Судьба «Ориона» на «Невском проспекте»

clip_image002Ближе к Соборной площади города Белгорода находится старинное здание — бывший театр и кинематограф «Орион». Некоторые краеведы называют дату его постройки:1910 год, однако в «Путеводителе по Белгороду», вышедшем в 1911 году, «Орион» еще не упоминается. Вероятнее всего, он был открыт накануне Первой мировой войны.

Новая жизнь в купеческом доме.

Первоначально театр «Орион» выглядел по другому и был совершенно не похож на то здание, которое мы привыкли видеть. Нынешнее состоит из двух домов: бывшего театра «Орион» (западная половина здания) и примыкавшего к нему двухэтажного дома, который был несколько ниже театра и имел совершенно другую архитектурную форму. В этом доме, по воспоминаниям старожилов, в 1930-х годах находились универмаг горпо, гастроном, магазины винно-водочный и электротехнических товаров, потом разместилась бильярдная. Первые этажи обоих зданий разделялись проходом во двор, а над ними был устроен эркер — каменный, прямоугольный остекленный выступ с куполом наверху и двумя полукруглыми балконами по бокам, который соединял оба здания .

До Октябрьской революции владельцем «Ориона» был купец Пивоваров. Часть здания он сдавал под жилье и магазины.

!2 марта 1917 года здесь был избран первый Белгородский Совет рабочих и солдатских депутатов. Его председателем был выбран меньшевик-интернационалист Леонид Александрович Меранвиль, занимавший эту должность по январь 1918 года. Вице-председателем стал большевик Петр Александрович Костюков. Большое влияние на Совет оказывала деятельность большевистской организации во главе с Иваном Густавовичем Озембловским. 24 апреля 1919 года дом был национализирован и передан в распоряжение Белгородского уездного комитета РКП (б), который в тот же день вынес постановление: «Театр «Орион» назвать Коммунистическим объединенным для красноармейцев и рабочих… все здания, где находится театр «Орион», очистить от жильцов и магазинеров и предложить квартирному отделу найти помещения для выселяемых». Вскоре, в том же 1919 году, он был назван Домом искусств имени А. В. Луначарского. После революции репертуар театра изменился. На его сцене ставились революционно-агитационные спектакли. Большим успехом у зрителей пользовался спектакль «Смерть за свободу».

После спектаклей в «Орионе» в вечернее время устраивались танцы, которые охотно посещала молодежь. Но властям такие «пережитки прошлого» оказались не по душе, и 25 декабря 1921 года президиум Белгородского уисполкома в составе Полозкова, Костюкова и Колядина наложил на них запрет: «Признавая, что танцы, устраиваемые непосредственно после спектаклей, создают обстановку халтурничества и способствуют проявлению шарлатанства, давая возможность отдельным лицам, приманывая публику танцами, извлекать выгоду из постановки антихудожественной дребедени, тем самым понижая художественную ценность театра, запретить устройство танцев после спектаклей. Допустить возможность устройства танцев исключительно организациям в виде семейных танцевальных вечеров, но отнюдь не после спектаклей, вместо последних можно устраивать несложные дивертисменты. Допускать танцевальные вечера исключительно с целью благотворительной. Всем воинским частям, кроме вышеуказанного, руководствоваться телеграммой Орловского военного округа.

Виновных в нарушении сего постановления привлекать к ответственности в административном порядке через отдел управления».

6 марта 1920 года в большом зале театра перед белгородцами выступал председатель ВЦИК М.И. Калинин, прибывший в Белгород во главе агитпоезда «Октябрьская революция» Заканчивая свою длинную речь, Михаил Иванович сказал: «…Я думаю, что в этом зале не должно быть ни одного человека, который бы не приобщился к этим великим историческим событиям. Пройдут года, мы будем сытно есть, хорошо жить — эта самая зала, может будет красивой, изящной, но эти года нашего голода, страдания, нищеты никогда не изгладятся из памяти потомства, и в вашей собственной жизни ваши года будут считаться лучшими годами вашей жизни».

Выступление «всероссийского старосты» в «Орионе» запечатлел в своих воспоминаниях член Белгородского уисполкома Н.А. Кариков: «Весть о том, что М.И. Калинин будет выступать в гортеатре и что вход будет свободным, быстро разнеслась по городу, и к 18 часам зрительный зал, фойе были заполнены до отказа: все места, где можно было стоять и даже при входе на сцену — все были занято.

Раздался гром рукоплесканий Михаил Иванович быстро прошел на сцену. Он говорил не менее двух часов при полной тишине присутствующих. Митинг закончился овацией в честь Михаила Ивановича и дружным пением «Интернационала».

О выступлении М. И. Калинина и создании первого Совета рабочих и солдатских депутатов в «Орионе» в послевоенные десятилетия напоминали мемориальные доски, установленные на доме, но в 1990-х годах одну из них, посвященную М.И. Калинину, сняли.

clip_image004

Другим событием, оставшимся в памяти белгородцев довоенного Белгорода, стала встреча в 1941 году в городском театре с известным писателем, автором исторической эпопеи «Цусима» Алексеем Силычем Новиковым-Прибоем и его близким другом Александром Владимировичем Перегудовым. Театр не мог вместить всех желающих встретиться с писателями. К восьми часам вечера 4 февраля зрительный зал был переполнен. На первый литературно-художественный вечер пришли партийные, комсомольские, советские работники, руководители предприятий и учреждений, служб железнодорожного узла и стахановцы, врачи, учителя и учащиеся. А.В. Перегудов рассказал о том, как работал Новиков-Прибой над «Цусимой». Потом сам автор прочитал отрывок из своего нового романа «Капитан 1-го ранга», рассказал о том, как он стал писателем, о встречах с А.М. Горьким.

На следующий день в театре состоялся еще один литературно-художественный вечер, на котором произошла трогательная встреча Алексея Силыча со своей литературной «крестницей» Цусимой, которую привел на вечер ее отец — техник Белгородского мелоизвесткового завода Владимир Сергеевич Дегтев. Свою дочь, родившуюся в августе 1935 года, он с женой назвал в честь знаменитого произведения «Цусима», отметив тем самым глубокую любовь и уважение к его автору. Узнав через пять лет о девочке Цусиме, Новиков-Прибой написал ее родителям из Москвы в Белгород теплое письмо.

На вечере в театре Алексей Силыч взял девочку на руки и дал ей гостинцев. Радостная Цусима обняв писателя, пожаловалась ему, что ее младший братишка Арнольд разбрасывает по комнате игрушки, а ей приходится за ним убирать. Прощаясь, Новиков-Прибой подарил Цусиме куклу.

В бывшем «Орионе», имевшем самый лучший и большой зал в городе, после Октябрьской революции чуть ли не ежедневно стали проводиться различные съезды, пленумы, совещания, собрания, вплоть до «собрания сапожников для обсуждения вопроса о создании кооператива для работ на Красную армию». Президиум уездного исполкома решил положить конец такой практике и разослал всем отделам исполкома комитета партии и профбюро телефонограмму: «Так как в последнее время театр, бывший «Орион», превратился в помещение для всякого рода собраний и заседаний, чем постепенно теряет свое предназначение, президиум исполкома разъясняет, что 1-й Советский театр должен быть использован только по прямому назначению и только в самых исключительных случаях для другой цели с полного согласия унаробраза».

22 декабря 1920 года здания театра «Орион» было предоставлено уездному профбюро, которое открыло в нем Дворец труда («Рабочий дворец»). Однако существование под одной крышей двух учреждений — Дворца труда и театра не приносило пользы ни тому ни другому, и вскоре Дворец труда был отселен и переведен в бывший дом купца Самойлова.

Гостеатр, суд, торговая лавка, музей… И снова театр

В Гостеатре, как он стал теперь называться, работал коллектив достаточно талантливых актеров, который выступал на сцене своего театра, а также выезжал на гастроли в соседние районы.

В здании Гостеатра иногда проводились судебные заседания по делам, имевшим широкий резонанс. Так. В июле 1925 года здесь проходила выездная сессия Курского губернского суда над бандой «лесных братьев». На скамье подсудимых оказались шесть человек, все молодые люди в возрасте не более 25 лет, дезертировавшие в гражданскую войну и занимавшиеся разбоем в Белгородском уезде. На счету «лесных братьев» было много преступлений: убийства коммунистов и простых крестьян. Проезжавших по безлюдным дорогам, покушения на работников волостных советов, попытка разоружения отряда по борьбе с бандитизмом и многое другое. В период своего расцвета банда насчитывала до 200 человек. Руководитель банды Алябьев и его ближайший помощник Саратов были приговорены к расстрелу с конфискацией имущества, остальные получили разные сроки заключения.

К середине 1920-х годов в здании оставались только театр и торговые заведения. Новоявленные торговцы заняли даже подвальные помещения. В одном из них разместился книжный магазин «Контрагенство печати», имевший большой выбор политической, антирелигиозной, сельскохозяйственной литературы, учебники для Совпартшколы и школ 1 и 2 ступеней. Здесь можно было также подписаться на газеты и журналы: «Правда», «Беднота», «Экономическая жизнь», «Рабочая Москва», «Труд», «Продовольственная газета», «Гудок», «Дер-Эмес», «Рабочая газета», «Торгово-промышленная газета», «Юношеская правда».В 1926 году подвальные помещения «Ориона» сдали в аренду магазину «Гигиена» и Обществу взаимного кредита.

В феврале 1926 года все торговые точки закрыли, а освободившиеся помещения передали театру под фойе, курительные комнаты, бутафорскую,декорационную и костюмерные мастерские. В 1930-х годах несколько комнат отвели под краеведческий музей , однако открывался он очень редко, и многие белгородцы даже не знали о его существовании.

Любимое место отдыха

В 1936 году творческий коллектив театра пополнился новыми актерами. Для постановки новых спектаклей стали приглашать режиссеров из Харькова и Курска. В репертуар включались лучшие пьесы русских классиков и советских драматургов. Любимыми актерами белгородцев были В Домагаров (заслуженный артист РСФСР), Л. Каменская, трагически погибшая в расцвете лет, А Воронцова, В. Белоусов, С. Музиль (главный режиссер). На спектакли с их участием всегда были аншлаги. Должность директора театра занимала С. Козлова. Она много сделала для его успешной работы. При ней была сооружена сцена, на которой установили круглую площадку, позволившую быстро менять декорации, приобретена новая световая аппаратура. Пол в конце зрительного зала подняли и сделали наклон, чтобы зритель в любом ряду мог хорошо видеть сцену. Расширили фойе, гардеробную, открыли буфет. Для зала и фойе закупили 716 откидных венских стульев и полукресел. В соседнем здании универмага, примыкавшем к театру и переданном ему, на первом этаже было устроено второе большое фойе и сделана эстрада для оркестра. Была организована предварительная продажа билетов и абонементов в кассе театра и на всех крупных предприятиях города.

В 1940 году в театр пришел новый художественный руководитель А. Баккаревич, а вместе с ним одиннадцать новых артистов: Г. Базилевский, Г. Вильямсон, Л. Зискин, С Зискина, Н Нильскин, А. Пиковский и другие. В том же году при городском театре создали филиал кукольного театра под руководством актера А. Румянцева. 20 октября 1940 года здесь состоялись первые два представления для детей.

Послушаем, что рассказывают о довоенном театре старожилы Белгорода. Чаплыгин Виктор Владимирович: «А потом (до войны) отца назначили администратором театра. Он располагался на улице Ленина в старинном доме, в котором теперь художественный музей. В театральном зале наверху находилась галерка, а внизу партер. Спектакли шли по четыре часа, начинались в 8 вечера, а заканчивались в 12 ночи. Обычно спектакль состоял из трех действий в 12 картинах. А сейчас что за театр — полтора часа и все кончилось. Люби тогда действительно ходили отдохнуть в театр после рабочего дня. Имелся там отличный буфет. Перед началом сеанса или в антрактах люди могли посидеть, поговорить, выпить и закусить, и никто никогда не напивался. Я часто с отцом бывал в театре».

Кизилова Алла Михайловна: «Отец мой до войны был директором драмтеатра, теперь в нем размещается художественный музей. В 1936-37 году я ходила еще в детский садик. Тогда я часто бегала встречать его с работы, потому что напротив театра находился «Зеркальный магазин», в котором продавалось пирожное, и он всегда мне покупал его. Часто ходила в театр. До сих пор помню всех артистов, которые играли тогда: два брата Александр и Сергей Музили, Тамара Сергеева, Мравина — комедиантка, Базилевский, Резинин, Каменская, которая рано ушла из жизни и была похоронена на городском кладбище. Шли в то время «Таня», «Слуга двух господ», «Хижина дяди Тома» и другие. На эти спектакли мы ходили всей семьей и смотрели по нескольку раз».

Конорова Татьяна Михайловна: «Мне дорог этот дом, его лестницы, стены, зал, сцена, потому что моя мама Конорова Зоя Дмитриевна, окончившая Ленинградскую консерваторию, работала там аккомпаниатором, и я с самых малых лет «пропадала» на репетициях, спектаклях, часто по вечерам засыпала где-нибудь за кулисами, а бывало и танцевала в виде вставного номера».

От «немецкого порядка» к возрождению

1 января 1942 года в бывшем «Орионе» открылся Немецкий городской театр. В это день была представлена большая музыкальная программа. Ее открыл военный музыкальный ансамбль под управлением ефрейтора Штаблера, исполнивший музыкальные пьесы Франса Зуппе и Пауля Линке. Показали свои номера и белгородцы. Наряду с выступлениями артистов, на сцене театра часто выступали агитаторы — пропагандисты «нового порядка» и «счастливой» жизни в Германии. Так, 14 сентября 1942 года в Немецком городском театре состоялась встреча с инженером Бурановым, работавшим несколько месяцев в группе специалистов в Германии, который выступил с докладом «Что я видел в Германии».

Во время второго взятия фашистами Белгорода в марте 1943 года здание театра было разрушено на 65 процентов, поэтому в освобожденном 5 августа от врага городе оно стало одним из первоочередных объектов, предназначенных к восстановлению. Уже 28 сентября Белгородский горисполком принял решение о восстановлении театра и поручил эту работу городской ремонтно-строительной конторе. Задача перед строителями стояла непростая. Нужно было произвести «срочное восстановление разрушенных : части стены, тамбура, чердачных перекрытий, кровли, полов, демонтаж и монтаж центрального отопления, столярные работы и остекление», а также частичную внутреннюю перепланировку.

Восстановленное здание предполагалось использовать под театр только лишь в первое время, а в ближайшей перспективе планировалось строительство нового, более вместительного театра. Но появился он только через два десятка лет на площади Революции.

Частичное восстановление театра , в котором активное участие приняли и актеры, было произведено, и в апреле 1944 года он возобновил свою работу. Директором в это время был Кордонский. При нем театр доукомплектовали артистами театра музкомедии Московской области, и некоторое время он назывался Белгородский театр музыкальной драмы и комедии. До полного восстановления здания было еще далеко. В архивном документе 1948 года сообщается: «В настоящее время театр требует дополнительного восстановления и главного внутреннего оборудования, на что денег нет. Зритель в театре сидит на скамейках, нет ни одного дивана, нет в фойе стульев, совершенно плохо театр обеспечен необходимыми костюмами и театральным оборудованием».

В 1948 году полностью обновился творческий коллектив. Вся труппа теперь состояла из молодых актеров, окончивших Тульскую театральную студию. Эта студия была создана в 1944 году. В нее вошли молодые люди — дети тульских рабочих, оружейников, колхозников, интеллигенции. Из 500 желающих в нее отобрали 30 наиболее талантливых девушек и юношей. Три года неустанной работы дали результат. Студия стала театром. Решением ЦК ВЛКСМ и комитета искусств при Совете Министров СССР молодой комсомольский театр был направлен в Белгород. Вместе со своими воспитанниками приехали бессменный художественный руководитель студии и ее лучший режиссер В. Королевич, педагог А. Иртеньев. Первой работой нового театрального коллектива в Белгороде стал спектакль «Молодая гвардия» по роману А. Фадеева. В том же году состоялись премьеры спектаклей «Воспитанница» по А.Н. Островскому, «Младшая сестра» по лирической повести И. Назарова, «Пути-дороги» Г. Федорова.

10 августа 1949 года комиссия, созданная исполкомом горсовета, обследовала техническое состояние театра и установила, что он находится в аварийном состоянии, угрожает обвалом потолком, крыши… Директора театра Мальковского обязали немедленно приступить к ремонту здания, До конца года был произведен капитальный ремонт, завезена новая мебель, и в декабре театр снова открыл свои двери.

В 1950 году его закрыли, а в здании открылся белгородский Дом культуры. В нем проводились лекции и доклады на общественно-политические, естественнонаучные, технические, литературно-художественные темы. В 1951 году состоялось 190 концертов и спектаклей, из которых 105 были подготовлены коллективами художественной самодеятельности и 85 профессиональными артистами. В Доме культуры демонстрировались кинофильмы, проводились тематические вечера и утренники, работали физкультурный, хоровой, драматический и хореографический кружки. В 1951 году при Доме Культуры была открыта художественно-декоративная мастерская.

В конце декабря 1954 года, когда заканчивался первый год существования Белгородской области, Дом культуры ликвидировали, и в здании снова открылся театр, теперь уже областной. В 1958 году дом, примыкавший к театру, реконструировали — убрали эркер, надстроили верхнюю часть с маленькими окошками и сделали его в едином стиле с театром. В этой половине здания на первом этаже разместился декорационный цех, а на втором — общежитие для актеров, репетиционная комната и библиотека.

В бывшем «Орионе» Белгородский городской, а потом областной театр находился около сорока лет, до 1962 года. На его сцене в разные годы выступали многие известные театральные коллективы страны, любимые в народе артисты и певцы Л. Сибиряков, И. Ильинский, Р. Зеленая, В. Марецкая, В. Станицын, А. Тарасова, М. Жаров и многие другие. 20 апреля 1956 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Белгородскому областному театру было присвоено имя Михаила Семеновича Щепкина. После переезда театра в новое здание на площади Революции в бывшем «Орионе» разместилось культпросвет училище.

С довоенных времен в помещении городского театра проживали актеры с семьями. Это продолжалось и после того как он переехал в новое здание. В культпросветучилище вместе со студенческими аудиториями размещались и жилые квартиры. С каждым годом количество студентов увеличивалось. В связи с острым недостатком учебных кабинетов, а также, учитывая неприспособленность комнат занимаемых под жилье, семьи сотрудников областного драматического театра в 1971-1972 годах были отселены из здания, а освободившиеся комнаты переданы под учебные кабинеты культпросветучилища.

С 1983 года его занимал художественный музей. Сегодня это здание, как и прежде украшает так бедный памятниками истории и архитектуры главный проспект города, названный в начале XX века автором «Путеводителя по Белгороду» И, Кулегаевым «Невским проспектом». После переезда художественного музея в 2007 году в новое современное здание бывший театр «Орион» временно передали областной филармонии. Дальнейшая его судьба оказалось неопределенной. Сумеем ли мы сохранить один из лучших памятников истории, архитектуры и культуры Белгорода или его постигнет печальная участь других домов исчезающего на глазах старого Белгорода?..

А. Крупенков.

Член Союза писателей России



Кол-во просмотров страницы: 3957

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 13 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение