Войска НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии в Курской битве (Белгородское направление) (1)

clip_image001

Ю.В. Коннов

Прошло уже 60 лет после победы в Великой Отечественной войне. В 2006 году исполняется 65 лет с её начала. Довольно долгий с человеческой точки зрения период. Мир вступил в 21 век, но продолжает воевать: Афганистан, Ирак, Ближний Восток, Косово, Таджикистан. Незаживающей раной на территории нашей страны который год является Чечня.

Однако и та, уже далёкая, война не забывается. Не забывается не только потому, что живы её ветераны. Память о войне живёт подсознательно, заложена на генетическом уровне, так как коснулась в той или иной мере почти всех граждан СССР.

И всё же очень часто мы, не задумываясь, повторяем штампы: «Никто не забыт, ничто не забыто» или «Всё для фронта, всё для победы». Действительно, каждый соотечественник вольно или невольно, в меру своих сил, приближал конец фашизма. К сожалению, мы больше всего знаем о тех, кто был на передовой, в меньшей степени о тех, кто работал в тылу и почти ничего о тех, кто этот тыл охранял, кто боролся с преступностью, дезертирством, кто восстанавливал порядок в освобождённых городах, т.е. о сотрудниках и военнослужащих НКВД.

Часто, даже от историков, занимающихся вопросами второй мировой войны, можно услышать суждения, суть которых сводится к тому, что органы и войска НКВД в период войны выполняли функцию заградительных отрядов. В научных исследования, которые затрагивают тему НКВД, им уделяется поверхностное внимание, в основном, посвящённое деятельности истребительных отрядов и подполья. Большой ряд задач, выполнявшихся органами и войсками НКВД, остаётся за кадром. Связано это и с вполне понятной секретностью в деятельности органов, и с тем, что в сознании населения понятие «органы» и «репрессии» стали синонимами, что приводит к полностью негативной оценке их роли в истории страны, и войны в частности.

На взгляд автора, карательная деятельность органов НКВД в отношении пособников фашистов, в отношении диверсантов, пресечение дезертирства, паники, контрразведывательная деятельность, борьба, с поднявшей в условиях войны голову преступностью, поддержание элементарного правопорядка на освобождённых территориях, было весьма значительным вкладом в общую победу, хотя по сути своей и была репрессивной.

Цель данной статьи – рассказать о том, какой вклад в общую победу над врагом внесли военнослужащие войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии (ОТ ДКА) в период с апреля по август 1943 года на южном фасе Курской дуги. Данный период охватывает время от начала стратегической паузы при подготовке к летней компании до начала операции «Румянцев».

Исследование в основном построено на документах Российского Государственного военного архива (г. Москва) и Центрального архива министерства обороны РФ (г. Подольск), касающихся боевой и служебной деятельности 90 и 92 пограничных полков, которые охраняли тыл соответственно 6 и 7 гвардейских армий Воронежского фронта. Выбор обусловлен тем, что эти армии находились в первом эшелоне фронта на направлениях ударов противника и сыграли важную роль в срыве операции «Цитадель». Организация обороны этих объединений в период стратегической паузы перед Курской битвой считается образцовой, она постоянно находилась под «неусыпным вниманием» командования. Естественно, что и боевая и служебная деятельность частей НКВД, находившихся в этом районе, должна была быть также организована на достаточно высоком уровне, достоинства и недостатки должны быть наиболее ярко выражены.

Наиболее ценным источником по многим вопросам, раскрывающим деятельность частей по охране тыла являются ежедневные оперативные сводки полков пограничных и внутренних войск, направлявшиеся в оперативные отделы прикрываемых армий, штабы УВ по ОТ фронтов, ГУ по ОТ ДКА НКВД СССР.

Помимо отчётов о служебной деятельности, эти сводки содержат информацию о прохождении линии фронта, о состоянии дорог, эпидемиологической обстановке в населённых пунктах, работе с местным населением (политико-массовая работа, создание бригад содействия, постов воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) и т.д.), а также характерные примеры работы КПП и подвижных групп застав и многим другим вопросам, которые входят в сферу «внутренних дел».

Оперсводки предоставляют косвенные данные, по которым можно судить и о погодных условиях. Так, в июле 1943 года, в сводках пограничных полков УВ по ОТ Воронежского и Степного фронтов, постоянно указывается на дожди, размывшие грунтово-грейдерные дороги. Эти данные дополняют наше представление о том, в каких условиях велись боевые действия на первом этапе сражения на Курской Дуге.

Автор обращает внимание, что читатель в статье не найдёт ни «ужасов» расстрелов в спину, ни фамилий тех, кто задерживался военнослужащими НКВД в качестве паникёров, дезертиров, предателей и пособников фашистов. В основе такого подхода лежит убеждение, что, несмотря на все знания о войне трудно судить, как бы мы повели себя в тех условиях, как наша психика отозвалась бы на смертельную опасность в бою, какую сторону бы выбрали перед лицом голодной смерти в лагере для военнопленных. Свою задачу автор видит в представлении документов, статистических данных, позволяющих понять, чем занимались войска НКВД по ОТ ДКА в период войны, показать реальную картину их деятельности.

В первую очередь, необходимо понять, что собой представляли войска НКВД к лету 1943 года.

Очень часто, под воздействием кино и художественной литературы, наши соотечественники отождествляют войска НКВД и заградотряды, созданные знаменитым приказом №227 «Ни шагу назад». Почву для этого предоставляют сходные задачи в части фильтрации, отходящих с поля боя военнослужащих, и пресечения паники, бегства, дезертирства. Если задачи заградотрядов на этом заканчивались, то войска НКВД имели более широкие функции. В их компетенцию входило пресечь нежелательное передвижение не только с фронта, но и к фронту, а также поддержание правопорядка и обеспечение безопасности военнослужащих и гражданского населения в тылу, борьба с вражеской агентурой. И, наконец, относились они к разным ведомствам. Заградотряды входили в структуру наркомата обороны, были штатным подразделением в составе армий. С конца весны 1943 года они находились в оперативном подчинении отделов «Смерш», также относившихся к комиссариату обороны.

Комплектовались заградотряды из числа красноармейцев стрелковых частей. В качестве примера, приведём документ, относящийся к лету 1943 года, хранящийся в ЦАМО РФ в переписке оперативного отдела штаба 7 Гв. А:

«Начальнику отдела контрразведки

НКО «Смерш» 24 ГСК – гвардии майору

тов. Добрушкину

На № 3482/3 от 27.6.43 г.

Докладываю, что мною с резолюцией командующего 7 Гв. Армией – гвардии генерал-лейтенанта Шумилова по вопросу выделения 32-х человек для 83 заградотряда вторично ознакомлен командир 15 ГСД – гвардии генерал-майор тов. Василенко, последний от выделения бойцов для заградотряда снова отказался, мотивируя свой отказ недостаточным количеством личного состава в частях дивизии.

Начальник отдела контрразведки НКО «Смерш» 15 ГСД

гвардии майор Кузнецов

30 июня 1943 года

№ 588.

Весь текст документа в половину стандартного листа покрыт многочисленными резолюциями, из коих видно, что никак не хотел командир 15 ГСД выделять людей (информация к размышлению о репрессивной системе и боязни правоохранительных органов). В конце концов, после трёх недель переписки, уже в условиях начавшегося немецкого наступления, после указания о предании суду, сопротивление комдива было сломлено и 83 заградотряд получил пополнение.

Вернёмся к войскам НКВД. Это не была какая-то аморфная масса. Существовала чёткая структура и деление в соответствии с выполняемыми задачами на пограничные, внутренние, конвойные войска, войска по охране особо важных объектов и войска связи НКВД СССР.

Главной задачей войск НКВД являлась охрана тыла действующей армии. Основой войск по ОТ ДКА являлись пограничные части. Наряду с этим до 30 процентов общего объёма задач по охране тыла фронтов решали внутренние войска.

Прежде чем рассмотреть организацию войск по охране тыла, сложившуюся к лету 1943 года, необходимо остановиться на процессах, которые происходили в этот период в НКВД. В начале 1943 года руководство ГКО и наркомата внутренних дел находилось ещё в поиске наиболее оптимального разграничения функций между войсками по охране тыла ДКА, внутренними войсками, конвойными войсками и так далее. Результатом данного поиска стали значительные оргштатные изменения, пришедшиеся как раз на период подготовки к Курской битве.

В первую очередь, они затронули само НКВД. 14 апреля Указом Президиума Верховного Совета СССР, путем выделения из НКВД СССР оперативно-чекистских управлений и отделов, вновь сформирован самостоятельный Наркомат государственной безопасности СССР (НКГБ СССР). Контрразведывательный орган – управление особых отделов (УОО), с которым тесно работали контрразведчики подразделений войск НКВД, был в числе других передан в НКГБ.

18 апреля Постановлением СНК СССР военная контрразведка (УОО НКГБ) уже передана в Наркомат обороны и Наркомат военно-морского флота СССР, где создаются Главное управление контрразведки (ГУКР) «Смерш» НКО СССР и Управление контрразведки (УКР) «Смерш» НК ВМФ. Передача органов осуществлялась со всеми сотрудниками, документами и агентурной сетью. Фактически НКВД было лишено собственного контрразведывательного аппарата, на который были завязаны и войска НКВД. Конечно, «по старой памяти», сотрудники «Смерш» продолжали проводить совместную работу, однако в неё добавлялся неизбежный фактор бюрократических согласований между различными ведомствами.

В сложившейся ситуации, руководство НКВД 15 мая приняло решение о создании на базе 6 отдела бывшего Управления особых отделов Отдела контрразведки (ОКР) НКВД СССР.

В этом же месяце были проведены оргштатные изменения и в войсках НКВД. Так, 4 мая 1943 года, Управление войск НКВД по охране тыла фронтов вышло из состава Главного Управления внутренних войск НКВД СССР и было переформировано в самостоятельное Главное управление войск НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии (ГУ по ОТ ДКА) с подчинением ему всех войск НКВД, несущих охрану тыла фронтов. Начальник войск НКВД по охране тыла фронта, помимо подчинения Наркомату внутренних дел СССР, в оперативном отношении подчинялся также военному Совету фронта и выполнял все его указания по организации охраны тыла. Командиры частей по ОТ фронтов также находились в оперативном подчинении командования соединений и объединений, тыловую полосу которых они прикрывали.

В то же время все части и подразделения внутренних войск были изъяты из ГУ по ОТ ДКА и напрямую подчинены ГУ ВВ НКВД СССР. Впоследствии отдельные части внутренних войск могли быть только в оперативном подчинении Управлений по охране тыла фронтов.

Естественно, что подобные реорганизации в ходе выполнения вносили определённый элемент дезорганизации и элементарной неразберихи, когда некоторые командующие фронтами и армиями продолжали требовать от бригад и дивизий внутренних войск выполнять свои приказы, считая их находящимися в подчинении управлений по охране тыла фронтов. К тому же в прифронтовой полосе наблюдалось скопление частей, находившихся в подчинении различных ведомств, но выполнявших зачастую одни и те же задачи.

Приказом НКВД СССР №00974 от 12 июня 1943 года был утверждён типовой штат Управления войск НКВД по охране тыла фронта.

В соответствии с этим штатом Управление состояло из командования, разведотдела, штаба, политотдела, партийной комиссии при политотделе, отделения кадров, отдела тыла. В состав штаба входили оперативное отделение, отделение боевой подготовки, отделение связи, отделение оргкомплектования, административная часть. Отдел тыла составляли финансовое отделение, отделение снабжения и службы: инженерная, химическая, санитарная, ветеринарная.

Состав частей, подчинённых УВ по ОТ фронтов, не был чётко установлен и зависел от конкретной обстановки на фронте и в тылу, особенностей местности, протяженности линии фронта. В среднем, каждое управление имело 3-5 пограничных полков. Так, например, на орловском направлении интересующего нас Курского выступа, в составе УВ по ОТ Центрального фронта было 4 пограничных полка и отдельная манёвренная группа пограничных войск НКВД. На белгородско-харьковском направлении находилось 5 пограничных полков, манёвренная группа, 2 стрелковых полка и 2 стрелковых бригады внутренних войск НКВД СССР. Эти части находились в подчинении Управлений по охране тыла Воронежского и Степного фронтов, Украинского округа войск НКВД СССР.

Создание территориальных округов внутренних войск НКВД СССР было обусловлено необходимостью организации борьбы с бандитизмом на освобождаемых территориях и началось зимой 1942-1943 годов. Управление внутренних войск НКВД Украинского округа было образовано в феврале 1943 года (штаб находился в г. Воронеже). Его соединения и части располагались на территории прифронтовой полосы Воронежского фронта и Степного военного округа и зачастую осуществляли служебную деятельность совместно с частями УВ по ОТ этих фронтов.

«…В состав УВ НКВД по ОТ Воронежского фронта (начальник управления – генерал-майор И.С. Панкин) на 1 июля 1943 года входили 90, 92, 128 пограничные полки; 108 отдельная мангруппа; 110 отдельная рота связи; учебная команда. В оперативном подчинении находились 41 (на это время был переименован в пограничный) и 281 стрелковые полки внутренних войск НКВД СССР…

В составе Степного округа первоначально с 5 июня по 26 июля 1943 года действовала оперативная группа резервных частей войск НКВД по ОТ ДКА. С 26 июля она преобразована в Управление войск НКВД по охране тыла Степного фронта (начальник управления — генерал-майор Кузнецов И.С.). В состав Управления входили только два пограничных полка — 123 и 124. На период наступательной операции «Полководец Румянцев» с 10 по 31 августа в оперативное подчинение Управления был передан 143 стрелковый полк внутренних войск».

Эти части в служебной деятельности руководствовались «Положением о войсках НКВД СССР, охраняющих тыл действующей Красной Армии», утверждённым приказом НКВД СССР №00852 от 28 апреля 1942 года.

Приказ ориентировал военнослужащих на выполнение следующих задач:

— проведение совместно с органами НКВД и НКГБ, частями и подразделениями Красной Армии чекистко-войсковых операций по ликвидации бандгрупп и вооружённых групп противника, оставшихся в тылу;

— выявление и задержание агентуры противника, диверсантов, парашютистов;

— контроль за выполнением местным населением установленного прифронтового режима;

— изъятие оружия и военного имущества у местного населения;

— сбор трофейного и отечественного оружия и имущества;

— борьба с дезертирством из частей Красной Армии;

— оказание помощи местным органам советской власти в работе среди населения, ликвидация диверсионно-террористических групп на освобождённой от противника территории.

23 августа 1943 года (в день окончания Курской битвы) начальникам Управлений войск НКВД по охране тыла ДКА дополнительно вменили содействовать местным органам государственной власти и органам военной прокуратуры в установлении и расследовании злодеяний немецко-фашистских захватчиков. Содействие заключалось в выделении команд для эксгумации жертв гитлеровцев, охране мест захоронений, а также для организации проведения следственных действий.

Согласно приложения, к приказу НКВД СССР №00974 от 12 июня 1943 года был утверждён следующий штат пограничного полка войск НКВД по ОТ ДКА:

1. Организация: командование; отделение разведки; штаб; политотдел; хозяйственная часть; финансовая часть; санитарная служба; ветеринарная служба; рота связи; взвод химзащиты; сапёрный взвод; комендантский взвод; транспортный взвод; мангруппа; стрелковый батальон (3); линейная застава (15); резервная застава (3);

2. Личный состав:

  • Офицерского состава — 192
  • Сержантского состава — 379
  • Рядового состава — 923
  • Всего — 1494

Конский состав:

  • Лошадей верховых – 61
  • Лошадей обозных – 116
  • Собак розыскных – 18
  • Собак-миноискателей – 22

3. Материальная часть:

  • Пулемётов станковых – 9
  • Пулемётов ручных – 39
  • Противотанковых ружей – 27
  • Миномётов 82-мм – 3
  • Радиостанций «РСБ» — 6
  • Радиостанций «РБ» — 21
  • Радиоприёмник – 1
  • Автокухня – прицеп -4
  • Котлов пищеварных на 80 л – 15

4. Транспорт:

  • Автомашин легковых – 10
  • Грузовых «ГАЗ — АА» — 43
  • Автомашин «Зис – 5» — 15
  • Автомашин «Пикап» — 6
  • Автомашин «Газ –ААА» под радиостанцию – 6
  • Автомашин «Зис- 5» под автокухню – 4
  • Бензозаправщик – 1
  • Автомашин санитарных – 1
  • Автодозкамер – 1
  • Автомастерская типа «А» — 1
  • Автокинозвукопередвижка – 1
  • Мотоцикл с коляской – 5
  • Повозок парных — 51
  • Повозок одноконных – 1
  • Двуколок телефонных – 1
  • Конно – дегазационных повозок – 2
  • Кухонь походных – 4.

Необходимо пояснить, что указанное в штатном расписании и имевшееся в наличии очень часто не совпадало, особенно в наличии личного состава, количестве транспортных и материальных средств.

Большая проблема перед войсками была со снабжением военной формой и специальным снаряжением. Так, 20 мая 1943 г. начальником УВ НКВД по ОТ ВФ указывалось, что на вверенные ему части отпущено 200 штук зелёных пограничных фуражек, которые предназначаются для выдачи личному составу контрольно-поверочных пунктов (КПП). Предлагалось выдавать фуражки только тем бойцам и командирам, которые выделены для службы на КПП. В случае перевода или убытия куда-либо по служебным делам бойцов и командиров, занятых на службе КПП, фуражки у них отбирать и передавать вновь назначенным на эту службу лицам.

Чётко определённого правила, какие соединения и объединения, на какой территории, должны охранять пограничные полки, не было. Всё зависело от конкретной обстановки. Так, например, 92 краснознамённый пограничный полк охранял тыл 7 гвардейской общевойсковой армии Воронежского фронта, 90 пограничный полк охранял тылы сразу двух армий – 38 и 6 гвардейской, а в период после 9 июля 1 и 2 батальоны полка выполняли задачи в тыловой полосе 5 гвардейской общевойсковой, 5 гвардейской танковой и частично правого фланга 69 общевойсковой армий.

123 и 124 пограничные полки в период нахождения в группе резервных частей войск НКВД по ОТ ДКА Степного военного округа выполняли задачи на определённой территории, без привязки к воинским формированиям Красной Армии.

Основным видом служебной деятельности был досмотр и проверка документов на КПП линейных застав стрелковых батальонов. Как правило, линейные заставы размещались на удалении до 25 км от переднего края. В промежутке между местом дислокации заставы и дислокации частей Красной Армии, в основном, на транспортных коммуникациях размещались КПП. Между ними территорию контролировали дозоры, а в условиях сложной оперативной обстановки подключались и резервные поисковые группы (РПГ). Для охраны штабных помещений, важных объектов в месте дислокации заставы выставлялись часовые. В зависимости об конкретной обстановки на фронте и в тылу менялось количество дозоров и РПГ, действовавших в определённой местности. Иногда практиковалось, что 2 стрелковых батальона полка несли линейную службу, а третий батальон со всеми заставами находился в резерве командира полка и использовался в качестве подвижной маневренной группы.

Реальное положение дел рассмотрим на примере 92 краснознамённого пограничного полка (командир — подполковник Блюмин) УВ по ОТ Воронежского фронта. Приводимые данные относятся к началу июня 1943 года, т.е. к периоду оперативной паузы при подготовке к Курской битве, когда войска находились на одном и том же месте значительный период, и службу можно было организовать в полном соответствии с требованиями уставов и приказов.

Сведения о расстановке сил и наличии личного состава полка по заставам по состоянию на 1 июня 1943 года приведены в следующей таблице:

Наименование подразделения,

Размещение

Старший, средний начсостав

Младший начсостав

Рядовой

состав

1.

Штаб полка, штабные подразделения,

9 и 6 заставы

61

56

173

2.

Штаб 3 СБ, 3 резервная застава

19

22

56

3.

14 застава

КПП – 1, дозор – 3, РПГ – 1, часовые – 4 пары

3

5

26

4.

15 застава

КПП – 1, дозор – 3, РПГ – 1, часовые – 4 пары

3

3

29

5.

13 застава

КПП – 1, дозор – 3, РПГ – 1, часовые – 4 пары

3

3

29

6.

11 застава

КПП – 1, дозор – 3, РПГ – 1, часовые – 4 пары

3

5

26

7.

12 застава

КПП – 1, дозор – 3, РПГ – 1, часовые – 3 пары

3

4

30

8.

Штаб 2 СБ,

резервная застава и 10 застава

РПГ – 3

22

28

82

9.

8 застава

КПП – 1, РПГ – 2, дозор 2

3

5

30

10.

7 застава

РПГ – 3, дозор – 4 пары

3

6

24

11.

Штаб 1 СБ, резервная застава

КПП – 1

17

23

52

12.

1 застава

КПП – 1, РПГ – 2, дозор – 2 пары

3

6

31

13.

4 застава

КПП – 1, РПГ – 1, дозор – 3 пары

3

6

27

14.

3 застава

КПП – 1, РПГ – 1, дозор – 3 пары

3

8

26

15.

5 застава

КПП – 1, РПГ – 1, дозор – 2 пары

3

8

30

16.

2 застава

КПП – 1, РПГ – 1, дозор – 2 пары

3

8

28

 

Всего за полк

156

192

694

Общее количество офицеров, младшего начальствующего и рядового состава в полку составляло 1042 человека. Такое же количество личного состава сохранялось до начала боевых действий. Таким образом, некомплект в соответствии с новым штатом, составлял 445 человек, из них 29 – офицеров, 187 – младшего начсостава, 229 – рядового состава.

Согласно схемы дислокации, подразделения полка размещались на территории Большетроицкого и Шебекинского районов Курской области. В соответствии с шифрограммой командира полка №00387 от 31.05.43 года перед подразделениями были поставлены следующие основные задачи: отселение гражданского населения из прифронтовой 25 км полосы и плотное закрытие участка служебными нарядами в полосе дивизионных пунктов на линии: Верхний Ольшанец, х. Ольховатка, Шляхово, Шеино, Боровской, Неклюдово, Дмитриевка, М. Михайловка, Белокриничное, совхоз им. Сталина, Волоховка. В целях выполнения указанных задач предусматривалось дислоцировать подразделения полка следующим образом:

  • Штаб полка, штабные подразделения в с. Стрелицкое;
  • Штаб 1 стрелкового батальона и резервная застава в с. Новосёловка;
  • 5 застава – с. Купино; границы зоны ответственности: справа — с. Репное, слева — с. Дмитриевка, Красная Заря;
  • 4 застава – х. Заводный; границы зоны ответственности: справа — левая граница 5 заставы; слева – юго-западный угол леса, исключая Терновая;
  • 1 застава – с. Козмодемьяновка; границы зоны ответственности: справа — левая граница 4 заставы; слева с. Белокриничное и далее на отметку 128;
  • 2 застава – совхоз Первомайский; границы зоны ответственности: справа — левая граница 1 заставы, слева — х. Вязьмин, Рыбалкин;
  • 3 застава – с. Ефремовка; границы зоны ответственности: справа — левая граница 2 заставы, слева — с. Караичное и далее на отметку 183;
  • Штаб 3 стрелкового батальона и резервная застава в с. Стрелица;
  • 13 застава — с. Заячье; границы зоны ответственности: слева – В. Ольшанец, справа – Ольховатка, Гремячье;
  • 14 застава — с. Ново-Троевка; границы зоны ответственности: слева — исключая с. Мясоедово, с. Боровское, справа — левая граница 15 заставы;
  • 15 застава — с. Ионовка; границы зоны ответственности: слева — х. Калинин, Шеино, Новосёловка, справа — левая граница 13 застава;
  • 12 застава — х. Александровский; границы зоны ответственности: слева – с. Никольское, справа – левая граница 14 заставы;
  • 11 застава — с. Цепляевка 2-я; границы зоны ответственности: слева — х. Зелёный, справа — с. Протопоповка;
  • резерв командира полка — 2 стрелковый батальон находился в с. Заломное;
  • 7 застава дислоцировалась в с. Волоконовка.

С изменением обстановки на фронте подразделения частей по охране тыла также изменяли местоположение, сохраняя установленную дистанцию от передней линии. Так, например, к исходу дня 12.07.43 г. в связи с отходом наших частей заставы 3 батальона того же 92 КПП УВ по ОТ ВФ передислоцировались:

12 застава в х. Безымянный,

13 застава в с. Алексеевка,

14 застава в с. Селище.

15 застава в с. Прудки.

Интересно, что через полтора месяца, после тяжёлых оборонительных боёв и контрнаступления, перед началом операции «Румянцев», после того, как 7 гвардейская армия была передана в состав Степного фронта, её тыловую полосу уже охранял 123 пограничный полк, дислокация его застав проходила почти в том же районе.

В итоговой оперсводке по УВ по ОТ СФ за 24 июля указывалось, что рубеж оперативного обслуживания 123 ПП принял от 92 ПП УВ по ОТ ВФ. КП полка находится в с. Стрелицкое; КП 1 СБ – с. Стрелица; КП 2 СБ – с. Заломное; КП 3 СБ – с. Белянка.

К исходу дня 1.08.43 г. части 123 ПП размещались:

  • штаб, мангруппа и спецподразделения полка в с. Зимовное;
  • штаб 1 батальона, 1 резервная застава – с.Александровский; 1 линейная застава – с. Ушаково; 2 линейная застава – с. Неклюдово; 3 линейная застава – с. Кашлаково; 4 линейная застава – с. Купино; 5 линейная застава – с. Селище;
  • штаб 2 батальона, 2 резервная застава, 8,9,10 линейные заставы – с. Верхнеберёзово; 6 линейная застава – с. Нечаево; 7 линейная застава (оперативный резерв начальника войск) – с. Казанка;
  • штаб 3 батальона, 3 резервная застава – с. Белянка (Русская); 11 линейная застава – с. Дмитриевка; 12 линейная застава – х. Марьин; 13 линейная застава – с. Больше-Троицкое; 14 линейная застава – с. Вознесеновка; 15 линейная застава – с. Козьмодемьяновка.

14 линейная застава передислоцирована из с. Нежеголь в с. Вознесеновку, ввиду невозможности в с. Нежеголь разместиться, т.к. последний переполнен частями КА.

Приводимые сведения косвенно подтверждают факт, что в результате контрнаступления, начатого 20 июля, на корочанском направлении противник был вынужден отойти на позиции, с которых начал наступление 5 июля. Также они указывают на возрастающую концентрацию сил перед операцией «Румянцев».

Ю.В. Коннов,
историк.

Редакция сайта благодарит автора за предоставленный материал.



Кол-во просмотров страницы: 7591

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 5 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

1 комментарий к записи “Войска НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии в Курской битве (Белгородское направление) (1)”

  1. Александр.:

    Взаимодействие 192 ТБ с контрразведкой СМЕРШ.

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение