Белгородский Некрополь

clip_image002[7]

Александр Крупенков

Первым белгородским некрополем можно считать не сохранившийся до наших дней Свято-Троицкий кафедральный собор, размещавшийся по улице Соборной (ныне проспект Ленина) между улицами Ново-Московской (Богдана Хмельницкого) и Георгиевской (Чернышевского).

Свято-Троицкий собор ведет свое начало от построенной в 1593 году деревянной Троицкой церкви. Эта церковь простояла недолго и вскоре сгорела вместе с другими деревянными церквами от сильного пожара, охватившего весь город. В 1623 году был возведен новый Троицкий храм с двумя приделами — в честь Похвалы Пресвятой Богородицы и в честь Михаила Малеина. В 1667 году Троицкий храм стал кафедральным собором в образованной в том же году обширной Белгородско-Обоянской епархии. Он представлял собой небольшой деревянный храм, построенный в смешанном византийско-русском стиле с одним большим и четырьмя малыми куполами. Но и эта церковь простояла недолго, пришла в негодность и в 1680-е годы была закрыта.

В 1690 году при митрополите Авраамии на месте разрушенной деревянной церкви вновь был заложен теперь уже каменный собор во имя Святой Троицы, а в 1707 году он был освящен митрополитом Иустином. В течение почти полутора веков этот величественный храм был главным собором Белгородско-Обоянской епархии, но в 1833 году при епископе Илиодоре Чистякове архиерейская кафедра была перенесена из уездного Белгорода в губернский город Курск, и Свято-Троицкий собор вместе с архиерейским домом вошли в состав образованного в том же году второклассного Свято-Троицкого мужского монастыря. В следующем, 1834 году, вокруг монастыря была возведена каменная ограда с башнями. Монастырь занимал территорию, находившуюся примерно в квартале нынешних улиц: Чернышевского — Богдана Хмельницкого и проспекта Ленина — Фрунзе.

Под Свято-Троицким собором были похоронены белгородские митрополиты и епископы.

Самым ранним из известных на сегодня захоронений в соборе было захоронение епископа Белгородского и Обоянского Епифания Тихорского (ум. в 1731 г.). Этот архиерей оставил о себе память, в первую очередь, тем, что уделял большое внимание образованию в управляемой им епархии. В 1722 году в Белгороде при архиерейском доме он открыл школу для детей духовенства. В Харькове, который в то время входил в состав Белгородско-Обоянской епархии, Епифаний Тихорский основал высшее училище, получившее название Харьковский колпегиум. Это учебное заведение, в котором обучались дети всех сословий, было центром просвещения всей Слободской Украины до открытия в Харькове университета.

То, что Епифаний Тихорский умер в Белгороде, известно, а вот место захоронения епископа, как и его предшественников митрополитов, было утрачено и уже в XIX веке прочно забыто. В книге А. М. Дренякина “Белгород с уездом”, 1882 года издания, ошибочно сообщается, что епископ Белгородский и Обоянский Епифаний Тихорский похоронен в городе Нежине, где он до Белгорода в сане архимандрита служил в Нежинско-Благовещенском монастыре. Однако опубликованные в 1904 году в “Курских епархиальных ведомостях” документы “О погребении Епифания”, хранившиеся в архиве Святейшего Синода в Петербурге, опровергают эту версию. Интересно донесение домовой Белгородской архиерейской канцелярии Святейшему Синоду от 2 июля 1731 года: “…сего июля 2 дня, соизволением Всемогущего Бога, преосвященный Епифаний, епископ Белгородский и Обоянский, в вечный покой преставился, а о погребении тепа своего завещание имел, дабы положить в Белоградской соборной церкви, где и прежде бывшие Белоградские архиереи погребены. Но без дозволительного от Вашего Святейшества указу во оной соборной церкви и кому погребсти не смеем”. 9 июля Святейший Синод послал управителям Белгородского архиерейского дома указ, которым повелевал “вышеупомяненного умершего преосвященного Епифания, епископа Белгорадского, тело, по церковному чиноположению погребсти в той же Белоградской епархии обретающимся в монастырях архимандритам и игуменам с прочими священнослужителями во оной соборной церкви при прежних приставившихся братией ево Белоградских архиереев гробах”. Подготовка к погребению и похороны епископа Епифания Тихорского проходили при непосредственном участии Белгородского губернатора И. И Бибикова, который в точности исполнил волю покойного. Губернатор лично послал прошение в Святейший Синод о погребении преосвященного Епифания Тихорского в Белгороде, а 21 июля 1731 года в день похорон объявил о его предсмертном желании всем духовным и гражданским чинам, прибывшим в Белгород для отдания последнего долга усопшему. 30 июля управители Белгородского архиерейского дома доносили Святейшему Синоду, что “21 июля тело преосв. Епифания Тихорского было погребено в Белоградской соборной церкви”.

Документы архива Святейшего Синода, опубликованные в “Курских епархиальных ведомостях”, ценны для нас не только тем, что сообщают место захоронения епископа Епифания Тихорского, но и подтверждают захоронение в Свято-Троицком соборе его предшественников, умерших в Белгороде митрополитов Белгородских и Обоянских: Феодосия (ум. в 1671 г.), Мисаила (ум. в 1684 г.), Авраамия (ум. в 1702 г.), Иустина Базилевича (ум. в 1709 г.), Илариона Властелинского (ум. в 1720 г.).

В Свято-Троицком соборе в течение более полутора веков хранились нетленные мощи епископа Белгородгкого и Обоянского Иоасафа Горленко (1705—1754).

Святитель Иоасаф родился 8 сентября 1705 года в городе Прилуки Полтавской губернии. Его родители Андрей Дмитриевич и Мария Даниловна назвали первенца Иоакимом. Они хотели видеть сына наследником их богатого имения, но Иоаким с детства проявлял интерес только к служению Богу. После восьмилетнего обучения в школе Киевского Братского монастыря, впоследствии преобразованной в академию, он уединился в Киево-Межигорском Спасо-Преображенском монастыре и принял монашеский постриг с именем Илариона. Через два года монах Иларион был переведен в Братскую академию учителем. Здесь он был пострижен в мантию и назван Иоасафом о честь индийского царевича Иоасафа. Кроме преподавания в академии Иоасаф Горленко, возведенный в сан иеродиакона, был членом Киевской Духовной Академии. В июне 1737 года иеромонах Иоасаф был назначен настоятелем Мгарского Спасо-Преображенского монастыря Полтавской губернии. По личному указанию Елизаветы Петровны 14 сентября 1744 года был возведен в сан архимандрита, а через полтора месяца назначен наместником Троице-Сергиевой лавры.

В январе 1748 года в Петербурге и Петропавловском соборе состоялось рукоположение Иоасафа Горленко в епископа Белгородского и Обоянского. В те времена Белгород был губернским городом, а Белгородско-0боянская епархия была одной из самых обширных в России. Однако в духовном отношении епархия находилась в упадке. Епископ Иоасаф регулярно совершал обозрение епархии. Большое внимание он уделял религиозно-нравственному состоянию местного духовенства, работе учебных заведений, находившихся в пределах епархии. Одной из главных его забот была помощь бедным. Он лично навещал обездоленных судьбою людей, неся им духовную и материальную помощь. В холодные зимние дни преосвященный Иосаф покупал на базаре дрова, сам колол их по ночам и отправлял нуждающимся. Святитель часто посещал больных и приносил им исцеление. О его чудесах сохранилось множество преданий и свидетельств. Постоянные служебные разъезды по епархии, аскетический образ жизни, административные заботы подорвали здоровье епископа Иоасафа Горленко. Предчувствуя близкую кончину, он решил навестить родителей. Прощаясь с белгородцами, сказал, что они больше не увидят его живым, просил у всех прощения и сам всех простил и благословил. Посетив родной дом в Прилуках, преосвященный Иоасаф отправился обратно в Белгород, который за шесть лет его архипастырского служения стал ему близким и дорогим. Но как и предсказывал Святитель, Белгород ему уже не суждено было увидеть живым. Остановившись в слободе Грайворон, где была его архиерейская вотчина, преосвященный Иоасаф тяжело заболел. Проведя более двух месяцев в больничной постели, 10 декабря 1754 года он умер, прожив чуть более 49 лет.

В связи с кончиной епископа Иоасафа Горпенко из Святейшего Синода последовал указ с предписанием, “тело преосвященного Иоасафа погребсти преосвященному Переяславскому Иоанну в

приготовленном самим Иоасафом в Белоградской соборной церкви склепе, и для того погребения и поминовения за неимением после Его преосвященства собственных денег, употребить из наличных в том Белоградском архиерейском доме имеющихся и до содержания того дома принадлежащих до трехсот рублей, а на что оныя деньги будут употреблены, о том дать Святейшему Синоду отчет”.

Скончавшегося Святителя переодели в голубой парчовый саксос, из розовой парчи омофор и красный подризник, а на голову возложили митру из зеленого бархата с жемчужным украшением. 15 декабря после заутренней литургии в домовой церкви Грайворонского архиерейского дома почивший Святитель в гробу был перевезен в Белгород. Два с половиной месяца тело лежало открытым в Свято-Троицком соборе, не предаваясь тлению и не теряя обычного цвета и вида. Только 28 февраля 1755 года гроб с телом покойного был поставлен согласно его завещанию в пещере под собором. Спустя два года духовные чины спустились в усыпальницу, открыли гроб и увидели, что тело святителя Иоасафа продолжало оставаться нетленным. Слух об этом быстро распространился по всему Белгороду и его окрестностям и стал привлекать к гробу Святителя больных и увечных, которые, приложившись к мощам, получали исцеление. С тек пор в течение более полутора веков белгородцы почитали Иоасафа Горленко святым, хотя официально он еще не был канонизирован.

Торжественное прославление нетленных мощей святителя Иоасафа состоялось 4 сентября 1911 года. В них приняли участие многие российские иерархи во главе с московским митрополитам Владимиром, великий князь Константин Константинович, великая княгиня Елизавета Федоровна. Закончились торжества 17 декабря, когда в Белгород почтить память святого Иоасафа прибыл император Николай II с семьей.

clip_image003[6]

Император Николай II у мощей Свт. Иоасафа

Девять лет мощи святого Иоасафа находились в Свято-Троицком соборе в серебряной раке, изготовленной в Москве известной фирмой Хлебниковых. Многие тысячи людей из разных городов и сел России побывали у раки святого Иоасафа. Известны сотни свидетельств чудесного исцеления больных, которые были официально зарегистрированы и собраны специальной комиссией.

В 1920 году произошло надругательство над святыней. Решением местных властей мощи были извлечены из гробницы и отправлены в Курск, затем в Москву, где были выставлены в Музее Наркомздрава. Из Москвы они были переправлены в Ленинград и помещены в экспозиции Музея истории религии и атеизма, который размещался в Казанском соборе, я потом были спрятаны на чердаке. Только в 1991 году мощи были извлечены из чердачного помещения. Для их опознания была создана комиссия. Активное участие в идентификации и возвращении мощей в Белгород приняли игумен Иоанн Попов, настоятель Преображенского собора протоиерей Олег Кобец и настоятель собора Святого Иоасафа Леонид Константинов. После проведенной специалистами идентификации мощи Святого Иоасафа были отправлены из Ленинграда в Москву, затем в Курск и 16 сентября прибыли в Белгород, где состоялись большие торжества по случаю их второго обретения. С тех пор мощи епископа Белгородского и Обоянского Иоасафа Горленко находятся в Преображенском соборе Белгорода, куда идут люди на поклонение.

По всей видимости, в Свято-Троицком со6оре или около него были похоронены Бепгородско-Обоянские епископы, умершие в Белгороде: Антоний Черновский (ум. в 1748 г.). Лука Конашевич (ум. в 1758 г.) и Порфирий Крайский (ум. в 1768 г.), а также умерший в 1763 году во время обозрения епархии, в Троицком Ахтырском монастыре, Иоасаф Миткевич. В отношении, по крайней мере, двоих из них, Луки Конашевича и Иоасафа Миткевича, был указ Святейшего Синода “погребсти в соборной Белоградской церкви”. Однако в биографических источниках XIX века не упоминается о том, что эти архиереи были похоронены в Свято-Троицком кафедральном соборе, хотя о более поздних захоронениях известно. По публикациям конца XIX — начала XX века установлено, что под собором были похоронены епископы Курские и Белгородские: Феоктист Мочульский (1729—1818 гг.), Илиодор Чистяков (ум. в 1861 г.), настоятель Свято-Троицкого монастыря архиепископ Варлаам (ум. в 1876 г.), а также епископ Пермский Ефрем (ум. в 1891 г. ).

Феоктист Мочульский родился в 1729 году о Заднепровской Украине. Окончил Переяславскую духовную семинарию, потом поступил в Киевскую духовную академию, где принял монашество. В 1761 году Феоктист Мочульский был назначен законоучителем в петербургский Сухопутный кадетский корпус, после которого в течение 17 лет был настоятелем монастырей в Глухове, Киеве, Ростове, Полтаве, Калязине. 4 января 1784 года был рукоположен в епископа Севской епархии, а 9 февраля 1787 года преосвященный Феоктист был переведен в Белгородско-Обоянскую епархию. В 1799 году, когда эта епархия была поделена на Слободско-Украинскую и Курско-Белгородскую, Феоктист Мочульский стал епископом Курским и Белгородским и оставался на этой должности до последних лет своей жизни.

Преосвященный Феоктист, находясь на епископской кафедре, много времени и сил уделял работе духовных учебных заведений, и в первую очередь Харьковскому коллегиуму, а когда епархия была разделена, начал усердно заниматься созданием в Белгороде духовной семинарии. Для этого в уже имевшейся в городе славяно-латинской школе он постепенно вводит новые предметы и добивается преподавания полного курса семинарской программы. В 1801 году 6лагодаря его хлопотам для семинарии был построен двухэтажный дом, в котором она и оставалась до переезда в Курск в 1833 году, а потом был передан духовному училищу. При преосвященном Феоктисте были открыты низшие духовные училища в Старом Осколе, Короче, Хотмыжске, Борисовке, Томаровке и других городах и слободах Курской губернии. Епископ Феоктист оставил по себе добрую память не только как прекрасный администратор и хозяйственник, но и как талантливый педагог. Он сам составлял учебный план для воспитанников духовной семинарии. О его педагогической деятельности современник писал: “Он почти каждодневно посещал классы, наблюдал за ходом учения, перечитывал все упражнения учеников, не только высших, но и низших классов, и собственноручно делал на них замечания, как учителям, так и ученикам”. Преосвященный Феоктист занимался и научной работой. Он автор многих учебников и пособий для учителей. Вот только некоторые из них: “Драхма от сокровища божественных писаний”, “Краткое наставление к сказыванию проповедей”, “Четверочастный дар юным священно и церковнослужительским детям Курской епархии”, “Детское словенословие и песнопение”, “Сокращение энциклопедии и самократчайшие правила латинской грамматики”, “Наставление учителю ирмолойного пения” и другие. За свой большой вклад в педагогическую науку и общественную деятельность Феоктист Мочульский был избран членом Российской Академии наук, почетным членом Харьковского университета, награжден орденами Св. Анны 1-й степени и Александра Невского.

Из всех белгородских архиереев преосвященный Феоктист дольше всех управлял епархией — свыше тридцати лет. В последние годы жизни он тяжело болел, подумывал уйти на покой, но так и остался на епископской кафедре до последних дней своей жизни. Феоктист Мочульский умер в 1818 году в глубокий старости. В своем завещании он писал: “желательно мне погребену быть близ родственника и благодетеля моего, покойного Преосвященного Порфирия Крайского, Епископа Белоградского, но впрочем везде Господня земля и исполнение ея”. Епископ Белгородский и Обоянский преосвященный Феоктист был похоронен в Свято-Троицком соборе, где он служил в течение трех десятилетий.

Епископ Илиодор Чистяков, с 24 марта 1844 года архиепископ. Управлял Курско-Белгородской епархией с 13 марта 1832-го по 5 ноября 1860 года. При нем епископская кафедра в 1833 году была переведена в Курск, но с 1845-го по 1860 год он оставался настоятелем Свято-Троицкого монастыря. Переехав в Курск, епископ Илиодор Чистяков почти не бывал в Белгороде, и фактически монастырем управляли его наместники — племянники и зятья. В это время, по словам историка белгородских церквей архимандрита Анатолия, Свято-Троицкий монастырь доведен был до крайнего обветшания”. Проживая после увольнения от управления епархией на покое в Белгородском Свято-Троицком мужском монастыре, архиепископ Илиодор умер 2 февраля 1861 года и был похоронен в северной части собора рядом с епископом Феоктистом Мочульским.

В Свято-Троицком соборе был похоронен архиепископ Варлаам, в миру Василий Успенский (1801—1876 гг.).

Архиепископ Варлаам родился о семье протоиерея Рязанской епархии. Учился в Московской духовой академии, где 6 ноября 1827 года принял монашество. Работал на административно-педагогических должностях в Вифанской, Тульской и Воронежской духовных семинариях. 4 мая 1837 года архимандрит Варлаам был назначен ректором семинарии и настоятелем Свято-Троицкого монастыря в Белгороде. Был профессором богословских наук. 31 января 1843 года хиротонисан в епископа, викария Киевского.

В последующие годы епископ Варлаам управлял Архангельской и Пензенской епархиями. 3 апреля 1860 года был пожалован в архиепископы и через два года переведен в Тобольск. 12 апреля 1872 года уволен на покой от управления Тобольской епархией, выхлопотал перевод на жительство в Белгород, где вторично управлял до самой смерти Свято-Троицким мужским монастырем.

Архиепископ Варлаам был большим почитателем святителя Иоасафа. Он автор одного из первых его жизнеописаний, над которым работал в 1830-е годы во время своего первого управления Свято-Троицким монастырем.

Архиепископ Варлаам скончался 31 марта 1676 года и был погребен согласно его завещанию в Свято-Троицком соборе рядом со святителем Иоасафом, к северу от него, через стенку.

Епископ Пермский Ефрем, в миру Николай Васильевич Рязанов, родился в Орловской губернии в семье дьячка. Окончил Орловскую духовную семинарию, а в 1841 году – Санкт-Петербургскую духовную академию. Отец Ефрем был преподавателем Волынской духовной семинарии, а позже ректором Рижской духовной семинарии, викарием Тамбовским, епископом Тобольским, Курским, Пермским. Последние годы жизни находился на покое в Белгородском Свято-Троицком монастыре, где и умер в 1891 году.

Закончим рассказ о белгородских архиереях, нашедших свой последний приют в некрополе Свято-Троицкого собора, епископом

Белгородским Никодимом, чья жизнь трагически оборвалась в 1919 году.

Епископ Белгородский Никодим, в миру Александр Кононов (1871—1919 гг.), родился в Архангельской губернии. Окончил Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия, был назначен смотрителем Александро-Невского духовного училища. В Петербурге написал и опубликовал ряд книг о подвижниках русской церкви. На молодого ученого богослова обратил внимание и благословил на подвиги Иоанн Кронштадский. В 1910 году был назначен епископом Рыльским и вторым викарием Курской епархии, потом наместником Белгородского Свято-Троицкого монастыря. С этого времени начался плодотворный период по сбору материалов о святителе Иоасафе. Созданная им церковно-археологическая комиссия объединила курских и белгородских богословов и краеведов для создания полной картины об епископской деятельности Иоасафа Горленко. Под руководством епископа Никодима и при его непосредственном участии были изданы три тома консисторских дел, связанных с деятельностью святителя Иоасафа, в Свято-Троицком мужском монастыре воссозданы его покои, музей святителя Иоасафа, обладавший обширным фондом документов.

15 ноября 1913 года епископ Никодим был назначен епископом Белгородским. Он продолжал заниматься изучением жизни и деятельности святителя Иоасафа и других подвижников. Много пишет. В Белгороде им был создан акафист святителю Иоасафу, написана книга “Житие, прославление и чудеса святителя Иоасафа”, содержащая ценные библиографические документы, фундаментальное исследование “Подвижники русские XIX столетия”. За эти труды он получил степень магистра богословия. Одновременно епископ Никодим много сил отдает пастырской деятельности. Его проповеди отличались необыкновенной выразительностью и убедительностью.

clip_image004[6]

Никодим (Кононов) Священномученик, епископ Белгородский.

Когда в октябре 1917 года в Белгороде была установлена советская власть, епископ Никодим, как и прежде, продолжал свои проповеди и беседы с прихожанами на религиозные темы. Первое время новая власть его не трогала. Он даже смог в 1918 году выехать в Киев на съезд епископов Юга России. Там его предостерегали от возвращения в Белгород, советовали переждать, пока переменится обстановка, но Владыко желал в это трудное время быть вместе со своей паствой и вернулся о бурлящий событиями Белгород. На Рождество он совершал службу в Свято-Троицком соборе и произносил поучительные проповеди. В этот же день епископ Никодим был арестован комиссаром Саенко, но сразу же отпущен. На следующий день после совершения литургии снова был арестован прямо в алтаре Свято-Троицкого собора. Владыку бросили в подвал земской управы (ныне здание Октябрьского районного суда по ул. Красина, № 31). После длительных допросов и мучительных пыток 10 января епископ Никодим был расстрелян на пожарном дворе. По другой версии, он был сброшен с колокольни Смоленского собора. Тело Владыки закопали в грязную яму. Верующие, узнав, где зарыт епископ-мученик, стали приходить на это место, приносили цветы и зажигали свечи.

Когда в июне 1919 года в Белгород вошла Добровольческая армия генерала А. И. Деникина, могила была вскрыта, и среди нескольких трупов убитых людей было обнаружено тело епископа Никодима. Медицинский осмотр установил наличие не смертельной огнестрельной раны груди, пролом черепа от удара тяжелым тупым предметом, обширный кровоподтек в верхней части головы и перелом гортанных хрящей от душения руками. При огромном стечении духовенства и местных жителей Владыко был похоронен под северной стороной Свято-Троицкого собора.

Епископ Белгородский Никодим канонизирован Русской православной церковью за рубежом.

Недалеко от Свято-Троицкого собора, примерно посредине нынешних улицы Фрунзе и проспекта Ленина со стороны улицы Богдана Хмельницкого в глубь монастыря размещалось Братское монастырское кладбище, на котором хоронили священнослужителей, преподавателей духовной семинарии и монахов. Сведений об этом кладбище сохранилось очень мало. На старинной открытке начала XX века мы можем видеть, как оно выглядело.

На монастырском кладбище был похоронен один на старейших преподавателей духовной семинарии Петр Петрович Аэбукин. Он родился в Калужской губернии в семье священника. Окончив в 1860 году Московскую духовную академию, со степенью кандидата был определен на должность преподавателя всеобщей и русской гражданской истории в духовную семинарию Белгорода и оставался на этой работе до конца жизни. За добросовестную работу на педагогическом поприще П. П. Азбукин был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени. В течение ряда лет он также исполнял обязанности секретаря правления семинарии, был помощником инспектора семинарии, состоял членом педагогического и распорядительного собраний. 10 марта 1879 года Павел Петрович после тяжелой болезни, продолжавшейся два месяца, скончался. Погребение покойного было совершено 13 марта в Свято-Троицком монастыре в присутствии всех преподавателей и воспитанников семинарии. Почти все духовенство Белгорода почтило память покойного служением панихид и участием в погребении, а его коллеги и воспитанники выразили свои чувства в прощальных речах. Воспитанник 6-го класса семинарии Николай Хлебников, прощаясь со своим учителем, говорил у гроба: “В лице твоем мы лишились не только кроткого и ревностного наставника, но и доброго советника и благодетеля. Твои отношения к ученикам были чисто отеческие. Едва ли кто слышал от тебя грубое слово, и едва ли найдется кто такой, который был бы тобой обижен. Нет, ты никого не мог обижать по своему доброму характеру. Каждый из нас в трудную минуту своей жизни мог обратиться к тебе с полною уверенностью получить от тебя полезный и благодетельный совет. И многие только благодаря твоим чисто родительским советам избегали опасности. Ты своими добрыми, чисто христианскими качествами имел на нас благотворное влияние. Твоя сильная любовь и преданность к Отечеству, твоя строго нравственная жизнь, твоя искренняя и чистосердечная религиозность глубоко запали в наши души и служили для нас образцом и примером”.

Известно, что на Братском монастырском кладбище Свято-Троицкого монастыря был похоронен иеромонах Вениамин. Биография этого замечательного человека изложена в некрологе, опубликованном в “Церковных ведомостях” 15 января 1894 года:

“11 ноября 1893 года скончался на 80-м году своей жизни глубоко уважаемый жителями города Белгорода иеромонах Белгородского монастыря отец Вениамин. Покойный отец Вениамин, в мире Василий Ершов, был сыном священника, обучался в Курский духовной семинарии. Вышедши из семинарии, принял иночество и священство в обители Белгородского Свято-Троицкого монастыря. В 1853 году он переведен был из Белгородского в Балаклавский монастырь для служения в Черноморском флоте и прикомандирован на корабль “Трех Святителей”, где и служил с 26 мая 1853 года по 9 сентября 1854 года, во время Крымской кампании он участвовал в Синопском сражении, проявляя беззаветное мужество; под градом пуль он неустрашимо исполнял обязанности пастыря. Когда не было возможности спасти корабль, на котором он находился, и корабль должен был пойти ко дну, он последним оставил его. За такое самопожертвование он был Высочайше награжден кабинетным наперсным крестом на Георгиевской ленте. Когда после гибели корабля “Трех Святителей” команда этого корабля была переведена на 4-й бастион, вместе с нею находился там и доблестный отец Вениамин. Здесь он, в продолжение всей одиннадцатимесячной осады Севастополя, находился неотлучно. В каждый воскресный и праздничный день он исполнял под неприятельским огнем священнодействия, исповедовал и приобщал нередко более тысячи человек. Кроме этого, при каждой постановке новых орудий на место подбитых он приглашаем был моряками для служения молебнов с водоосвящением и после каждой вылазки – для служения молебнов благодарственных. Сверх этого, в продолжение всей сказанной осады, он дежурил чрез день целые сутки в 1-м перевязочном пункте, исповедуя и приобщая раненых св. Тайнами, в доме Гущина он напутствовал гангренозных больных, в доме Екатерининском он отправлял погребения по убиенным воинам каждый день и всегда без певца; спускался на 9 аршин глубины в подземные галереи и служил там часы с вечернями, и исповедовал и приобщал запасными Св. Дарами подъемных подвижников. За такое ревностное и примерное исполнение христианских обязанностей отец Вениамин был сопричислен к ордену св. Анны 3-й степени с мечами. По возвращении из Севастополя отец Вениамин согласно его прошению опять был перемещен в Белгородский Свято-Троицкий монастырь, где и пребывал до последнего часа своей мирной христианской кончины.

Возвращаясь от вечернего богослужения, накануне своей кончины, в свою скромную келию и ступивши на первую ступень лестницы, ведущей в келию, отец Вениамин споткнулся. Шедший сзади его послушник хотел помочь взойти ему па лестницу. “Спасибо, брат, — сказал старец, — дай мне в последний раз взойти самому; завтра я не буду идти по ней”. Весь вечер и вся ночь до утрени были проведены почившим то в чтение псалтири и Евангелия, то в пении и чтении акафиста Спасителю и Божьей Матери. Когда пришел будильник будить к утрени, он застал отца Вениамина на ногах, поющим песнь Богоматери. Затем, немного погодя, он послал своего келейника за своим духовным отцом. Когда духовник явился, он начал делать предсмертные распоряжения: вручил ему три пакета, указав их назначение, просил пригласить хор певчих на обедню и погребение, назначил плату им, а также имеющим участвовать на погребении его иеромонахам и иеродиаконам и послушникам, и сделал многие другие распоряжения. На вопрос духовника: “разве вы себя так плохо чувствуете?”, он ответил; “да, я умру”. Когда духовник удалился из келии, он позвал к себе своего послушника и сказал: “ты не ходи к утрени, может быть ты мне будешь нужен”. И сам снова начал петь. Послушник, пришедши в свою комнату, лег и задремал. Когда он очнулся, то в келии была тишина. Он тихонько приотворил дверь в комнату почившего и увидел, что отец Вениамин навзничь лежит на постели уже бездыханным”.

Одним из последних, а возможно и самым последним был похоронен на Братском монастырском кладбище отец Петр Сионский. Протоиерей Петр Васильевич Сионский после окончания духовной академии служил смотрителем в Обоянском духовном училище. Затем был рукоположен архиепископом Питиримом в иереи и назначен смотрителем Белгородского духовного училища во вновь открытой при нем четырехклассной семинарии.

Весной 19й9 года в числе 28 человек он был арестован и перевезен в Курск. Здесь, во время взятия Курска Добровольческой армией был расстрелян большевиками как заложник вместе с другими арестованными и закопан в братской могиле за Херсонскими воротами. После взятия Курска армией генерала А. И. Деникина могилу вскрыли. Тело отца Петра Сионского было опознано, его перевезли в Белгород и похоронили на Братском монастырском кладбище.

Свято-Троицкий мужской монастырь был закрыт в начале 1920-х годов. На его территории в покоях святителя Иоасафа и архиерейском доме разместились уездный музей краеведения, детский дом имени III Интернационала и воинская часть. Детдомовцы стали первыми разрушителями Свято-Троицкого собора: они выбивали в храме стекла, срывали замки, полы, кровлю. С помощью красноармейцев были разрушены исторические святыни: Свято-Троицкий кафедральный собор и Знаменская церковь, бывший архиерейский дом и покои святителя Иоасафа. В ночь с 5 на 6 июня 1930 года взорваны остатки монастырских стен. Вместе со старинными храмами и зданиями уничтожили могилы епископов под Свято-Троицким собором и сравняли с землей Братское монастырское кладбище. Старожилы вспоминают, что когда в 1950-х годах рыли фундаменты для новых домов по улицам Ленина и Богдана Хмельницкого, вместе с землей грузили в машины и человеческие кости. От многочисленных памятников и надгробий старинного некрополя сохранился только один надгробный камень, который одиноко укрылся в кустах недалеко от уничтоженного Братского монастырского кладбища.

Александр Крупенков .



Кол-во просмотров страницы: 4134

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 13 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение