.

Так оказались Ерофеев секретарем президиума, Сидоров председателем. А уже наступала темная октябрьская ночь, моросил дождь.

Горожанкина Анастасия приехала и вошла на сходку, когда Ерофеев внес оскорбительное предложение назвать будущий колхоз «Некуда деваться».

Эта кулацкая выходка Ерофеева возмутила комсомольцев и коммунистов, Ерофеева прогнали со сходки.

Колхоз был назван именем Кирова, в него вошло на этой сходке одиннадцать хозяйств.

В эту же ночь Горожанкину Анастасию застрелил из обреза учитель Владимир Найденов, когда она ехала в Горшечное через Богатыревку. Найденов мстил за своего раскулаченного Горожанкиной брата. Шагах в пятидесяти от Горшеченской церкви возник обелисковый памятник над могилой Горожанкиной. Это свидетель жестких классовых битв за социалистическое переустройство сельского хозяйства. В этих битвах коммунисты не щадили себя, гибли во имя социализма, в победу которого безгранично верили.

В старинной деревне Монаково, основанной в начале XVII века беглым человеком из подмосковной вотчины боярина Колычева Гришкой Монаковым, в 1930 году разгорелась ожесточенная борьба между беднотой и кулачеством по вопросу – быть или не быть здесь колхозному строительству?

– Не нужен колхоз! – кричал бывший сорокадесятник, а потом лавочник – непман Монаков Петр Михайлович. – Нам этот колхоз жизни не дает, одно разорение…

– Верно, колхоз не нужен! – вторил кулак Федор Федорович Морозов. – Теперь земля мужицкая, вот и будем ею пользоваться, кто как умеет…

– Вы, Костоглоты, привыкли пользоваться землею, которую вам обрабатывали батраки, – заспорил коммунист Монаков Андриан Алексеевич. На деревне его еще назвали Карпатовым, потому что во время первой мировой войны доходил он с русскими полками до Карпат. Лицо его сердитое, говор замедленный, в усталых синих глазах разгоралась ненависть к кулакам. – Да, вы привыкли загребать себе землю. Но ни капли своей крови не пролили для отвоевания этой земли у помещиков. А вот монаковская беднота потеряла убитыми в революции и гражданской войне пятнадцать человек. Погиб в их числе наш первый председатель ревкома Максим Стефанович Монаков. На колчаковском фронте погиб, а вы тут животы наедали. Хватит вам пить общественную кровь, в лавках торговать и над батраками измываться! Будет у нас колхоз…

На сходке завязалась драка. Большинство монаковцев встало на сторону Андриана Алексеевича. Кулаков выгнали со сходки. В колхоз записалось сначала пятнадцать хозяйств, потом еще десять.

Единодушно дали колхозу наименование «Привет коммунарам».

Через неделю на конюшне вдруг околели сразу две лошади. Ветеринарная комиссия установила, что в корм был кем-то подсыпан мышьяк вместе с мукой, засыпанной в резку. В тот же день по Монакову Андриану неизвестные люди стреляли из револьвера, когда он шел через сад.

Вечером уполномоченный райкома партии созвал экстренный сход, на котором был обсужден вопрос о вредительско-диверсионной деятельности кулачества и о необходимости сплошной коллективизации, чтобы ликвидировать кулачество, как класс.

В колхоз записалось еще 20 хозяйств, наиболее рьяных кулаков выслали из пределов области, подкулачники в страхе перед возмездием притихли.

К 1937 году все монаковские хозяйства вступили в колхоз. Приводим ниже историческую справку, напечатанную в номере Старо-Оскольской газеты «Путь Октября» за 23 июля 1937 года: «Монаково имеет 142 двора, из них единоличников нет, все колхозники».

Из забытой в прошлом единоличной деревни Монаково превратилось за годы Советской власти в сплошной колхоз. Особым государственным актом за колхозом было навечно закреплено 1180 гектаров той самой земли, за которую монаковцы дрались с помещиками несколько веков.

К концу 1940 года в колхозе «Привет коммунарам» имелась животноводческая ферма на 120 породистых свиней. В конюшне колхоза содержалось 85 лошадей. Колхоз приобрел грузовую машину, выстроил клуб и школу, а также мощную мельницу с нефтяным двигателем.

В пристройке к мельнице, как в музее, хранилась «универсальная» старинная мельница – деревянная ступа с деревянным головастым пестиком. Возможно, подобные ступы появились на Руси во времена хана Батыя, когда понятие «мельница» исчезло было из обихода людей.

И вот на такой «мельнице»-ступе монаковцы вынуждены были до самого Великого октября делать муку из проса из-за недостатка средств воспользоваться настоящей мельницей.

К концу 1940 года колхозное Монаково стало большевистским, а монаковцы превратились в зажиточных колхозников.

На средства колхоза воспитывались 4 бывших беспризорника. Из денежных и продуктовых фондов колхоза систематически выдавалось пособие шести престарелым людям (нечто похожее на пенсию).

На полном колхозном иждивении жила престарелая мать монаковского героя Максима Стефановича – Монакова, погибшего в бою с колчаковцами.

Деревня Монаково перед Великой Отечественной войной была превращена усилиями колхозников в сплошной сад.

В колхозном питомнике выращивалось более двухсот тысяч фруктовых и всяких других деревцев. Колхоз «Привет коммунаров» прославился своим питомником на всю страну и получил право участвовать на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.

В результате преодоления жесточайшего сопротивления кулачества и победы колхозного движения, в Старо-Оскольском районе уже в 1932 году на смену 107 крупным кулацким хозяйствам и массы мелким середняцко-бедняцким индивидуальным хозяйствам пришли 90 колхозов на площади 74145 гектаров пахоты, 3993 гектаров сенокосов, 367 гектаров садов (коллективизацией охвачено к 1933 г. 72,3 %).

Государство отпустило щедрые кредиты на приобретение сельскохозяйственных машин для района. На строительство хозяйственных и животноводческих помещений и т. д.

По данным ЦУНХУ, лишь в 1931–1933 годах стоимость завезенных в Старо-Оскольский район с/х машин и орудий выразилось в сумме 132490 рублей

 

Одним из показателей выгодности сельского хозяйства является величина доли его товарности. Вот таблица роста товарности сельского хозяйства Старо-Оскольского района по зерну:

Годы %% товарности по зерну

1913 — 41,00

1927 — 20,00

1940 — 47,00

Примечание: По валовому сбору зерна Старо-Оскольский район в 1927 году превзошел на 4 % уровень 1913-го года.

В районе появились новые культуры, относившиеся до этого к «иноземным». Например, в колхозе «Новый мир» начали успешно сеять рис, завели в пруду серебряных карпов.

На 1941 год планировалось повысить товарную часть зерна в колхозах Старо-Оскольского района до 50-51 %. Но война, навязанная нашему народу фашистской Германией, нарушила нормальное течение жизни, принесла великое разорение колхозному хозяйству района, о чем будет рассказано в следующей главе книги.

Великие перемены произошли с 1920 по 1941 год в Старо-Оскольской промышленности, в транспорте.

В 1934 году было закончено, начатое в 1932 году, строительство железнодорожной двухколейной магистрали Москва-Донбасс. Тысячи осколян принимали участие в этом строительстве.

В 1936 году построена железнодорожная ветка для связи промышленных предприятий Старого Оскола с железной дорогой Москва–Донбасс (Мельзавод, Крупозавод, Маслозавод), а через год вошла в строй действующих железная дорога Старый Оскол – КМА.

Старый Оскол превратился к 1940–1941 годам в крупный железнодорожный узел. Были созданы или заново переоборудованы вагонное и паровозное депо, электростанция и другие службы. Создан большой рабочий поселок со своим клубом и стационарной киноустановкой.

К 1930 году полностью была ликвидирована в Старом Осколе частная промышленность. В 1938 году здесь насчитывалось (без транспорта) 35 промышленных предприятий с 2236 рабочими. В 1940 году в городе имелось 9 предприятий союзного и республиканского значения, 9 предприятий областного подчинения, 3 предприятия районного подчинения и 16 предприятий, принадлежащих промыслово-кооперативным артелям. Общее количество рабочих превышало 3 тысячи человек.

На январь 1940 года валовая продукция государственных и кооперативных предприятий Старого Оскола оценивалась в 37.642.000 рублей, т. е. в 19 раз превосходила стоимость валовой продукции городской промышленности за 1913 год.

Но дело даже не в этом колоссальном различии объемов продукции, а в том, что средний Старооскольский рабочий уже к началу 1940 года повысил свою производительность труда в 8, 9 раз по сравнению с производительностью труда дореволюционного рабочего. В этом яркий показатель превосходства нашего социалистического строя перед капиталистическим.

Большие успех имела в своем развитии культура в районе. Об этом будет рассказано в специальной главе о культуре.

Накануне Великой Отечественной войны мощность радиоузла была доведена до 1500 ватт, обслуживалось 3000 радиоточек.

Город снабжался электричеством от своей небольшой электростанции мощностью в 110 киловатт. Дополнительно через 6-ти киловольтную линию от железнодорожной станции город получал электроэнергию мощностью до 160 киловатт.

В это же время завершалось строительство первой очереди новой электростанции мощностью 300 киловатт.

Водоснабжение осуществлялось через систему водопровода с насосной станцией мощностью около 37 кубометров воды в час.

Имелся хлебозавод достаточной по тем временам мощности.

Появились на улицах первые небольшие автобусы, связавшие центр города с вокзалом.

Намечались большие планы генеральной реконструкции города, его улиц и площадей. Но неумолимо подкралась война, пришлось сменить мирный труд на кровавый бой за честь и независимость Советской Отчизны.

Н. Белых.

Продолжение следует…

*Примечание: ввиду большого объема публикуемой монографии редакцией сайта выполнена разбивка материала.

Редакция сайта благодарит Е. Н. Белых (г. Владимир) за предоставленные архивные материалы.



Кол-во просмотров страницы: 3211

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 6 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение