На пути к русскому каганату (письма В.П. Загоровского)

А.Г. Николаенко

clip_image002

Русский каганат

В конце 60-х и 70-х гг. XX в. я, школьный учитель истории из райцентра Волоконовка Белгородской области, с организованной и руководимой мною подростковой краеведческой группой «Алан» «ворвался» в археологию, и в частности в салтово-маяцкую археологическую культуру VIII—X вв. н.э., распространенную в Приоскольской лесостепи.

Работали мы увлеченно и серьезно. И главное — работали выше той «черты», которую нам провели недобрые люди. Но мы об этом не знали. И хорошо, что не знали. Увлеченные притяжением всеобщей памяти и любопытства, мы, еще недавно далекие от археологии, открывали в долине Оскола древние городища, поселения, стоянки, пласты неизвестных археологических культур и многие другие факты древности.

Мы отдавали предпочтение времени VIII—X вв. Первоначально нами была воспринята гипотеза о вхождении в рассматриваемое время Донской лесостепи в состав Хазарского каганата. Однако, чем больше мы работали в археологии, тем больше убеждались в том, что земли Донского бассейна в VI—XII вв. входили в состав вполне суверенного и экономически мощного государства «Донская Русь» или «Русский каганат». Донская Русь, реально существовавшая между Хазарским каганатом и Киевской Русью, будучи предшественницей последней (т.е. Киевской Руси), почему-то не упоминалась в летописях.

Тогда, в начале 80-х гг. XX в. я даже не думал, что для школьного учителя истории такая идея — в какой-то степени дерзость. Многие мои коллеги — «салтовцы», археологи- профессионалы, у которых я многому научился, к моему убеждению относились снисходительно, объясняя «легкость» открытия Донской Руси краеведческой увлеченностью. Шло время, вереница археологических открытий продолжалась. Существенную помощь оказали книги из Государственной публичной исторической библиотеки РСФСР, из Москвы. По системе межбиблиотечного абонемента я получал публикации восточных письменных исторических источников, содержание которых, нередко, соответствовало нашим археологическим исследованиям. И, хотя я оставался среди историков и археологов совершенно чужим и одиноким со своим Русским каганатом (Донской Русью), я чувствовал легкость и удовлетворение, — я знал, что сущностью своей приблизился к истине. Еще тогда, 20 лет назад, Волей Небесной мне было велено при приближении к исторической истине освободить свою душу от гражданства, национальной принадлежности и при исследованиях никогда не возвеличивать и не унижать любой род, племя, народ, этнос и нацию. Эта гуманистическая, человеколюбивая свобода мышления помогла мне легко переносить научное одиночество, не замечать, до наивности, интриг и избирать правильное направление в исследованиях. Иногда возникало чувство, что отдельные положения как будто надиктовывались мне извне, и я только успевал их записывать. И это не мистика. Воля Небесная не оставляла и не оставляет меня и моих спутников, награждая нас открытиями.

Более трех десятилетий работали мы в высоком темпе и с большим удовольствием. Добытые знания и спасенную память мы отдавали людям — через газеты, журналы, книги и обширную интенсивную переписку с известными археологами, историками, лингвистами, краеведами. Всем я сообщал об открытии Донской Руси (Русского каганата).

Первым, мужественно и решительно поддержавшим мою гипотезу, был воронежский ученый-историк, известный специалист в области исторической географии Владимир Павлович Загоровский. К сожалению, я не был лично знаком с этим внимательным, добрым и интеллигентным человеком, посвятившим свою жизнь спасению российской памяти.

В течение нескольких лет я получил от Владимира Павловича шесть писем историко- географического содержания. Каждая строка в этих письмах наполнена мудростью, добрыми советами, безусловной поддержкой теории о Донской Руси, интереснейшими фактами из истории Приоскольской лесостепи и логичностью. Для меня, сравнительно легко переносившего научное одиночество, письма были огромной поддержкой, которую я не получал ни до. ни после, вращаясь в научном сообществе.

Предполагаю, что идею Донской Руси вынашивал и В.П. Загоровский. Но в те времена так получалось, что мне легче было публично сообщить о Донской Руси через районную газету «Красный Октябрь».

Поддержка В.П. Загоровского оказалась не напрасной. В 1995 г. в райцентре Волоконовка Белгородской области издана книга «Древний город у Ютановки» с краткой историей Русского каганата (Донской Руси)1. В 2002 г. в Москве вышла в свет книга Елены Сергеевны Галкиной «Тайны Русского каганата»2.

Приближение к Русскому каганату (Донской Руси), к признанию полиэтничности русского народа, русской нации, приближение к истине, продолжается.

К Донской Руси мы шли одной дорогой вместе с Владимиром Павловичем Загоровским. Это подтверждают публикуемые ниже его письма.

ПИСЬМА В.П. ЗАГОРОВСКОГО А.Г. НИКОЛАЕНКО

1971 г., июнь 19.

Уважаемый Анатолий Григорьевич!

Мне передали Ваше письмо. Городище, о котором Вы пишите, к Белгородской черте не относилось.

Скорее всего — это городище более ранней норы. До Тихой Сосны доходили пределы Хазарского каганата. На Тихой Сосне были укрепленные крепости Хазарского каганата в IX—X веках, населенные аланами, болгарами и русскими. Остатками таких крепостей являются Маяцкое городище в устье Тихой Сосны, Олышанское городище на левом берегу Тихой Сосны (село Верхний Ольшан, у села Нижний Ольшан) и ряд других. О том городище, что пишите Вы, я не знаю Если Вам не составит труда, пришлите мне, пожалуйста, небольшой чертеж его (просто сделанный от руки) с указанием размеров: длина, ширина, примерная ширина рва, место, где сохранился кирпич. Большой интерес представляет кирпич. Не остались ли на нем следы клейма? Может быть кирпич более поздний и на городище было какое- либо строение XVIII—XIX вв.? Я посмотрю и в литературе, может быть об этом городище и есть сведения. Кто Вы по специальности?

С приветом профессор Воронежского университета В. Загоровский.

1976 г., март 26.

Уважаемый Анатолий Григорьевич!

Я получил Ваше письмо и Вашу газетную статью о деревянных находках. Считаю, что вы проделали большую работу; нашли много интересного. Об этом мне как-то говорил и А.З. Винников.

Ваша статья, на мой взгляд, заслуживает опубликования в научной печати. Но в сборник «Из истории воронежского края» я Вас сейчас пригласить не могу, хотя бы потому, что очередной выпуск уже скомплектован. Как Вы понимаете, есть некоторые препятствия и географического характера (расположение памятников не в Воронежской области, и даже не в верховьях Тихой Сосны, а к западу от р. Оскола). Но в принципе — Вашу научную статью я бы мог рассмотреть для будущих выпусков сборника.

Хотелось бы Вам задать несколько вопросов.

1)Каково ваше отношение к надписям на камнях Маяцкого городища и на др. памятниках салтово-маяцкой культуры? Считаете ли вы их иранскими, или тюркскими, или не определили еще своего взгляда? (Я писал об этом в своей книге «Историческая топонимика Воронежского края»),

2)Согласны ли Вы с концепциями М.К. Артамонова и С.А. Плетневой о преобладающей роли ираноязычных аланов в населении салтово-маяцкой культуры?

3)Не попадались ли Вам деревянные фигурки-игрушки или такие предметы, назначение которых Вы не могли определить?

Я сейчас работаю над монографией «Изюмская черта» (XVII века), летом думаю побывать в Ливенке и на берегах Оскола в Вашей области.

С приветом В. Загоровский.

1988 г., июль 22.

Уважаемый Анатолий Григорьевич!

Я получил недавно письмо от доктора филолог, наук И.Г. Добродомова, в конверте я нашел письмо, адресованное Вам. Я не совсем понял: то ли И.Г. Добродомов хотел послать это письмо Вам, а вложил его по ошибке в другой конверт, то ли он хотел познакомить меня с текстом своего ответа Вам. Во всяком случае пересылаю Вам его письмо. И.Г. Добродомов упоминает о Вашей заметке «Донская Русь» в местной газете, я посмотрел эту заметку. В ис- торико-географическом аспекте эта заметка вызвала у меня ряд серьезных сомнений.

Слышал, что вы готовите к печати книгу в Центрально-Черноземном издательстве. Желаю Вам успехов.

С приветом В. Загоровский.

1988 г., август 15.

Уважаемый Анатолий Григорьевич!

Ваши два письма (одновременно) получил, благодарю за газетные вырезки. Конечно, самой интересной является Ваша статья «Донская Русь» от 15/Х 1987 г. Не берусь сразу оценить Вашу гипотезу о русах в Придонье; надо думать, сопоставлять с восточными сведениями о «трех группах русов» — Куябией, Славией, Арсанией, с другими документами. В целом же Ваша смелая гипотеза о донских русах заслуживает внимания и изучения. Что касается археологических памятников Приосколья, то некоторые из них, по-моему, были известны в XVI—XVII вв., конечно, не как памятники, а как топографические ориентиры, урочища

Городище Холки я отождествляю с древнерусским городом Осколом, упомянутым позже в ярлыке крымского хана Менгли-Гирея, выданном польскому королю. Об этом я сделал доклад весной на научной конференции в университете. Работаю сейчас над книгой «История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке». Я не помню, посылал ли я вам свою книгу «Изюмская черта» или нет? Книга уже давняя, но у меня осталось несколько экземпляров.

Желаю Вам, Анатолий Григорьевич, творческих успехов.

С приветом В. Загоровский.

1988 г., сентябрь 9.

Уважаемый Анатолий Григорьевич!

Посылаю Вам на добрую память мою книгу «Изюмская черта», вышедшую в 1980 г. В определенной мере она стыкуется с Вашими исследованиями. В ходе строительства Изюмской черты в XVII веке были использованы древние земляные укрепления, созданные в изучаемую Вами эпоху салтово-маяцкой культуры, в частности — знаменитые «валки» на водоразделе Днепра и Дона, между реками Коломаком и Мжой (стр. 69—71, 144, 150 и др.). Интересны употребленные в документах XV—XVII веков названия старых городищ, в которых могли сохраниться прежние имена аланских и других поселений VII—IX веков. В целом Ваши статьи произвели на меня большое впечатление. Ваша гипотеза о Донской Руси — великолепна! Надо публиковать ее в научном издании. Жалко, что я уже сдал в печать сборник научных статей по исторической географии Центрального Черноземья. Ваша научная статья украсила бы его. В общем и целом — я за Вас. Гипотезы подобного рода, по-новому освещающие отечественную историю, выдвигаются весьма нечасто. Не собираетесь ли Вы в дальнейшем защищать свою работу «Донская Русь» в качестве кандидатской диссертации? Советую Вам ориентироваться не только на археологов, но и на историков общего профиля.

С приветом и пожеланием успехов В. Загоровский.

1990 г., февраль 16.

Уважаемый Анатолий Григорьевич!

Ваше письмо от 11/И и вырезку из газеты «Красный Октябрь» получил. Я уже писал Вам, что к Вашей гипотезе о Донской Руси VIII—X вв. отношусь серьезно, считаю ее очень интересной и вполне научной. Никакая это не ересь. Жаль, что Вы все еще не сделали по Донской Руси хорошей (не газетной) публикации. А ведь у Вас была отличная возможность: в Центрально-Черноземном книжном издательстве вышла Ваша книжка о краеведческих Ваших поисках, о раскопках со школьниками! Так и просилось несколько страниц посвятить интересной гипотезе, хотя бы в общих чертах обосновать ее, сделать весомую заявку на научное открытие! Почему Вы этого не еде лат и?

В 1988 году мы организовали Центрально-Черноземную секцию Научного совета Академии наук СССР по исторической демографии и исторической географии. В 1989 году провели научную конференцию в Курске, в конце 1989 года выпустили в издательстве ВГУ сборник научных статей «Историческая география Черноземного центра России (дооктябрьский период)». И здесь Вы могли бы выступить. Кстати, 2-я наша научная конференция по исторической географии Черноземья намечена на весну 1991 г. в Белгороде.

В сборнике «Историческая география Черноземного центра России» я рассматриваю (помимо др. вопросов) проблему загадочного города Оскола, существовавшего в XIV веке. Эту книгу я бы мог Вам послать. Но в свое время я послал Вам заказной бандеролью мою книгу «Изюмская черта». Я до сих пор не знаю, получили ли Вы ее? Вы получение ее не подтвердили.

Снова возвращаюсь к Вашей гипотезе, к сопоставлению салтово-маяцкой культуры с Донской Русью, жителей этого государства с «русами» арабских авторов IX—X вв. Сочинения Ибн-Хордадбека и Ибн-Фадлана несомненно «льют воду» на Вашу мельницу. Встреченные мною в Харьковской области в ходе изучения Изюмской черты XVII в. линии укреплений прежнего государства — тоже. Где же, по Вашему мнению, находилась столица «Донской Руси»?

С приветом В. Загоровский.

А. Г. Николаенко.

 

Светлой памяти металлургов-гончаров Арсы посвящается

На рубеже 60—70-х годов прошлого столетия я пришел работать учителем истории и Волоконовскую среднюю школу из Ютановского профтехучилища. Но ни до, ни после — ни в мои школьные годы, ни в Курском пединституте, ни в исторической литературе – я не услышал и не прочитал вразумительного, толкового, apгументированного ответа на вопрос: «Почему наши предки назывались «славянами», а имя их потомков (т.е. нас) и их страны закрепилось за этнонимом «русский», «Россия»? Ведь для того, чтобы это произошло, необходимо было наличие широко известного имени с корнем «рос», которое бы на пространстве Восточной Европы, от Днепра до Волги, обладало мощной экономической, политической и военной нагрузкой.

Чтобы ответить на этот вопрос, надо было искать доказательства.

Будучи учителем истории, в поисках истины, я не мог ограничиться тем что преподносила мне официальная историко-археологическая наука.

Войдя в археологию и историю, я и мои друзья (в том числе краеведческая группа «Алан») начали нелегкий путь поиска происхождения этнонима «русский» и имени своего Отечества — Россия. Началась, вне учительской занятости, на первый взгляд для сельской местности, дилетантская, но на самом деле с труднейшая и увлекательнейшая работа с письменными и историческими источниками, тотальная археологическая разведка в Оскольской лесостепи, и здесь же бесконечные спасательные археологические раскопки (потому что, как и сейчас, тогда в этой зоне происходило интенсивное разрушение археолoгических памятников). Мы искали территорию с ранневековой мощной экономикой, от которой зависело всё остальное.

В 1984 году мною впервые высказывается гипотеза (естественно, не нa пустом месте) о существовании в Донском бассейне (лесостепи и степи), между Хазарским каганатом и Киевской Русью, в VI—XII вв. н.э. — государства по имени Донская Русь или Русский каганат.

В сентябре 1988 года известный российский историк из Воронежа Владимир Павлович Загоровский отзывается об этой гипотезе как исключительно интересной.

Мы настойчиво продолжали работу над этой перспективной темой, Шло накопление археологических фактов, анализировались письменные источники, исчезали тупики, «белые пятна», недомолвки.

Автор данной публикации в книжечках «Северо-Западная Хазария или Донская Русь?» (1991 г.), «Древний город у Ютановки» (1995 г), «Оскол, древность, память» (1996 г,), «В поисках предков» (2002 г.) впервые излагает краткую историю Русского каганата (Донской Руси). Становится очевидным, что у Киевской Руси, в VI — XII вв. н. э. был предшественник — государство Русский каганат. Это. была колыбель нынешней России и русского народа, которая находилась в лесостепном Донецко-Донском междуречье. Следы же мощной экономической базы Русского каганата, с людскими, природными и технико-технологическими ресурсами мы обнаружили в долине р. Оскол, от г. Старый Оскол — до города Валуйки.

Первоначально основным населением каганата являлись русы-тюрки и аборигены Донской лесостепи.

В первой половине IX века н. э. правительство Донской Руси содействует переселению (миграции) на свою территорию значительного контингента северокавказских аланов.

Аланы расселяются по правобережью лесостепного Дона, Оскола и Северского Донца. Выполняя функции пограничников северо-западного направления, они привносят в экономику Русского каганата гончарный круг и передовые навыки земледелия.

В IХ веке н. э. правительство Русского каганата предлагает определённому контингенту днепровских славян переселиться, с функциями пограниников северо-восточного направления, на территорию лесостепного Верхнего Донa. Славяне-переселенцы («боршевцы») быстро проходят сквозь основную Воронежа,

Укрепив свою экономику и границы, Донская Русь превратилась в государство со стабильным суверенитетом и военной мощью. Его население представляли: местное, коренное население, русы, древние болгары, аланы, славяне, финно-угорские, балтские и варяжские группы населения. В ранг государственной политики были введены этническая и конфессиональная гармония и толерантность.

На лесостепной, донской территории Русского каганата в VI— XII вв, выделялись три региона: восточный — на Верхнем Дону с городом Куяба (ныне — Маяцкий салтовский археологический комплекс в Воронежской области); западный — по Северскому Донцу, с главным городом Салав (ныне – Салтовский археологический комплекс в Харьковской области Украины) и центральный — по лесостепному Осколу с главным городом Арта (Арса); ныне — Ютановскнй археологический комплекс в Волоконовском районе Белгородской области.

Основным регионом Русского каганата, формирующим половину его государственного годового бюджета, был Оскольский экономический мегаполис. Он находился в долине Оскола, от г. Старый Оскол — до г. Валуйки. Его площадь составляла около 500 кв. км. (150Х3,5 км).

Оскольский мегаполис представлял пространство, сплошь занятое населением, которое занималось, в основном, чернометаллургическим, кузнечным, гончарным, военным ремеслом и торговлей.

Структурно в мегаполисе выделялся, являясь своеобразной столицей, город Арта-Арса, расположенный в «треугольнике» современных населённых пунктов: Нижних Лубянок, Ютановки и райцентра Волоконовки. Основную площадь древнего города ныне занимает с. Ютановка.

В Арсе на площади 360 га постоянно проживало 8 тысяч человек. Это был известный политический, экономический, военный, культурный и конфессиональный центр Юго-Восточной Европы. Сейчас однозначно установлено, что это был еще и центр черной металлургии, из которого экспортировалось в Куябу, а затем и дальше на Восток, значительное количество товарных криц и клинков мечей. По нашим приблизительным подсчетам, в Арсе одновременно функционировали около 150 железоплавильных сыродутных горнов I-го ютановского типа.

В структуре Оскольского раннесредневекового мегаполиса выделялись, кроме Арсы, 7 формирующихся раннегородских центров, в каждом из которых находитось около 4-х тысяч жителей и по 50 сыродутных горнов 1-го ютановского типа (Старооскольский, Чернянский, Новооскольский. Волоконовский и Валуйский районы).

Пространство между семью городами-спутниками, в долине Оскола и на ее склонах, занимали десятки поселений, в которых суммарно проживало около 25 тысяч человек и находилось около 300 сыродутных горнов первого ютановского типа.

Всего в Оскольском мегаполисе, в VIII—X вв, н. э. одновременно проживали 61l тыс. человек, значительное число которых трудилось на 800 сыродутных горнах I ютановского типа.

Плотность населения в мегаполисе высокая — около 122 человек на 1 кв. км. Плотность сыродутных горнов 1 типа в Оскольском раннеесредневековом мегаполисе — 1—2 на квадратный километр.

Тридцатилетние наблюдения и спасательные работы в Ютановке впервые в отечественной археологии дали нам исключительно интересный и уникальный материал для реконструкции салтовского городского ремесленного квартала в Арте, в «чистом», т. е. производственном виде. Авторы — составители плана-квартала —держатель Открытых листов А. Г. Николаенко и краевед А. В. Степовой.

Ремесленный квартал (ныне II Ютановский пункт древней металлургии) находился на сохранившейся ныне от застройки дюне правобережной поймы Оскола. 1200 лет назад археологический памятник являлся градообразующим кварталом, на котором мы открыли и исследовали 84 ремесленных раннесредневековых объекта: 21 сыродутный горн ютановской типологии (I типа — 17; II типа — 2; III типа — 2); 3 специализированных гончарных мастерских, металлургическую мастерскую с сыродутным горном I типа, многопрофильную мастерскую, гончарный горн, агломерационную печь, площадку для дробления железной руды, складское помещение, 35 сырьевых ям и 18 ремесленно-солярно-культовых ям, ритуально-ремесленную постройку. (Рисунки и чертежи н Приложении}-,

Беспримерно вцепившись в спасательные археологические работы на 11 Ютановском пункте древней металлургии, ставшем эталонным, мы в труднейших условиях, с Божьей помошью, сде-лали всё, что смогли.

Теперь можно считать, что время незаслуженного забвения Русского каганата (Донской Руси), наших предков и истоков российской черной металлургии закончилось.

Однако возвратимся к плану ремесленного квартала в древнем городе у Ютановки.

Квартал располагался на пойменной дюне с пологими склонами. Дюна служила как сырьевой, так и производственной базой. Вышеперечисленные 84 объекта ремесленной направленности находилась на площади в 1350 кв. метров (к сожалению, такая же плошадь памятника еще не исследована). На дюне зафиксированы 3 карьера, функционировавших в VIII—X вв н. э. В них добывали глину, песок, меловую крошку.

В геологическом отношении дюна состоит из гумуса, глины (белой, с зеленым или голубым оттенками и коричневой), крупно и мелкозернистого песка, суглинка, супеси, меловых окатышей, Все виды этого сырья применялись здесь же универсальными мастерами-металлургами-гончарами.

Железная руда, вероятно, добывалась в окрестностях Волоконовки, Столбища, Волчье-Александровки или еще где-то.

Культурный слой исследованной площади содержал массу черно-металлургического шлака, фрагментов тиглей, керамики, вкраплений железной руды и представлял в VIII—X вв. н. э. сплошную вымостку.

Центральный сектор квартала не имел упорядоченности объектов, планировка была плотной, но стихийной. Среди сырьевых ям здесь, с различной ориентировкой, находились сыродутные горны трех типов, три мастерских, большинство сырьевых ям, агломерационная печь и т. д. В сырьевых ямах вторично устраивались сыродутные горны III типа.

В северо-восточном секторе ремесленного квартала планировка горнов 1 типа была упорядоченная, рядная, с одинаковой ориентацией: с северо-запада на юго-восток.

Металлургическая мастерская, гончарный горн и солярно-культовые ямы в этом секторе имели окраинное расположение.

Благосостояние мастерам, их семьям и всему РУССКОМУ каганату приносило очень сложное для того времени грунтово-техническое сооружение — сыродутные горны I —IV ютановского типа. В современной историко-археологической литературе по различным причинам принижается роль этого технического сооружения. Думаю, что это продлится недолго.

На сегодняшний день, исследуя эти горны, мы установили истинный рабочий объем тиглей — центральной части сыродутных горнoв, в которых непосредственно происходила выплавка металла. Это, в свою очередь, заставило нас пересмотреть их технико-технологические данные.

Используя результаты многолетних разведок, математические расчеты и формулы, нам удалось приблизительно воссоздать развитие черной металлургии в VIII—X вв. н. э. в городе Арса, в одном из его ремесленных кварталов (II Ютановский пункт древней металлургии) и в целом во всём Оскольском чернометаллургическом мегаполисе, равного которому по численности населения, природным ресурсам и техническим достижениям) не было в то время на Днепре, Северском Донне, Дону и Волге.

Земли с таким потенциалом не могли быть дальними провинциями ни Киевской Руси, ни Хазарского каганата (тем более что здесь не обнаружено ни одного славянского или собственно хазарского археологического памятника). Они принадлежали суверенному и могущeственному Русскому каганату. Оставившему память в имени нашего Отечества и народа, что подтверждают наши статистические выкладки:

I.II. Ютановский пункт древней металлургии (II ЮДПМ). Ремесленный квартал г. Арса. Сыродутные горны I типа.

1. Предполагается горнов — 27.

2. В одном горне происходила 5-ти разовая смена тиглей.

3. В одном тигле:

а) Вес — 42 кг,

б) Площадь поверхности — 8000 кв. см.

в) Происходило 7 плавок.

г) За одну плавку получали 9 кг металла.

д) Для одной плавки требовалось 36 кг железной руды.

с) Для одного тигля (7 плавок) требовалось 252 кг железной руды,

ж) Для одного горна требовалось 1260 кг железной руды,

з) За 7 плавок в одном тигле получали 63 кг металла,

и) Один горн выдавал 315 кг металла,

к) 27 горнов II ЮДПМ использовали 34020 кг железной руды и выдали 8505 кг металла,

л) На II ЮДПМ сформованы в VIII —X вв. н.э. 134 тигля и проведено 945 плавок.

II. В городе Арта (Арса) у Ютановки функционировали около

150 сыродутных горнов I типа.

Здесь проведено около 5250 плавок. Использовано 189000 кг железной руды и получено 47250 кг металла.

III. В 7 городах — спутниках Оскольского мегаполиса находились около 350 сыродутных горнов 1 типа (по 50 горнов в городе). Проведено плавок — около 12250, Использовано 441000 кг железной руды и получено 110250 кг металла.

IV. В промежуточных поселениях Оскольского мегаполиса, в VIII—X вв н. э. находилось около 300 горнов I типа. В них проведено 10500 плавок. Для них потребовалось 378000 кг железной руды, Получено металла — 94500 кг.

Всего в Оскольском мегаполисе в VIII—X вв н. э. функционировали около 800 сыродутных горнов 1 типа. В них получено 252000 (кг) (252 тонн) металла, для чего потребовалось около 1008000 кг железной руды.

V. Сыродутные горны II ютановского типа выдали в Оскольском мeгaполисе в VIII—X вв н.э. около 54000 кг стали для экспортных клинков мечей, которая по качеству не уступала дамасской стали.

VI. Сыродутные горны III типа выдали в Оскольском мегаполисе (в виде товарных, экспортных железистых криц) металла весом 120000 кг.

Всего в Оскольском мегаполисе, (рукой автора вписано слово ежегодно), в период существования Русского каганата (Донской Руси) произведено 432000 кг (432 т) металла. Вот в чем была сила Русского каганата и «железная» устойчивость имени русского народа и России. Железо КМА и имя нашего Отечества неразделимы уже 14—15 веков.

А. НИКОЛАЕНКО, краевед,

Редакция сайта благодарит администрацию Белгородского государственного историко-краеведческого музея за предоставленный материал.



Кол-во просмотров страницы: 3337

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 8 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение