Войска НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии в Курской битве (Белгородское направление) (2)

clip_image002

Ю.В. Коннов

Перейдём к рассмотрению особенностей несения службы и выполнения, поставленных перед частями по охране тыла задач.

Основным направлением в работе военнослужащих НКВД была фильтрация военнослужащих и гражданских лиц, перемещавшихся в прифронтовой полосе. Естественно, что при проверке на КПП, а также во время действий дозоров и РПГ, имели место задержание диверсантов, дезертиров, пособников фашистов, а также лиц, вызвавших какие-либо сомнения. Все задержанные лица, как военнослужащие, так и гражданские, заносились в книгу учёта задержаний, а вызвавшие сомнение в книгу задержаний подозрительных лиц с указанием следующих данных: №, Ф.И.О., возраст, краткие установочные данные, отношение к военной службе, кем, когда и где задержан, что изъято при задержании, дата прибытия в РО, результат фильтрации, когда и кому передан, результат суда (в этой графе заносилось и когда освобождён). Книги хранились в разведотделении полка, личным составом которого и проводилась фильтрация.

Обратимся к документам. Например, в июне месяце, согласно книге задержаний 41 ПП УВ НКВД по ОТ ВФ задержано 26 человек. Из них 5 человек разоблачено, как агентов гестапо и 2 бандита. Все они переданы для следствия Суджанскому РО НКВД. Более 10 человек дезертиры и дезертиры трудового фронта. Также переданы соответствующим органам.

В июле в полосе действий того же полка было произведено 13 задержаний, из них 5 человек – дезертиры (все из 40 армии). Они были переданы КРО НКО «СМЕРШ» 40 армии. 5 человек были разоблачены, как агенты гестапо и предатели и переданы Краснопольскому и Суджанскому РО НКГБ.

Лица, нарушившие установленный порядок нахождения в прифронтовой полосе, а также военнослужащие, заблудившиеся и отставшие от своих частей, как правило не вносились в указанные книги (если конечно, не являлись злостными нарушителями, не оказывали неповиновения, не вызывали сомнений). Таких задержанных общим количеством по категориям учёта (без соответствующих документов, отставших от своих частей, неорганизованно отходящих с поля боя и т.д.) перечисляли в ежедневных оперативных сводках полков.

В отношении военнослужащих самым распространенным поводом к задержанию служило отсутствие или неправильное оформление документов, что отнюдь не свидетельствует о наличии вины самих военнослужащих. В качестве иллюстрации рассмотрим выдержку из докладной записки командира 1 заградительного отряда гвардии старшего лейтенанта Седых начальнику штаба 6 гвардейской армии гвардии генерал-майору Пеньковскому о работе за период с 9 мая по 18 июня 1943 года. Вот что он пишет: «Нами указывалось командованию 375 СД и приданных ей соединений на необходимость самым срочным образом снабдить военнослужащих документами, оформив их согласно приказа по фронту. До сего времени наблюдается так же явление, когда красноармейских книжек у ряда военнослужащих нет, а если есть, то они не оформлены соответствующими записями и печатями…. Наблюдаются случаи, когда лица среднего командного состава не имеют документов или имеют неправильно оформленные». Естественно, что сложившаяся ситуация создавала проблемы не только для заградотрядов, но и для войск НКВД. Например, 5 июня всеми заставами 92 КПП было задержано 56 военнослужащих, и из них 51 — без установленных документов.

Если в период оперативной паузы основная часть задержаний приходилась на гражданское население, то во время активных боевых действий и изменения линии фронта возрастало число задержанных военнослужащих и в первую очередь, неорганизованно отходящих с поля боя.

Обратимся опять к документам. 20 июня заставами 90 пограничного полка было задержано 23 военнослужащих и 56 гражданских лиц. РПГ задержали ещё 50 человек гражданских лиц.

Перед началом битвы 3 июля на КПП застав этого же полка было задержано 10 военнослужащих и 125 гражданских лиц. Кроме этого 102 гражданских было задержано РПГ застав.

С началом боевых действий состав задержанных меняется, особенно к концу первой недели сражения. Например, 10 июля на КПП застав полка было задержано 452 неорганизованно отходящих с поля боя военнослужащих, кроме того РПГ и манёвренной группой (108 мангруппа в этот период была подчинена 90 ПП) задержано 280 человек. О гражданских лицах вообще ни слова.

За 12 июля заставами задержано 525 человек, кроме того 448 – РПГ и мангруппой. Из них на участке 3 батальона четырьмя РПГ было задержано 307 человек, а на участке 2 батальона – 112 человек.

На 13 июля к 20.00 было задержано неорганизованно отходящих с поля боя на участке 1 СБ – 372 человека, а на участке 3 СБ – 388 человек. Кроме того службой РПГ было задержано на участках 1 СБ – 240 человек, на участке 3 батальона — 210 человек, мангруппой задержано 66 человек.

14 июля неорганизованно отходящих с поля боя было уже 1195 человек, из них на участке 1 СБ задержано четырьмя РПГ – 640 человек.

Приведённые данные дают нам не только представление о деятельности частей по охране тыла, но и предоставляют косвенные указания на то, где противник наносил удары в те или иные дни. Так, зная, что заставы 3 СБ 90 ПП располагались на левом фланге 6 ГА (район с. Котово – с. Пушкарное – с. Устанка Обоянского района), а заставы 1 и 2 СБ в тылу 5 ГА, 5 ГТА и частично правого фланга 69 А (район с. Наголное — с. Вихровка Пристенского района и с. Призначное — с. Гагарино – с. Кощеево Прохоровского района) мы можем сделать вывод, что 12-14 июля противник продолжал усиливать давление и на Прохоровском, и на Обоянском направлениях.

На Корочанском направлении также складывалась непростая обстановка, о чём свидетельствуют сводки 92 КПП. Так, только 8 июля было задержано 758 военнослужащих, из них неорганизованно отходящих с поля боя -734. «На участке 3 батальона в районе с. Заячье, Ломово, Ютановка, Стрелица, Большое Городище, Александровский, Цепляевка отмечается большое передвижение в тыл неорганизованно отходящих с поля боя мелких групп, одиночек военнослужащих, особенно со стороны военнослужащих подразделений 78,73,81 гв. СД. За период 7 и 8 июля задержано: 78 – 339 человек; 73 – 332; 81 – 107 человек. Все переданы КРО своих дивизий».

В документах УВ по ОТ ВФ по итогам оборонительных боёв приводятся несколько другие сведения. Всего было задержано 6965 военнослужащих частей КА ВФ с наибольшим числом по следующим подразделениям:

93 ГСД – 969 человек;

51 ГСД – 703 человека;

52 ГСД – 648 человек;

92 ГСД – 353 человека;

89 ГСД – 294 человека.

Как видим, общая численность задержанных приводится за все дни оборонительных боёв и в основном по частям 6 ГА и 69 А, а подразделения 7 ГА не упоминаются. В то же время из приведённых выше сведений мы знаем, что только за один день по той же 7 ГА задерживалось иногда большее количество военнослужащих одной дивизии, чем указано в итоговом документе УВ по ОТ ВФ за весь период оборонительных боёв. В связи с изложенным приходится констатировать, что данный вопрос требует дополнительного исследования.

Если о военнослужащих, неорганизованно отходивших с поля боя или задержанных без установленных документов, указывались только общие цифры, то в отношении пособников фашистов, диверсантов или дезертиров давались подробные сведения. В ежедневных оперативных сводках существовала специальная графа о характерных случаях задержании перечисленных лиц. Необходимо было указывать как, когда, с применением каких средств они были задержаны. Данные обобщались и затем ГУВ по ОТ ДКА выпускались сборники для использования опыта в повседневной служебной деятельности. Вот несколько примеров задержания по 90 ПП и 92 КПП УВ по ОТ ВФ:

«31.05. в 12.00 часовой у резервной заставы №2 красноармеец Тюленев заметил проходившего мимо его неизвестного. Часовой остановил неизвестного с целью проверки документов. Последний при проверке заявил: «Уж мне надоело все, везде и всюду проверяют, останавливают. Неужели я такой подозрительный человек, ведь я местный житель и 10-15 м отсюда мой дом. Разве враги здесь ходят. Все эти Ваши мероприятия напрасны. Разве здесь бывают шпионы».

При проверке документов Тюленев обнаружил, что свидетельство об освобождении от службы написано на немецкой бумаге, что у Тюленева вызвало подозрение и он задержал неизвестного. На допросе неизвестный разоблачён как агент немецкой разведки …»;

«…По заявлению председателя Новеньковского сельсовета стало известно, что в колхозе «Красная армия» из числа эвакуированных скрываются лица призывного возраста и другие подозрительные элементы.

На основании полученных данных начальник 13 заставы ст. лейтенант Зубарев выслал наряд в составе старшего – сержанта Молодкина Алексея Дмитриевича, 2 красноармейцев (фамилии неразборчивы) произвести проверку всех проживающих жителей в колхозе «Красная армия».

В результате тщательной проверки документов был задержан с фальшивыми документами … На предварительном допросе начальником заставы было установлено, что …. задерживался нарядами частей Красной Армии и после предъявления документов освобождался. Как оказалось …. служил в составе 520стрелкового полка, участвовал в боях. Попал в плен, был завербован немцами и переброшен через линию фронта со шпионским заданием»;

«16.7.43 г. наряд (дозор) 5 заставы в составе ст. сержанта Тропникова и кр-ца Хохлова, выполняя службу дозора в районе с. Купино, при проверке легкораненых красноармейцев следовавших от линии фронта оказалось, что у одного из военнослужащих с забинтованной левой руки не оказалось карточки передового района. На вопрос, где документы задержанный ответил, что документов у него нет, они находятся у старшего, который повёз раненных на машине.

Наряд конвоируя задержанного на заставу в пути встретился с мл. лейтенантом, который заявил наряду, что задержанный «раненый» красноармеец … является механиком-водителем лично его танка, а сам младший лейтенант командир танка. Далее младший лейтенант сообщил, что он бросил танк и бежал с поля боя. Задержанный «раненый» красноармеец и младший лейтенант нарядом были доставлены на заставу. В результате произведённой фильтрации установлено: задержанный «раненый» красноармеец … оказался механиком-водителем 201 танковой бригады, бросившим танк на поле боя и дезертировавшим из части.

При проверке документов у младшего лейтенанта подтвердилось, что младший лейтенант Соцкий является командиром танка 201 танковой бригады и, что он был послан на розыск …»;

«…Начальник 13 заставы получил сведения от БС, что в с. Проходное Корочанского района скрывается дезертир ….. 17.7. в указанный пункт выслан секрет в составе старшего – ефрейтора и 3 красноармейцев. Прибыв в с. Проходное, секрет расположился попарно у дома дезертира …. Просидели до 5.00 18.07. признаков дезертира не было. Старший ефрейтор Чувинов решил произвести обыск дома.

Красноармеец Анисимов осматривая территорию прилегающую к строениям заметил, ни в чём ни повинную на простой взгляд кучу мусора, вызвавшую у него подозрение. Разрыв кучу секрет обнаружил под досками яму и сидевшего в ней дезертира….. Последний был изъят из ямы и откомандирован на заставу (передан в КРО 7 гв. А)».

Как видно, главным в данном направлении служебной деятельности являлось соблюдение бдительности и содействие со стороны местного населения.

Характерно, что даже во фронтовых условиях, когда сама обстановка требует чёткого соблюдения служебной дисциплины и особой бдительности, в преддверии праздников выдвигались требования об их повышении. Например, в приказе №001027 «О мероприятиях по обеспечению празднования международного праздника 1 Мая в 1943 году» от 17 апреля 1943 года по управлению войск НКВД по охране тыла Воронежского фронта отмечалось, что разведорганы противника усиливают работу и забрасывают в тыл Красной Армии большое количество шпионов, диверсантов и террористов. Указывалось, что в преддверии и в дни празднования 1 мая враг максимально активизирует деятельность.

«…В связи с этим на войска НКВД возлагается задача всей совокупностью войсковых, оперативно-разведывательных и режимных мероприятий обеспечить образцовый революционный порядок в прифронтовой полосе и в районах дислокации гарнизонов войск НКВД.

…С 00 часов 25.4.43 г. по 24.00 5.5.43 г. охрану тыла вести усиленно, положив в основу службу РПГ. Служебную нагрузку довести: на рядовой состав до 12 часов, младший начальствующий состав – до 8 часов, среднему и старшему начсоставу до 4-6 часов в сутки. Начальнику санитарной службы предписывалось взять под строгий учёт все ядовитые и сильно действующие медикаменты и обеспечить тщательное хранение их».

Раннее уже указывалось, что в период оперативной паузы задерживалось большое количество гражданских лиц. Это было связано с одним из направлений оперативно-служебной деятельности войск НКВД по отселению и обеспечению порядка в зоне прифронтовой полосы.

Правовым основанием для проведения данной работы являлись положения Директивы Верховного Главнокомандующего №30101 и приказа командующего Воронежского фронта от 24.04.1943 г., которые были продублированы решением бюро Курского обкома ВКП(б) и облисполкома от 27.04.1943. В июне 1943 года командованием Воронежского фронта в их развитие была утверждена специальная инструкция комендантам городов и населённых пунктов участка фронта, оговаривавшая порядок несения службы и пропуска гражданского населения в 10-, 25-, 50- км зоны прифронтовой полосы. Также было принято специальное постановление Совета Воронежского фронта №063 от 9.6.43 г. об обработке полей и огородов в 25 км прифронтовой полосе.

Местные органы власти, в соответствии с указанными документами, при отселении из прифронтовой зоны в сёлах оставляли по 4-5 человек для наблюдения и сохранения имущества граждан, а также осуществляли мероприятия по организации сельскохозяйственных работ в зоне отселения.

Как же на практике осуществлялись данные мероприятия. Документы частей по охране тыла дают нам сложную и противоречивую картину, показывающую, что, несмотря на все меры выполнить данную задачу не удалось.

Командир 92 КПП в своём указании всем командирам батальонов от 31 мая 1943 года прямо пишет: «Надо в конце концов понять, что отселение жителей из прифронтовой полосы является делом большой Государственной политической важности, направленной на пресечение действий вражеской агентуры и выявления скрывающегося дезертирствующего элемента в нашем тылу.

…Категорически запретить председателям колхозов др. руководителям местных организаций выдавать какие бы то ни было пропуска для прохода в 25 км прифронтовую зону под всякими предлогами. Всех граждан отправлять в органы НКВД и РК милиции для привлечения к уголовной ответственности».

В порядке контроля кроме основных маршрутов движения населения, от каждой заставы в отселённую полосу высылались дополнительные РПГ под командой средних командиров, которые на местах контролировали соблюдение установленного порядка обработки полей и огородов. Кроме всего этого выделялись резервные группы, которые занимались проческой населённых пунктов и прилегающих к ним оврагов и лесов, ночным патрулированием дорог и населённых пунктов.

И всё же местные власти, особенно Больше-Троицкого и Шебекинского районов продолжали выдавать справки отдельным лицам или семьям для обработки личных огородов в 25 км прифронтовой полосе.

Поначалу план по отселению из прифронтовой полосы почти удалось выполнить. Так, в оперсводке №00159 штаба 90 ПП указывается, что на 8 июня 1943 года из 25-км прифронтовой полосы из 22 населённых пунктов Ракитянского района отселено 34970 человек в Беловский и Ивнянский районы при плане 34307; из 18 населённых пунктов Краснояружского района отселено 24787 человек при плане 25850 в Беловский район; из 25 населённых пунктов Саженского района отселено 15796 человек при плане 16796 человек в Прохоровский район; из 16 населённых пунктов Беленихинского района отселено 5479 человек при плане 5073 человек в Беленихинский и Корочанские районы. Но за 8 июня отселено только 118 человек и в этот же день было задержано 104 человека, из них 94 за нарушение установленного режима, т.е. пытавшихся вернутся.

На следующий день было задержано уже 237 человек, из них 230 за нарушение установленного режима.

26 июня в донесении указывается, что в предшествующие дни приток возвращающихся заметно возрос, т.к. местные власти продолжают выдавать им документы на право прохода в эвакуированные населенные пункты.

«…Эвакуация населения из прифронтовой полосы почти прекратилась. Так в Гостищеве, Крюково, Собынино, Киселёво, Непхаево до сего времени проживает почти все население..».

3 июля указывается на массовое возвращение, особенно по Белгородскому району, отселённых граждан в прифронтовую полосу с целью обработки приусадебных участков. Особо подчёркивалось, что возвращающиеся справок не имеют и при проходе используют скрытые тропы, лощины и др. проходы с целью миновать наряды КПП.

И в то же время в документах, направляемых в вышестоящие инстанции, говорилось, что допуск населения в прифронтовую полосу производился организованно в составе бригад по специальным маршрутам, которые перекрывались нарядами КПП (донесение №001125 от 2 июля 1943 г. начальника войск НКВД по ОТ ВФ). В этом же донесении вскользь упоминается, что местное население, следовавшее для обработки полей при проходе к месту работы расходилось для обработки личных огородов.

Неблаговидную роль в срыве отселения из прифронтовой полосы играли и военнослужащие Красной Армии. В упоминавшемся донесении начальника УВ НКВД по ОТ ВФ указывается, что имеются случаи, когда некоторые командиры подразделений и частей КА способствуют нарушению установленного порядка – провозят на машинах отдельных лиц и даже целые семьи в отселённую полосу, не имея на это никаких оснований, отдельным лицам выдают соответствующие справки.

В отношении командиров КА, способствующих нарушению установленного порядка начальником УВ по ОТ ВФ был подготовлен специальный доклад Военному совету фронта с ходатайством о привлечении к дисциплинарной ответственности.

Ещё более резкие оценки происходящего встречаются в документах пограничных полков. Так, в служебной записке командира 90 ПП указывалось:

«…Дезорганизация отселения со стороны отдельных частей Красной Армии продолжается. Мало того, что некоторые командиры частей Красной армии оставляют жителей в отселяемой полосе для личного обслуживания и производства оборонительных работ, а если жители уже эвакуированы, то привозят обратно.

Проверкой режимных мероприятий в 50-км запретной зоне по району ст. Прохоровка установлено:

1. Хождение военнослужащих и гражданских лиц продолжается до 24.00

2. Регистрация жителей Александровским с/с на своей территории не произведена, вследствии чего местные жители не имеют требуемых документов на продвижение из одного населённого пункта в другой. Начальник гарнизона ст. Прохоровка командир 14 истребительной бригады полковник Зубатов решительных мер по наведению порядка в гарнизоне не принимает».

Конечно, стремление вернутся, было вызвано не правовым нигилизмом граждан, а желанием сберечь и вырастить урожай, так как затянувшаяся стратегическая пауза пришлась на очень важное в сельскохозяйственном плане время.

Следующей, тесно связанной с предыдущими задачами, было оказание помощи в восстановлении советской власти. По мере освобождения от противника захваченной советской территории возникала необходимость организации в населённых пунктах гарнизонной службы, взятия под охрану в них жизненно важных объектов и коммуникаций, оказания помощи местным органам в налаживании нормального ритма жизни.

Особо указывалось на проведение массовых мероприятий в тесном контакте с местными органами НКВД, Особыми отделами НКВД соединений фронта, транспортными отделами НКВД, начальниками гарнизонов и комендантами городов и сёл, привлекая для этой цели истребительные батальоны, дислоцируемые при РО НКВД.

С января 1942 года выполнение данных задач было возложено на подразделения внутренних войск, входивших в тот период в управления войск по охране тыла фронтов. В связи с реорганизацией весной 1943 года части внутренних войск выбыли из состава управлений, а функция осталась, поэтому часто гарнизонную службу несли части пограничных войск. Так, например, в г. Белгороде после освобождения с 6 августа 1943 года гарнизонную службу несли бойцы 90 пограничного полка УВ по ОТ Воронежского фронта.С учётом имеющихся фактов, можно сделать вывод, что выполнение этих задач зачастую возлагалось на те части войск НКВД, которые находились в населённом пункте вне зависимости от их подчиненности.

Ещё одним направление деятельности войск НКВД было предоставление данных об оперативной обстановке на участках фронтов, сведения о противнике.

Так, например, в справке по состоянию на 10.00 30.07.43г. офицер связи УВ НКВД по ОТ СФ капитан Хрулёв докладывает, что против участка Степного фронта действует 4 танковая армия. Штаб армии дислоцируется в г. Харькове. Входящие в её состав пехотные дивизии действуют на участках: 167 ПД – д. Берёзов и до д. Терновка, 168 ПД – с. Терновка и до д. Беломестная, 198 ПД – д. Беломестная и до д. пушкарная, 106 ПД — д. Пушкарная и д. Таврово, 320 ПД – д. Таврово и до д. Графовка, 282 ПД – д. Графовка и до д. Бугроварка.

В этом же донесении указывалось, что в ночь на 30.07. наши войска вели активные боевые действия за переправы через р. Северский Донец. В районе д. Соломино река была форсирована и бои шли на правом берегу реки. Также бои продолжались за овладение с. Михайловка. Данные сведения указывают, что оперативная пауза перед проведением операции «Румянцев» не была такой уж спокойной, фактически контрнаступление начатое 20 июля не прекращалось.

Важное внимание в деятельности войск по охране тыла уделялось и созданию постов воздушного наблюдения, оповещения и связи с привлечением местного населения. В донесении №001121 УВ НКВД по ОТ ВФ от 28 июня 1943 г. указывалось, что при штабах частей и подразделений организованы и выставлены круглосуточные посты ВНОС. Была установлена тесная взаимосвязь и взаимодействие с постами ВНОС частей Красной Армии, дислоцируемыми на участках полков, с райотделами НКВД и НКГБ, местными советско-партийными организациями. Штабами частей были разработаны планы совместных мероприятий.

На участке 92 полка на 28 июня во всех населённых пунктах были организованы посты наблюдения численность по 6 человек из расчета 2 человека дежурных в одну смену. На участках других полков эта работа должна была закончиться к 1.7.43 г. Установлен был порядок постоянного наблюдения за воздухом. Во всех подразделениях подготавливались специальные наблюдатели за воздухом.

Как результат, в первые дни сражения в сводках появляются такие сведения: «5 июля на участке 3 батальона в районе 15 заставы с. Верхопенья сбито 3 немецких самолёта. Подбито 2 наших самолёта. В районе с. Верхопенье сброшено с самолёта большое количество контрреволюционных листовок, силами бойцов заставы собраны и сожжены».

Части войск по охране тыла отслеживали и санитарно-эпидемиологическое состояние среди местного населения, помогали соответствующим медицинским службам в выявлении очагов инфекционных заболеваний, организации их охраны. Так, на основании донесений пограничных полков, в период оперативной паузы в прифронтовых районах был распространён сыпной тиф. В оперсводке №00133 92 КПП от 2.06.43 года в х. Заводном отмечено заболевание сыпным тифом в одном хозяйстве 2-х человек. Гражданскому населению и военнослужащим запрещено посещение квартиры сыпнотифозных больных, возле хозяйства выставлен пост. К концу месяца количество заболевших возрастает. В сводке №00177 90 ПП УВ по ОТ ВФ от 26.06. указывается на заболевания сыпным тифом в с. Верхопенье – 36 человек, Бобрава – 53 человека, с. Богатый – 50 человек, с. Новенькое – 61 человек, с. Круглик – 24 человека.

Кроме этого на политорганы, а зачастую и весь личный состав частей по охране тыла возлагались задачи партийно-политической работы с местным населением (в ежедневных оперативных сводках о служебной деятельности существовала специальная графа). Вот небольшой перечень лекций и докладов с которыми выступали военнослужащие 92 КПП УВ по ОТ ВФ перед жителями сёл в зоне оперативного обслуживания:

«Задачи советского тыла в Отечественной войне»;

«Роль тов. Сталина в Отечественной войне»;

«Значение выпуска второго военного займа»;

«Твёрдый государственный порядок в прифронтовой полосе»;

«Что требуется от местного населения прифронтовой полосы»;

«Задачи местного населения в соблюдении прифронтового режима»;

«Красная Армия разгромит и уничтожит немецко-фашистскую армию»;

«Два года Отечественной войны».

Кроме этого среди местного населения проводилось разъяснение целей других мероприятий партии и Советского правительства в области укрепления обороноспособности страны и подчинения требованиям военного времени.

Конечно, нельзя сказать, что служебная деятельность в частях по охране тыла всегда проходила гладко и в полном соответствии с поставленными задачами. Естественно, что в документах явные огрехи и провалы в работе не находили отражение, или завуалировались настолько, чтобы не было возможности выявить провал. Так, например, в оперсводке 92 КПП от 15 июля нашло подробное описание действий группы под руководством заместителя командира полка по разведке майора Башмакова по поимке вражеских парашютистов в Новооскольском районе. В донесении подробно описано место, где была высадка парашютистов, кто обнаружил это место, куда вели следы, занесены показания жительницы х. Елец Ивановой которая сообщила, что около 24.00 в дом постучался неизвестный, одетый в военную форму, который расспрашивал о дороге на Буденовский. Была произведена прочёска местности в радиусе до 20 км, к которой были привлечены истребительный батальон Новооскольского района, лётная часть, дислоцированная в с. Песчанка и местное население, но результатов это не дало. Далее в донесение указывалось, на то, что личный состав ориентирован на продолжение поисков.

Недостатки в служебной и боевой деятельности вскрывали и вышестоящие органы при проведении проверок. Вот только малая часть из недочётов, указанных в «Выводах и предложениях по результатам проверки состояния работы в войсках НКВД ОТ Воронежского фронта группой командиров ГУВ НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии»:

1. При достаточной организации разведывательной деятельности – мало разоблачено агентов врага (особенно 90 ПП). Терпимое отношение к наличию на участке одиночек и мелких групп бандитов, скрывающихся в тылу фронта до 1,5 месяцев (92 КПП);

2. Не учитывается полностью обстановка на участках застав, батальонов, полков. Источники получения данных ограничены. Отмечен шаблон в решениях;

3. Качество руководства частями и подразделениями желает быть лучше. Обнаружены недочёты, которые существуют на протяжении неоднократного посещения войск командирами;

4. Часто младшие командиры устраняются от своих подразделений, т.к. средний начсостав устанавливает отношения с бойцом через голову младшего командира. Из всей среды младшего начсостава своим убогим положением выделяется старшина, превращённый волею начальства в лучшем случае каптенармуса, вместо того, чтобы в первую очередь быть лучшим строевым командиром на заставе;

5. Штабная культура не высока. Отсутствуют точные расчёты при отдаче распоряжений на то или иное действие войск о подчинённых штабов. Преобладание «выполнить немедленно» является лишь показателем их собственной помощи и слабости и роняет их авторитет у подчинённых. Они не могут выполнить приказ т.к. заведомо поставлены в положение невозможности. Много грамматических ошибок (90 ПП); неряшливы в политическом изложении (первомайский приказ по 92 ПП);

6. Начсостав становится на защиту лиц, совершивших проступки. Нет строевой подтянутости и выправки личного состава;

7. В партийно-политической и воспитательной работе увлеклись заседательской суетнёй и общими разговорами. В 92 ПП на июнь запланировано 18 различных собраний, совещаний и заседаний. В мае в 90 ПП вокруг приказа НКО №195 намечено 43 мероприятия, в основном разговорного толка. Из них проведено 15. Некоторые побывали на одном и том же докладе 7 раз. «В июне о приказе благополучно забыли». Войска надо учить уметь делать, а не уметь разговаривать». Начальник 15 заставы 92 КПП вечером не знал темы политзанятий, которые будут проводится утром…».

Нельзя сказать, что указанные недостатки были чем-то из ряда вон выходящим. Такие же отмечались и в других подразделениях НКВД, и в частях Красной Армии. Свидетельствовали они не о нежелании выполнять приказы и требования уставов, а о низком уровне подготовки не только рядового и младшего начальствующего состава, но и командиров, их низком образовательном уровне. К тому же большинство рядовых были призваны из временно оккупированных районов после освобождения, а пребывание в оккупации не способствовало повышению образованности. Не всегда хватало времени и на полноценную подготовку к выполнению служебных задач, поэтому зачастую боеготовность с лихвой компенсировало желание бороться с врагом до полной победы, о чём свидетельствует оценка морально-политического состояния личного состава, данная в тех же выводах по результатам проверки.

В заключение необходимо остановится ещё на одном из направлений служебной деятельности, когда военнослужащие войск НКВД напрямую участвовали в боевых действиях с немецко-фашистскими захватчиками.

Это была стажировка снайперских команд в соединениях прикрываемых армий. Осуществлялась такая стажировка, как правило, на участках где не велись активные боевые действия. Во время оперативной паузы перед Курской битвой команды снайперов направлялись во многие дивизии первого эшелона армий Воронежского фронта.

Так, например, группа снайперов 92 КПП в количестве 17 человек проходила стажировку с 22.05. по 3.06. 43 г. на участках 225 и 228 ГСП 78 ГСД. За время стажировки было уничтожено 174 солдата противника. Командиром 225 ГСП за проявленное мужество и отвагу старшина Парфенов, ефрейтор Мизанов, ефрейтор Лушин и ефрейтор Гичкин были награждены медалями «За отвагу». Командиром этого же полка было возбуждено ходатайство о предоставлении к государственным наградам ефрейтора Чулкова и ефрейтора Варильникова, уничтоживших по 17 и 16 немецких солдат и офицеров соответственно.

15 июня в боевые порядки частей 7 ГА вновь убыли для стажировки в качестве снайперов 32 человека из состава 92 КПП. Группа была разделена на две по 16 человек. Первая группа направлена для прохождения стажировки в 106 ГСП 36 ГСД на участок западнее станции Таволжанка, против с. Архангельское. Вторая направлена в 104 ГСП этой же дивизии в район с. Первое Советское, против сёл Огурцово, Бугроватка, Старица. 1 июля группа возвратилась. За время стажировки было уничтожено 260 солдат и офицеров противника, одна служебная собака.

Также в июне проходила стажировку группа снайперов 90 пограничного полка в составе 22 человек под командой капитана Забидарова на участке 153 и 155 ГСП 52 ГСД 6 ГА. За время стажировки было уничтожено 285 солдат и офицеров.

Конечно, в указанных данных прослеживается завышение потерь противника, но этому есть и объективное объяснение. Не всегда раненного или притворившегося противника можно было отличить от убитого, к тому же немцы не передавали нам данные о своих потерях.

За действиями снайперов войск НКВД мы видим яркое желание бороться с захватчиками, проявляемые при этом самоотверженность и мужество и как результат – боевые награды.

Как видно из приведённых сведений, деятельность войск по охране тыла была многоплановой, направленной на обеспечение боевой деятельности частей Красной Армии и в целом подчинена единой для всей страны цели – скорейшей победы над врагом.

Ю.В. Коннов,
историк.

Редакция сайта благодарит автора за предоставленный материал.



Кол-во просмотров страницы: 4004

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 8 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение