Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. О национальном составе населения Курской губернии.

А.И. Дудка

clip_image002

В январе 1902 г. под председательством Товарища Министра Внутренних Дел сенато­ра П.Н. Дурново собралось Особое Совещание, образованное по Высочайшему повелению. К этому времени стало понятно, что первоначальная сумма, выделенная на проведение всей переписной компании 1897 г., явно мала. Корректировка плана и конкретные меры по за­вершению переписи, возникшие по этой причине, вошли в повестку работы заседания. В до­кументах Особого Совещания отмечалось, что Центральный Статистический Комитет разра­ботал слишком «обширную» программу, которая в изменившихся условиях требует «воз­можного сокращения дальнейших расходов» и времени на выполнение программы перепи­си. Изменения коснулись содержательной части программы. Во-первых, было принято ре­шение «производить разработку одного только наличного населения, без разделения его, как это делалось до того Центральным Статистическим Комитетом, на постоянное и временно-пребывающее, и включить по всем таблицам в общую массу населения иностранных подданных, которых Комитет предполагал разработать, по всем занесенным в переписные листы признакам, отдельно от русских подданных. Во-вторых, уменьшалось количество предполагавшихся к разработке таблиц и устанавливалось их количество — 25, которые «были указаны к неуклонному исполнению». В-третьих, Особое Совещание признало более целесообразным издание результатов переписи по губерниям, «общею книгою для каждой», при этом в каждой следовало расположить материал по уездам.

Обзор цифровых данных Первой Всеобщей Переписи населения по Курской губернии, окончательная сводка и печатание Материалов были выполнены под наблюдением редактора Комитета Н.П. Швейкина и изданы в 1904 г. под общей редакцией НА. Тройницкого.

clip_image004

Фото с сайта: http://king13.ucoz.ru/load/133-1-0-779

Курская губерния была образована в 1797 году, в 1802 г. было проведено ее деление на 15 уездов, которые существовали на момент переписи — 28 января 1897 года.

Сборник материалов «Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Курская губерния», изданный в 1904 г., помимо обязательной информации, содержит Приложе­ния. Они включают в себя перечень пригородных слобод и селений с указанием наряду со сведе­ниями общестатистического характера (% грамотных, половой состав населения и др.) данные о месте рождения, главным вероисповеданиям, родному языку, что представляет значительный интерес при исследовании проблемы этноконфессиональных отношений в регионе.

Общая численность всего наличного населения Курской губернии составила 2 371 012 жителей, проживавших на площади в 408211 квадратных верст и при плотности населения на одну квадратную версту 58,06 жителей. С учетом численности городского населения наиболее плотно населенными оказывались Курский уезд — 222 808 жителей, Обоянский — 181 052, Грайворонский — 177 479, Белгородский — 174 299. Однако на практике плотнее бы­ли заселены семь уездов пограничных с Харьковской губернией: Путивльский, Рыльский, Суджанский, Грайворонский, Белгородский, Корочанский и Новооскольский: обладая менее значительным городским населением, эти уезды дали самую высокую общую численность проживающих. Кроме того, именно здесь была сосредоточена преобладающая масса малорусского населения губернии.

Анализ численности городского населения показывает распределение курян и приезжих по наиболее крупным населенным пунктам: несмотря на то, что на горожан приходилось всего 9 1/3 всего наличного населения губернии, именно в городах была сосредоточена большая часть населения, отнесенного Переписью к иностранцам. Так, самом губернском городе Курске имелось 75 721 жителей, в г. Белгороде — 26 564, в г. Старом Осколе — 15 617 жителей, в городах Обоянь. Рыльск, Короча и Мирополье проживало свыше 10 000 жителей в каждом.

По месту рождения наличное население губернии было разделено на две основные группы: местных уроженцев, т.е. того же уезда (или города), где зарегистрированы, всего — 93,89% и неместных уроженцев т.е. уроженцев из других уездов той же Курской губернии или других губерний и государств — 6,11%. Высокий процент неместных уроженцев в городах объяснялся «приливом пришлого, особенно мужского населения».

К неместным урожен­цам относили тех женщин и мужчин, выходцев из других губерний или даже соседних уез­дов соседних губерний, кто поменял место жительства в связи со вступлением в брак. В этом отношении «Из всех уроженцев других губерний и областей Империи 93,70% родилось в Европейской России; 3,17% в губерниях привислинских; 1,54%на Кавказе; 0,26 в Сибири; 0,07% в Средней Азии; 0,05% в Финляндии и 1,21% не указали места рождения». Эти дан­ные свидетельствуют о преобладании постоянных связей над временными и о том, что ку­ряне нередко включались в миграционные процессы различного характера.

Весьма интересны показатели о тех, с кем вступали в брак куряне. Среди них есть уро­женцы Европейской России, но преобладают выходцы из соседних губерний: Орловской — 21,10%; Харьковской — 18,32%; Черниговской — 9.96% и Воронежской — 8,29%. Подобную ори­ентацию на браки с орловчанами и харьковчанами можно расценить как результат исторически долговременных и традиционно устойчивых отношений курян с жителями этих губерний.

Сельские жители с уроженцами соседних губерний в брак вступали на «1000 мужчин 1302 женщины, тогда как среди уроженцев прочих губерний только 810 женщин», что объ­ясняется «почти исключительно браками мужского населения с девицами из соседних уез­дов соседних губерний».

Среди уроженцев иностранных государств преобладали родившиеся в Германии — 37,05% (в их числе выходцы из Пруссии составляли 15,79%), в Австрии — 28,42%, на урожен­цев всех остальных государств приходилось 34,53% и почти половина их (43%) проживали в губернском Курске и Белгороде, где они находились на гражданской и военной службе, вели торговлю, занимались предпринимательством.

Этнический состав наличного населения Курской губернии устанавливался на основе сведений о родном языке и остальные признаки этнической идентичности не брались внимание. Руководствуясь этим подходом, Переписью только 0,41% населения были отнесены к нерусским национальностям. По принципу убывания численности их можно расположить в следующем порядке: евреев — 0,17%; поляков — 0,12%; немцев — 0,04%; цыган — 03% и всех прочих национальностей — 0,05%. Таким образом, среди курян преобладало восточнославянское население (99,59%), а внутри этой славянской группы положение было следующим: великорусов среди курского населения насчитывалось 77, 29%; малороссов – 22,26% и белорусов — 0,04%, т.е. основную массу населения составляли русские. Это позволяет причислить Курскую губернию к великорусским губерниям Российской империи.

Интересная ситуация сложилась в отношении городского населения. Как свидетельствуют данные переписи, в городах наличествовало среди постоянного населения великорусов (особенно в Курске и Белгороде) «значительно больше, чем в среднем по губернии или в одном сельском поселении». Кроме того, именно в городах проживала большая часть иностранцев: 77, 2 % всех евреев, 65,5% поляков, 57,2% немцев. Подобное расселение вполне можно объяснить характером занятий иностранцев, их образом жизни и другими причинами.

Определенны различия можно отметить и в половом составе: сравнив количество женщин на 1000 мужчин у различных народностей, можно увидеть определенные особенности: у великорусов их было 1043, у малороссов — 1010, белорусов — 804, у поляков — 451, немцев — 1.090, евреев -806, у цыган — 955. По мнению участников Переписи, «различия эти объясняются продолжительной отлучкой из губернии (великоруссов, малороссов) или пребыванием в ней (белоруссов, поляков, евреев) главнейших мужчин, как наиболее подвижной части населения, в зависимости от их постоянных занятий, отчасти и приливом женщин (что более характерно для немцев)».

Однако, думается, механически переносить причины склонности к миграциям иностранцев на великорусов и украинцев не совсем обоснованно, поскольку названные этнические группы обладают разным менталитетом, различным культурно-историческим опытом и т.п. Кроме того, несмотря на значительные изменения, произошедшие после реформы 1861 г., в полной мере избавиться от груза и последствий крепостничества трудовое населе­ние Курской губернии, где степень эксплуатации высокой, еще не сумело. Поэтому соглашаться с выводом авторов материалов переписи 1897 г. о том, что «великоруссы значительно подвижнее малороссов» можно лишь в определенной мере.

Таким образом, обращение к материалам Первой Всеобщей Переписи населения Российской империи 1897 г. по Курской губернии позволяет проанализировать и конкретизировать течение процессов межкультурного взаимодействия на территории Курской губернии.

 

Дудка Анна Ивановна.

Белгородский государственный национальный исследовательский универ­ситет.

Статья опубликована в «Сборнике научных трудов VI Международной научной конференции в г. Белгород, 27-28 октября 2011 года: «Юг России и Украина в прошлом и настоящем: история, экономика, культура».

Редакция сайта благодарит автора за разрешение на использование материала.



Кол-во просмотров страницы: 6352

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 10 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение