Хотмыжск. Землевладение мелких служилых людей

clip_image002

 

В XVII — начале XVIII вв. в нашем крае преобладало мелкое землевладение служилых людей — детей боярских и приборных служилых людей. По видам феодального владения земельные угодья разделялись на: вотчинные, т. е. на праве полной частной собственности; поместные, т. е. такие, которые обусловливались службой, это были владения служилых людей по отечеству, в основном детей боярских; служило-надельные, т. е. земли приборных служилых людей — стрельцов, казаков, пушкарей и др.; монастырские; церковные; посадские, т. е. принадлежавшие жителям пригородов; оброчные — земли черносошных (государственных) крестьян.

В Хотмышском уезде в XVII веке по имеющимся данным основными категориями владений были поместные, служило- надельные и монастырские. Церковные владения занимали незначительную часть. По качеству земля разделялась на три категории — добрая, средняя, худая. По отношению к поселениям земля, на которой были жилые дворы, называлась жилой, если не было жилья, называлась пустой, даже если она распахивалась наездом. По естественному состоянию и назначению категории земли были следующие: пашня, сенные покосы, рыбные ловли, бортные угодья (т. е. лес, где водились дикие пчёлы), промысловые леса, охотничьи угодья.

Важную категорию служилых людей в южных уездах России составляли дети боярские. За свою службу, полковую или городовую, они получали поместное и денежное жалованье. Поместное жалованье выражалось в определённом количестве четвертей земли (четверть — немного более полугектара, которая давалась каждому служилому сыну боярскому). Право владения им землёй подтверждалось документом персонально и этим отличалось от землевладения приборных людей, которые получали надел не лично каждый, а на всю их общину. Говоря

0земельных поместьях детей боярских, мы должны различать два понятия, фигурирующих в документах — «поместный оклад» и «поместная дача». Поместный оклад — это то количество земли, которое полагалось за службу сына боярского. А поместная дача являлась тем количеством земли, которое он получал фактически.

По данным «Строелъной книги Хотмышска» дети боярские, переведённые из других городов, имели оклад в 400 четвертей — один человек, 350 четвертей — 7, 300 четвертей — 12, 250 четвертей — 36, 200 четвертей — 33, 150 четвертей

1 человек, 100 четвертей — 4. Нововерстанным детям боярским (т. е. вновь принятым на службу в Хотмышске) были установлены оклады: 25 четвертей — 4 человека, 200 четвертей — 24, 150 четвертей — 77, 100 четвертей — 59. Но дети боярские никогда не получали землю в полный оклад. Законодательное регламентирование норм поместных выдач для служилых южных уездов мы находим в «Соборном уложении» 1649 г. Устанавливались шесть статей. При окладе 400 четвертей служилый человек получал 70 четвертей в одном поле. (При господстве трёхпольной системы земледелия обычно указывал их размер одного поля, а в двух других «а в дву по тому ж» ), при 300 четвертей — 60, при 250 четвертей — 50, при 200 — 150 четвертей — 40, при 100 четвертей — 30 и при 70 четвертей — 25. Во второй половине XVII века для детей боярских вводятся только три поместных оклада — в 150, 100 и 75 четвертей. Но однодворцы никогда не получали поместья равные окладам. Такой привилегией пользовались только дворяне. При окладах 150, 100 и 75 четвертей давали только 60, 50 и 40.

В. М. Важинский в книге «Землевладение и складывание общины однодворцев в XVII веке», Воронеж, 1974 г., приводит поместные дачи детей боярских в конце 90-х годов XVII века. По Хотмышску (Хотмыжску) мы видим такую картину: поместья от 11 до 60 четвертей доставляли здесь 95,1%. По природе своей поместья детей боярских являлись казённым жалованьем за службу. Хотя по форме оно было похоже на дворянское землевладение, но равнять их нельзя, т.к. дворянское поместье являлось частным владением, т.е. вотчиной, а поместье однодворца до конца XVII века обусловливалось службой, оплачивалось тяжкой солдатчиной. В. М. Важинский указывает, что поместные формы владения не могут служить для причисления однодворцев уже в XVII веке к феодальному классу.

«Если иметь в виду отношение к средствам производства, то оно представляется нам приближающимся к крестьянскому». (В. М. Важинский, «Землевладение и складывание общины однодворцев в XVII веке», стр. 161). Кроме земельного пожалованья дети боярские получали и денежное пожалованье, но денежное пожалованье не было постоянным, оно отпускалось только до тех пор, пока служилые люди не распахивали такого количества земли, которое было нужно для их обеспечения.

Наряду с детьми боярскими на Белгородской черте было много и приборных служилых людей. Большинство их были городскими жителями и свои дворы строили в подгородных

посадах-слободах под защитой крепостных стен. Хотя приборные люди

clip_image004

остались городскими жителями, казна вместо хлебного и денежного жалованья, обеспечивала их пашней и побуждала вести своё хозяйство. Незначительный денежный оклад был пустой формальностью. Деньги выдавались только в первые годы, а затем ограничивались … «эпизодическими подачками в моментами внешнеполитической или внутренней обстановки в стране». (В. П. Загоровский «Белгородская черта» Воронеж, 1969 г., стр. 244).

Земельные оклады и дачи приборных людей зависели от характера службы и наличия угодий. О наделах землёй хотмышских полковых казаков сведения даёт выпись из строельных книг, выданная им воеводой Ф. Т. Пушкиным. (РГИА, ф. 1088, оп. 6, ex. 122). Земля 400-м полковым казакам была

clip_image006

дана в полный оклад, что объясняется очевидно тем, что уезд только заселялся и свободной земли было много. А казаки были одной из основных сил в борьбе с татарами. Земельные наделы давались в двух местах — ближе к Хотмышску (Хотмыжску) «ближние земли» и другие дальше — «отъезжие земли».

На ближних землях пятидесятникам давались по двадцать четвертей человеку, десятникам — 15 четвертей, рядовым казакам — по 10 четвертей.

На «отъезжих» землях соответственно тоже по 20, 15 и 10 четвертей. Земли, отведенные казакам, граничили с землями детей боярских села Дорогощи, деревни Ломный Колодезь, дере­ни Тополи. На этих землях и возникло село Казачья Лисица. Кроме этих земель казакам выделялись и сенные покосы.

«Да хотмышским же полковым казакам сенные покосы даны за рекою Ворсклом к Муравской сакме от реки от Ворскла вверх по речке Гостинице по обе стороны реки Гостиницы и до Муравской сакмы». (РГИА, ф. 1088, on. 6 ex. 122). Сенные покосы отводились также «по обе стороны речки Нижний Рудки» (там же). На этих землях впоследствии возникло село Казачье — Рудчснск. О размере земельных наделов хотмышским стрельцам и пушкарям «Строельная книга» сведений не даёт, но их мы находим в одном архивном деле, где говорится: «И всем хотмышским стрельцом дубровни и дикого поля на пашню дано ближнее и отъезжие земли пятидесятникам по 10 четвертей, десятникам 16-ти по 9 четвертей, рядовым стрельцам 180 человекам по 8 четвертей в поле, а в дву по тому ж». (РГАДА, ф. 210, ex. 1783, лл. 9). Сенокосы отводились соответственно на 20, 18 и 16 копен. Под выгон отводилось 20 — 70 десятин на слободу.

23 человека пушкарей, 6 человек воротников (караульных на крепостных воротах), 2 казённых кузнеца, 2 плотника и 2 тюремных сторожа приравнивались к рядовым стрельцам. Землевладение приборных служилых людей несколько отличалось от землевладения детей боярских.

Приборные чины получали землю на особом служило- надельном праве, близком к крестьянскому. Землевладение приборного человека обуславливалось его службой и если он не служил и не платил податей, то надел отбирался.

Надельная земля отводилась не индивидуально и даже не на группу, а на полный контингент приборных людей.

«Главные черты служило-надельного землевладения можно свести к следующему: обусловленность военной службой, податными обязанностями, небольшие размеры дач, но в постоянные оклады отсутствие права увеличивать надел выше положенной нормы; совместные владения угодьями в пределах определённой служилой группы и равновеликий характер наделов-жеребьев; размещение угодий исключительно вокруг мест поселения; ограничение права отчуждения наделов рамками данной служилой группы и принадлежности». (В. М. Важинский. «Землевладение и складывание общины однодворцев в XVII веке», стр. 147 — 148).

Если проследить социально-экономическое развитие сословий мелких служилых людей на юге России во второй половине XVII и начале XVIII вв., то это развитие показывает их постоянную эволюцию в государственных крестьян. Это характерно не только для приборных служилых людей, но и для мелких служилых людей по отечеству — детей боярских, основная масса которой стала государственными крестьянами. И если поместье дворян в XVIII веке стали их вотчинами, то земля мелких служилых людей, ставших государственными крестьянами, оставалась собственностью государства.

Челобитная вновь назначенного воеводы

Авраама Корзунёва царю Алексею Михайловичу

(изложение)

 

В нынешнем 178 году Корзунёву велено принятъ в Хотмыжске от воеводя меньшого Булгакова город и ключи городовые, железную и свинцовую казну, наряд медный и железный пушечный и всякие хлебные запасы в житницах, книги и списки хотмыжан детей боярских и недорослей и всяких служивых и жилецких людей, и государевы казённые грамоты, книги приходные и расходные деньгам и хлебу, зелью и винцу и всяким пушечным запасам, книги засечным и старинным крепостям и стоялым острожкам, что учинены по Ворскле на татарских перелазах. И что будет принято отписать в Москву. Для принятия города воевода прибыл в Хотмыжск 30 декабря. После приёма книги были отосланы в Москву. А в заключении сказано: «а я Хотмыжском, государь, колокол вестовой в прошлых годех в приход войсковых людей по вестям разбит и у того колокола упал на……. и тот колокол лежит в Хотмыжском в приказной избе и ныне Хотмыжском в приход войсковых людей по вестям звонить не мочно и о том колоколе, что ты, великий государь, мне, холопу твоему, укажешь».

РГАДА

ф-210. Белгородский стол. ПРИЕМ ГОРОДА ВОЕВОДОЙ.

ех — 652 16б9 — 1670 г.г.

Л — 304-307.

Повинности мелких служилых людей

Мелкие служилые люди, составлявшие основной воинский контингент на Белгородской черте, — дети боярские, стрельцы, казаки, пушкари — получали за свою службу, как указывалось выше, определённые земельные наделы. В отличие от дворян, которые вели хозяйство руками крепостных крестьян, хозяйство мелких служилых людей имело трудовой характер — они обрабатывали свои наделы сами и руками своей семьи. Мелкие служилые люди оплачивали полученную землю не только тяжкой военной службой, но и выплатой государству податей. «Феодальное государство эксплуатировало мелких служилых людей теми же примерно методами, что и крестьян. За земельные участки приборные служилые люди должны были не только выполнять военную службу, но и выплачивать в пользу государства натуральные хлебные налоги, а также кое-где обрабатывать «на государя» десятинную пашню». (В.П. Загоровский. «Белгородская черта», Воронеж, 1969 г., стр. 245).

Десятинная пашня — это государственное хозяйство, которым руководили воеводы. Земля обрабатывалась казённым инвентарём служилыми людьми, и урожай с этой пашни шёл в «государёвы житницы». Работа на государевой десятинной пашне фактически была государственной барщиной. Нам не известен размер «десятинной пашни» в Хотмышске, но что она здесь была, свидетельствует «Строельная книга», в которой наряду с перечислением оружия, говорится, что из Москвы прислано … «для десятинные пашни четворы сошники с полицами».

Однако ведение «десятинной пашни» вскоре было признано невыгодным и с середины XVII века вводится натуральный подворный налог, так называемый «посопный хлеб» или «четвериковый хлеб». В. П. Загоровский относит первое упоминание о подворном обложении натуральным хлебным налогом к 1649 году. В 50-х годах четвериковый хлеб собирался по специальным правительственным распоряжениям. По Хотмышску известен царский указ 10 марта 1652 года, которым … «велено с хотмышан и иных городов по черте, з детей боярских и станичников и с казаков, и с стрельцов, и с пушкарей, и с воротников, и с кузнецов, и з церковников, и всех бобылей, которые живут на церковных землях и со всяких служилых и жилецких, за которыми земли, со всякого двора взял по четверику ржи в московскую таможенную меру … рожь с хотмышан взять ныне вскоре добрую, чистую и сухую».

(РГАДА, ф. 210, ex. 333, лл. 316 — 317).

Конечно, выплата натурального хлебного налога была наиболее тяжела для приборных служилых людей, так как их земельные наделы были меньше, чем у детей боярских.

«В 70-х годах XVII века размер «четверикового хлеба» на Белгородской черте составлял уже четверть ржи и четверть овса со двора, а для городов, где собирался хлеб в донские отпуски — полторы четверти ржаной муки. Полторы четверти муки «в Московскую таможенную меру» — это примерно 200 кг муки. Многие мелкие служилые люди не могли выплачивать такого налога, разорялись и голодали» (В. П. Загоровский. «Белгородская черта», стр. 248). В 70-х годах XVII века недоимки в сборе четверикового хлеба становятся повсеместным явлением в городах Белгородской черты. Были и другие натуральные налоги — поставки лошадей, льна, древесного угля, золы. Наряду с натуральными сборами были и денежные — «полоняничные деньги» (на выкуп пленных из Крыма), разные чрезвычайные сборы, вплоть до сбора на бумагу и чернила». Существовали также оброчные деньги за пользование разными угодиями. Из документа 1650 года узнаем, что в Хотмышске собирался «медвяной оброк и кунишные деньги за бобровые гоны и за рыбные ловли». (РГАДЛ, ф. 210, ex. 333, л. 367). «Медвяный оброк» — это за бортничество, т.е. сбор мёда диких пчёл. А налог на «бобровые гоны» свидетельствует, что в нашем крае водились такие звери как бобры. О подобных же оброках говорится и в документе 1662 — 1663 гг. Тяжелы были для мелких служилых людей и различные трудовые повинности — например, постройка судов и сопровождение их в качестве гребцов и кормщиков при посылке хлеба на Дон. Таким образом, мелкие служилые люди должны были нести военную службу, исполнять натуральные, денежные и трудовые повинности и одновременно вести своё трудовое хозяйство, за счёт которого жили сами и платили ренту государству. Такое сочетание возможно было только в том случае, если у служилого человека во дворе имелись и другие мужчины, которые могли работать на пашне и других работах.

С началом формирования с 1653 года на Белгородской черте солдатских полков, в которых в основном набирались не служащие родственники, положение ухудшается, так как хозяйство лишается рабочих рук. Первоначально предполагалось, что солдаты новых полков будут содержаться за казённый счёт. Но правительство, как всегда, испытывало финансовые трудности и стало наделять солдат землёй, побуждая вести своё хозяйство.

Но солдатская служба отличалась от прежней городской. Длительные походы делали её несовместимой с положением земледельца. Исправное несение службы обрекало солдатские семьи на голод, для того, чтобы вести хозяйство солдатам приходилось уклоняться от службы. В 1666 году воевода Белгородского полка Е. А. Репнин доносил в Москву о массовом уклонении солдат от службы. К беглецам применялись самые жестокие наказания, вплоть до смертной казни. По указу 1674 года разрешалось в каждом городе повесить одного человека, а остальных бить кнутом.

В РГАДА есть документ 1674 года, «Именной список хотмышан, бегавших от службы». (РГАДА, ф. 210, книга 10 « Разрядные вязки »).

Все приведенные факты подтверждают, что «среди классов московского общества украинные дети боярские, городовые казаки, пушкари, драгуны, солдаты, образовали промежуточный слой между наследственным землевладельческим классом и тяглыми классами.» (А. А. Новоселъский «Распространение крепостнического землевладения в южных уездах Московского государства в XVII веке» в книге «Исторические записки» АН СССР, стр. 22).



Кол-во просмотров страницы: 5742

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 10 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение