На огненной дуге

clip_image002

 В конце марта 1943 г. эшелоны прибыли на станцию Волоконовка. Выгрузившись из теплушек, полки З6-й гвардейской стрелковой дивизии без задержки выдвигались к линии фронта, проходившей по левому берегу реки Северский Донец.

Марш с полной боевой выкладкой проходил в сложных условиях весенней распутицы. Дороги развезло. Автомашины встали. Медленно продвигался гужевой транспорт. Несмотря на все трудности, гвардейцы успешно совершили почти стокилометровый марш и к указанному командованием сроку сосредоточились юго-восточнее Белгорода — в районе Шебекино, Волчанск. Подтянув артиллерию, тылы, дивизия заняла оборону во втором эшелоне 64-й армии. Теперь она входила в состав Воронежского фронта, которым командовал генерал армии Н. Ф. Ватутин

Гитлеровское командование решило летом 1943 г. предпринять наступление в районе Курского выступа. Операция эта получила условное название «Цитадель». Для ее осуществления противник, пользуясь отсутствием второго фронта в Европе, сосредоточил значительные силы. Создав две ударные группировки южнее Орла и в районе Белгорода, гитлеровское командование рассчитывало мощными ударами танковых соединений пробить брешь в обороне советских войск, а затем, развивая наступление по сходящимся направлениям восточнее Курска, окружить армии Центрального, Воронежского фронтов и разгромить их.

Советские войска также готовились к активным действиям. Однако Ставка Верховного Главнокомандования, разгадав замысел врага, приняла решение временно перейти к преднамеренной обороне, чтобы, измотав и обескровив ударные группировки противника, создать условия для перехода в контрнаступление, а затем начать общее стратегическое наступление.

Части дивизии, получив боевую задачу, готовили прочную оборону. В соединение начали прибывать маршевые роты. Подразделения пополнялись в основном молодыми, не обстрелянными в боях воинами. Стали возвращаться из госпиталей легкораненые. Численность 36-й гвардейской стрелковой дивизии в этот период составила 8013 человек. Все это позволило командирам укомплектовать подразделения по новому штатному расписанию. Каждая стрелковая рота теперь имела взвод станковых пулеметов, батальон — пулеметную роту и роту 82-мм минометов, а стрелковый полк — батарею 120-MM минометов. Огневая мощь дивизии значительно возросла. И это несмотря на то, что был расформирован 47-й отдельный гвардейский пулеметный батальон, а из дивизии убыла 41-я отдельная гвардейская зенитная батарея.

Гвардейцы трудились не жалея сил. Рыли окопы, траншеи, ходы сообщения, строили блиндажи и укрытия различного типа, командные и наблюдательные пункты, готовили основные, запасные и временные позиции для артиллерии и минометов.

Значительный вклад в создание неприступной для врага обороны внес личный состав 41-го отдельного гвардейского саперного батальона капитана Н. Варенцова. Четко организовали работу своих подчиненных дивизионный инженер майор И. Соколенко, инженеры стрелковых полков капитаны И. Верещагин, Н. Ситников и А. Изотов. Под их умелым руководством саперы установили почти 50 тыс. противотанковых и противопехотных мин, возвели 323 дзота, много других инженерных сооружений, минно-взрывных заграждений.

На тактических занятиях отрабатывались действия в тех условиях, которые могли сложиться в ходе боя.

В конце мая в 36-ю гвардейскую стрелковую дивизию поступил боевой приказ командира 24-го гвардейского стрелкового корпуса: сменив 15-ю гвардейскую стрелковую дивизию, занять по левому берегу реки Северский Донец почти двадцатикилометровую полосу обороны на рубеже Титовка, 1-е Советское и не допустить прорыва танков и пехоты противника. Справа действовали 72-я гвардейская стрелковая дивизия, слева — 19-я стрелковая дивизия 57-й армии Юго-Западного фронта.

Командир дивизии генерал-майор М. И. Денисенко решил участок Титовка, Новая Таволжанка оборонять силами 106-го полка майора И. А. Зайцева, назначенного вместо убывшего на учебу подполковника Н. И. Ларионова. В центре боевых порядков — на рубеже Старая Таволжанка, Гатище 2-е находился 108-й полк майора

И. П. Моисеева. Левофланговый участок — Прилипка, 1-е Советское оборонял 104-й полк майора П. А. Ильичева. Дивизию поддерживали пушечный артиллерийский и истребительно-противотанковый артиллерийский полки

С переходом дивизии к обороне во всех частях широко развернулось снайперское движение. За право называться мастером меткого огня боролись также стрелки, пулеметчики, минометчики, артиллеристы. В 101-м полку отличным стрелком зарекомендовал себя участник сталинградских боев командир отделения старший сержант А. Ситкевич. Он не только в совершенстве овладел стрельбой из снайперской винтовки, но и научил этому искусству своих подчиненных. Все молодые бойцы его отделения открыли личный счет истребленных ими захватчиков. Так, красноармеец М. Рахматдинов только за один день (14 июня) уничтожил 2 фашистов, а днем раньше старший сержант Ситкевич — 3 гитлеровцев. К началу августа на его счету было 73 истребленных захватчика. 53 вражеских солдата сразил меткими выстрелами сержант А. Ярцев, 40 — сержант А. Деревянко.

Без промаха бил врага снайпер 106-го полка сержант С. Сафронов. Он был уже немолод. Ему довелось участвовать в гражданской войне, сражаться под Боевым Знаменем прославленной 25-й Чапаевской дивизии. Когда началась Великая Отечественная война, Степан Иванович проводил на фронт двух сыновей, а затем сам добровольно пошел на фронт. Попал в 36-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в ее составе сражался на берегах Волги, участвовал в разгроме окруженной группировки немецко-фашистских войск в Сталинграде, был награжден медалью «За отвагу». Свой счет боевой мести сержант Сафронов умножал на берегах Северского Донца. На «охоту» снайпер ходил в паре с молодым бойцом К. Мирошниковым, учил его, передавал ему свой фронтовой опыт. И успех пришел. За короткое время красноармеец К. Мирошников уничтожил 15 гитлеровцев.

Командира стрелкового отделения сержанта С. Бабурина в 108-м полку считали признанным мастером точного выстрела. Добрую репутацию снайпера он подтвердил и том, что из обычной винтовки сбил «раму» — разведывательный самолет «Фокке-Вульф». Орден Отечественной войны I степени стал наградой отважному десантнику за смелость и воинское мастерство

Гвардейцы не давали врагу покоя ни днем ни ночью. С наступлением темноты в тыл гитлеровцам уходили полковые и дивизионные разведчики. Действуя небольшими группами, они вели поиски и брали «языка», уточняли места расположения штабов и командных пунктов противника, районы сосредоточения его резервов и танков. Так было и в ту июньскую ночь, когда группа, возглавляемая командиром взвода разведывательной роты дивизии лейтенантом Г. Землянухиным, отправилась за контрольным пленным.

Разведчики тщательно готовились. Трое суток они потратили на то, чтобы хорошо изучить вражескую оборону и выбрать объект для нападения с целью захвата «языка». Затем был детально разработал план действий группы разграждения, группы обеспечения и группы захвата, каждого участника поиска в отдельности. Когда все было готово, воины вышли на задание.

…Бесшумно форсировав реку, гвардейцы залегли в прибрежном кустарнике. Усилившийся ветер скрадывал ночные шорохи. Тем временем группа разграждения во главе с опытным и отважным сапером младшим сержантом М. Биктеевым сделала проходы в проволочных заграждениях и на минном поле противника. По сигналу лейтенанта Землянухина разведчики по-пластунски двинулись вперед. Впереди — командир. За ним — группа захвата: старший сержант Д. Емельянов, сержант В. Петрушин, красноармейцы И. Порхун, М. Сартаков, И. Сякин. Следом двигалась группа прикрытия в составе сержантов В. Иванина и В. Сизоненко, красноармейцев Н. Васечкина и В. Федосимова. Приблизившись к окопу боевого охранения фашистов, группа захвата остановилась, осмотрелась. Ветер не утихал. По-прежнему монотонно шелестели листья на деревьях, покачивались ветки кустарника. Противник изредка вел ружейно-пулеметный огонь, освещал ночное небо ракетами. Лейтенант Землянухин жестом подал знак разведчикам, что пора начинать. Как и было условлено, первым в траншею опустился рослый, могучий Дмитрии Емельянов, на счету которого было 4 захваченных вместе с товарищами «языка». Он должен был скрутить вражеского солдата, сидевшего в окопе. И сделать это тихо, без шума. Но на этот раз не получилось: ловкий, сильный гитлеровец вырвался из рук разведчика и побежал. Емельянов догнал его, сбил с ног и ножом смертельно ранил.

На шум из соседнего блиндажа выскочил солдат. Сержант Петрушин швырнул в открытую дверь противотанковую гранату. Раздался взрыв. Почти все, кто находился в блиндаже, были убиты. Уцелел лишь одни гитлеровец, но и он был ранен. Сартаков и Порхун схватили его и начали отходить.

Враг всполошился, открыл стрельбу, пытаясь отсечь разведчикам путь отхода. Группа прикрытия вступила в бой. Ей на помощь, как было предусмотрено планом поиска, пришли артиллеристы батареи старшего лейтенанта Ф. Федорова. Они стреляли по заранее разведанным огневым точкам и целеуказаниям разведчиков. Тем временем поисковая группа благополучно доставила в штаб пленного. Им оказался унтер-офицер 320-й пехотной дивизии, который и дал необходимые сведения.

Успешно действовала и разведгруппа 104-го полка во главе со старшиной Н. Пуховым. В районе деревни Старица она внезапно напала на окоп боевого охранения гитлеровцев и, захватив «языка», без потерь возвратилась в свое расположение. Пленный на допросе подтвердил, что он обер-ефрейтор 282-й пехотной дивизии, которая в конце апреля прибыла из Франции и заняла оборону на правом берегу Северского Донца на рубеже Огурцово, Старица .

Активность, смелость, инициатива разведчиков дивизии позволяли добывать различные сведения о противнике, столь необходимые командиру для принятия оптимальных решений. Во всем этом немалая заслуга принадлежала начальнику разведывательного отделения штаба дивизии капитану И. П. Падолку, помощникам начальников штабов стрелковых полков по разведке старшему лейтенанту М. А. Таирову, капитанам Н. Я. Пересыпкину и А. И. Попову.

В конце июня и пачале июля обстановка на фронте была крайне тревожной. Все воины находились в напряженном ожидании вражеского наступления. Авиация противника непрерывно вела воздушную разведку, часто бомбила боевые порядки и тылы дивизии, близлежащие населенные пункты, его артиллерия совершала огневые налеты. По всему чувствовалось, что наступает пора ожесточенных схваток. И действительно, советскому командованию стало точно известно: операция «Цитадель» начнется в 3 часа утра 5 июля 1943 г.

В это самое время по распоряжению командующего Воронежским фронтом генерала Н. Ф. Ватутина советские артиллеристы нанесли но изготовившимся к наступлению фашистским войскам упреждающий огневой удар. Артиллерийская контрподготовка оказалась для врага неожиданной. Гитлеровское командование вынуждено было отложить наступление, несмотря на точно указанное в приказе время: операция началась только через 3 часа.

Лротив войск 7-й гвардейской армии враг бросил 2 танковые и 3 пехотные дивизии. Еще одна танковая дивизия двигалась во втором эшелоне 3-го танкового корпуса противника. В полосе обороны 36-й гвардейской стрелковой дивизии наступали 2 фашистских соединения. На участке Титовка, Новая Таволжанка, где оборонялись подразделения правофлангового 106-го полка, наступала 320-я пехотная дивизия. Против 108-го и 104-го полков действовала 282-я пехотная дивизия. Главный удар врага пришелся по правому флангу дивизии: позиции 2-го стрелкового батальона капитана Г. Попова из 106-го полка атаковало до полка пехоты при поддержке 8 танков.

Гвардейцы встретили гитлеровцев мощным сосредоточенным огнем. Загрохотали орудия, ударили минометы, застучали пулеметы. Прогремели залпы «катюш». Шквал огненного металла обрушился на противника. Командир 106-го полка майор И. А. Зайцев со своего наблюдательного пункта отчетливо видел панораму разгоревшегося боя. Опытный фронтовик, закаленный и огне сталинградских боев командир, он твердо управлял подразделениями, уверенно маневрировал огневыми средствами. Противник не выдержал сокрушительного отпора и откатился назад.

Первый натиск врага был отбит во всей полосе обороны дивизии. Наступило затишье, но оно оказалось коротким. Вызвав авиацию, гитлеровцы начали мощную бомбардировку боевых порядков 106-го полка. Самолеты еще висели в воздухе, когда танки и пехота противника при поддержке артиллерийско-минометного огня с новым ожесточением ринулись в атаку. И на этот раз основные силы фашистов были нацелены на правофланговые подразделения дивизии.

Определив направление главного удара противника, командир дивизии генерал М. И. Денисенко перебрался на наблюдательный пункт, оборудованный на участке 106-го полка, где развернулись решающие бои. По его указанию в этот же район были подтянуты артиллерийско-противотанковый резерв и подвижный отряд заграждения дивизии, которые при надобности могли немедленно оказать поддержку стрелковым подразделениям.

Бой разгорался все ожесточеннее. Гремели взрывы снарядов и мин, беспрерывно трещали пулеметные и автоматные очереди. Стрелки, пулеметчики, бронебойщики, минометчики, артиллеристы залповым огнем из всех видов оружия прижали вражескую пехоту к земле. Танки продолжали двигаться вперед. Но вот один из них подорвался на мине и, объятый пламенем, застыл на месте. Остальные машины тоже остановились. Оставшись без поддержки пехоты, они не рискнули идти вперед. И снова на позиции гвардейцев обрушила удар вражеская авиация, усилила огонь артиллерия. Пехота противника снова устремилась в атаку.

Фашистам удалось приблизиться к дзоту, и котором располагался пулеметный расчет старшего сержанта И. Балукова. Они били по амбразурам из автоматов, забрасывали огневую точку гранатами. Пулеметчики мужественно отбивались. Держаться им становилось все труднее. Но и в той, казалось бы безвыходной, ситуации гвардейцы не теряли самообладания. С невиданным упорством отстаивал свой рубеж старший сержант И. Балуков. Воспользовавшись коротким затишьем, находчивый воин скрытно выбрался из дзота и, забросав фашистов гранатами, стал расстреливать их автоматными очередями. Все произошло так неожиданно, что гитлеровцы дрогнули и, оставив перед дзотом более десятка трупов, побежали. За смелость и мужество И. Балуков был награжден медалыо «За отвагу».

До роты вражеских автоматчиков вклинилось в боевые порядки на стыке стрелковых подразделений старших лейтенантов И. Горбулева и В. Першина. Командир батальона капитан Г. Попов, оценив обстановку, приказал командиру пулеметной роты лейтенанту Д. Карелину выдвинуть на угрожаемый участок взвод станковых пулеметов. Одновременно туда же был переброшен расчет противотанкового орудия сержанта Г Иванова.

Командир взвода станковых пулеметов младший лейтенант В. Губарев, получив приказ, действовал сноровисто, инициативно. Под ураганным обстрелом пулеметчики совершили маневр и, заняв выгодные огневые позиции, открыли прицельный огонь по противнику. В завязавшейся схватке из строя выбыл один из расчетов. Пулемет замолчал. Командир взвода не мешкая пополз к «максиму». Гитлеровцы были совсем близко и вот-вот могли ворваться в траншею. Но Губарев опередил их. Атака гитлеровцев захлебнулась. Но и отважный командир был сражен вражеской пулей.

Пулемет умолк ненадолго. За «максим» лег лейтенант Д. Карелин. Быстро сменив позицию, он хорошо замаскировался и встретил очередную атаку противника кинжальным огнем. Рядом с командиром роты дрался его связной красноармеец К. Матохин. Огнем из автомата он уничтожил 5 фашистов; 12 гитлеровцев прикончил снайпер X. Тулемисов, а красноармеец П. Ковшов — 10. Мужественно сражались с врагом отделения сержантов А. Быкова и А. Агаркова. Комсомолец Агарков был ранен, однако поля боя не покинул. Наскоро перевязав рану, он продолжал командовать подчиненными. После того как был тяжело ранен пулеметчик, сержант Агарков взял ручной пулемет и уложил еще немало фашистов. Противник под сильным огнем гвардейцев отступил, оставив на поле боя до 80 трупов.

Душой обороны были коммунисты. Политработники батальона — заместитель командира по политической части капитан М. Ковалев, парторг старший лейтенант В. Мартиросян, комсорг лейтенант В. Анзин все время были среди воинов, хорошо знали их настроение, нужды и запросы. В ходе боя они шли туда, где было всего труднее и опаснее. Как и под Сталинградом, здесь, на Курской дуге, громко звучал их призыв: «Стоять насмерть! Ни шагу назад!» Когда был тяжело ранен командир роты старший лейтенант М. Петрачков, лейтенант Лизин принял командование на себя, и подразделение успешно отразило очередную атаку противника. За этот подвиг лейтенант В. Лизин был награжден орденом Красной Звезды.

Безотказную связь в тех неимоверно сложных условиях обеспечивали воины-связисты. Смело и слаженно действовал личный состав взвода связи, которым командовал младший лейтенант П. Гузев. Умелым специалистом и отважным воином показал себя командир отделения сержант Ф. Баширов. В любой, даже самой критической обстановке он поддерживал устойчивую проводную связь. Бесстрашно вели себя на поле боя красноармейцы А. Кузнецов и В. Горелов. Только в течение одного дня, работая под разрывами бомб, мин и снарядов, они устранили множество порывов телефонного кабеля, благодаря чему командир мог твердо и непрерывно управлять подразделениями. Добросовестно исполняли свои нелегкие обязанности телефонистки Т. Максимова и Л. Легенькова. Комсомолка Таня Максимова была ранена, но оставалась на своем посту до конца боя.

Самоотверженно трудились военные медики. Четко организовал работу личного состава санитарной роты 106-го полка старший лейтенант медицинской службы П. Иванов. Раненым своевременно оказывалась квалифицированная медицинская помощь, быстро осуществлялась их эвакуация с поля боя в медпункты, а оттуда — в медсанбат дивизии и госпитали. Мужественно вели себя в бою военные фельдшера, санитарные инструкторы, санитары-носильщики. Подвергаясь смертельной опасности, под жестоким обстрелом и бомбежкой лейтенант медицинской службы В. Макеев, старшина Н. Верходанов, красноармейцы Р. Ергашев, Т. Кнутова, А. Мустафина, сестры М. и Л. Бобух спасали жизнь раненым бойцам и командирам. Только санитар P. Ергашев вынес с поля боя и доставил в медпункт 16 тяжелораненых воинов.

Ожесточенные бои развернулись и на левом фланге полка, где оборону держал батальон капитана И. Лосева. Отбив 3 яростные атаки врага, он прочно удерживал свои позиции. На этом участке, как потом показали пленные гитлеровцы, еще затемно 50 переодетых в красноармейскую форму фашистов переправились на левый берег Северского Донца и, укрывшись в заросшем густым кустарником овраге, стали ждать наступления своих частей. Когда оно началось, диверсанты под покровом утреннего тумана пытались по дну оврага скрытно проникнуть в тыл и нанести но батальону неожиданный удар. По мнению врага, это должно было содействовать успеху действовавших с фронта фашистских танков и пехоты. Но советские воины были начеку. Они разгадали коварство фашистов, сокрушительным огнем прижали их к земле и блокировали.

Капитан Лосев связался с командиром полка, доложил о появлении диверсионной группы, назвал примерную численность ее и принятые им меры. Выслушав его, .майор Зайцев немедленно направил в помощь батальону из своего резерва роту автоматчиков под командованием старшого лейтенанта В. Никулина. Гвардейцы действовали смело, решительно и, несмотря на отчаянное сопротивление диверсантов, быстро расправились с ними. Ни одни гитлеровец не избежал возмездия

Чувствительный урон врагу нанесли артиллеристы 65-го гвардейского артиллерийского полка. Только дивизион капитана А. Фролова уничтожил до 600 солдат и офицеров, разбил 8 автомашин с военным грузом, 5 минометов, 2 орудия, 6 пулеметов противника. Без промаха били врага подчиненные лейтенантов С. Петрова и Е. Солохо. Особенно метко вели огонь орудийные расчеты старшего сержанта И. Соловьева, старшины И. Цуркана.

Героический подвиг совершил коммунист старший лейтенант И. Кеба. Выдвинувшись в боевые порядки стрелков, он умело корректировал огопь своих орудий. Противник, но считаясь с потерями, упрямо лез вперед и окружил наблюдательный пункт командира батареи. Казалось, еще усилие — и фашисты схватят бесстрашного артиллериста.

В этой смертельно опасной ситуации коммунист И. Кеба действовал исключительно хладнокровно и расчетливо. Без колебаний он вызвал огонь на себя. Вокруг с грохотом стали рваться снаряды, уничтожая гитлеровских захватчиков. А тут и помощь подоспела. Лишь немногим уцелевшим гитлеровцам удалось унести ноги.

Между тем 108-й и 104-й полки, занимавшие оборону на рубеже Старая Таволжанка, 1-е Советское, сорвали все попытки частей 282-й пехотной дивизии форсировать Северский Донец и захватить плацдарм на левом берегу реки. Однако огневая дуэль, перестрелки здесь продолжались.

Во второй половине дня нависла серьезная угроза прорыва противника на правом фланге дивизии. Под мощным напором превосходящих сил левофланговые подразделения 72-й гвардейской стрелковой дивизии были вынуждены оставить свои позиции. Захватив ценой огромных усилий плацдарм па левом берегу Северского Донца выше устья реки Нежеголь, гитлеровцы продвинулись вперед и перерезали железную дорогу Белгород— Волчанск. В той сложной ситуации командир дивизии генерал М. И. Денисенко по указанию командира корпуса генерала Н. А. Васильева выдвинул свой артиллерийско-противотанковый резерв на рубеж Титовка, устье реки Нежеголь с задачей не допустить переправы вражеских танков и пехоты через реку и дальнейшего их продвижения на юг и юго-восток. Туда же, на угрожаемый участок, был переброшен подвижный отряд заграждения.

Быстро и слаженно действовали артиллеристы 39-го отдельного гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона майора Н. Борисова. Батареи только-только заняли огневые позиции, как враг под прикрытием дымовой завесы и при поддержке артиллерии начал переправляться через Нежеголь. Гвардейцы встретили его сосредоточенным огнем. Фашисты лезли напролом. Несколько танков противника, преодолев водную преграду, устремились на позиции гвардейцев. За танками шла пехота. Завязалась кровопролитная схватка. Артиллеристы били врага в упор и меткими выстрелами подожгли 3 танка. Отважно дрались расчеты, возглавляемые старшими сержантами А. Болвановым, И. Посевым. Снова отличился в бою герой сталинградских сражений коммунист В. Таран.

Весь долгий июльский день продолжались ожесточенные бои. Несмотря на превосходство в силах, фашистам так и не удалось прорвать оборону гвардейцев 36-й дивизии. Не добился противник успеха и на следующий день — 6 июля. К вечеру его натиск стал ослабевать.

Убедившись, что сломить сопротивление воинов-десантников невозможно, гитлеровское командование вынуждено было прекратить наступление на этом участке фронта. 36-я гвардейская стрелковая дивизия продолжала прочно удерживать занимаемые позиции по левому берегу Северского Донца.

Основные боевые действия в полосе 7-й гвардейской армии развернулись на ее правом фланге — восточнее и юго-восточнее Белгорода. Кровопролитное сражение продолжалось несколько дней. Однако и здесь советские войска стояли насмерть. Измотанный и обескровленный враг, убедившись в своем бессилии, был вынужден прекратить наступление и 16 июля под прикрытием сильных арьергардов начал отводить дивизии на исходные позиции, которые они занимали до 5 июля.

Войска Степного фронта генерал-полковника И. С. Конева, в состав которого 18 июля вошла 7-я гвардейская армия, перешли к преследованию и к исходу 23 июля в основном восстановили то положение, которое занимали до начала оборонительного сражения. А на некоторых участках им удалось даже форсировать Северский Донец и захватить на правом берегу реки важные плацдармы. Таким образом, наступление немецко-фашистских войск на Огненной дуге полностью провалилось.

24 июля по радио передали приказ Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина об окончательной ликвидации вражеского наступления на Курском выступе. В приказе отмечалось, что тщательно и в глубокой тайне подготовленная операция «Цитадель» потерпела крах.

В числе отличившихся войск в приказе упоминалась и 7-я гвардейская армия генерала М. С. Шумилова. Вдохновляющие слова приказа Верховного Главнокомандующего, его благодарность за ратные подвиги воины 36-й гвардейской стрелковой дивизии встретили восторженно. На состоявшихся митингах гвардейцы заверили Коммунистическую партию, советский народ о своей решимости выполнить любой приказ Родины, отдать все силы, а если потребуется, и жизнь святому делу разгрома немецко-фашистских полчищ.

 

ИЗ К. В. АМИРОВА «ОТ ВОЛГИ ДО АЛЬП. БОЕВОЙ ПУТЬ 36-Й ГВАРДЕЙСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ВЕРХНЕДНЕПРОВСКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ, ОРДЕНОВ СУВОРОВА И КУТУЗОВА II СТЕПЕНИ ДИВИЗИИ». МОСКВА ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО 1987.



Кол-во просмотров страницы: 10070

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 10 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

6 комментариев к записи “На огненной дуге”

  1. Екатерина Беспечная:

    Родной брат моего прадеда воевал в составе 36 гвардейской стрелковой дивизии (65 гвардейский артиллерийский полк). Беспечный Афанасий Гаврилович. Погиб в бою. Вечная светлая памать героям. Никто не забыт, ничто не забыто.

  2. Александр.:

    Есть книга: Айнутдинов С. Х. В памяти и в сердце. — Екатеринбург: ГИПП «Уральский рабочий», 2000.Мемуары о боевом пути 375-й Уральской, Харьковско-Бухарестской дважды Краснознаменной стрелковой дивизии,Сергей Хусаинович Айнутдинов, автор книги, решил рассказать о том, что сам видел, пережил или услышал из первых уст о боевых делах дивизии и ее воинах, главным образом о земляках-уральцах. Автор прошел всю войну с 1941 по 1945 год, в 375-й дивизии был начальником политотдела, заместителем командира дивизии по политической части.Сражению на Огненной Дуге в книге посвящена целая глава http://militera.lib.ru/memo/russian/ainutdinov_sh/02.html , приведу выдержку -В районе пивзавода батальон контратаковали несколько танков и пехота. Воины встретили врага сильным ружейным огнем, гранатами подбили два танка. Третий танк был подбит огневым взводом комсомольца Георгия Николаевича Вострова, четвертый — расчетом старшего сержанта Алексея Дмитриевича Шишкина из батареи Николая Ковтуна.

    Первый номер расчета противотанкового ружья Борис Федорович Бровин заметил на крыше одного дома немецкого пулеметчика, который вел губительный огонь по стрелковой роте. Он подполз поближе и метким огнем из ПТР снял пулеметчика.

    В боевых порядках пехоты зачастую впереди атакующих шли саперы. Отряд разграждения под командованием лейтенанта Мирона Иосифовича Чердынцева на окраине города под огнем врага сделал в минных полях три прохода для пехоты и танков и несколько домов очистил от «сюрпризов». В отряде особо отличились саперы-алапаевцы Василий Данилович Соколов и Василий Алексеевич Тенков, которые больше других сняли вражеских мин.

    В бою за пивзавод командир роты вышел из строя, командование ротой принял на себя сержант Мейшутович Хасан и во главе роты ворвался на территорию завода. Первыми ворвались в здание завода бойцы отделения Каштаева. Они уничтожили многих автоматчиков и закрепились. Немцы контратаками пытались отбросить отделение Каштаева. В течение двух часов шел упорный бой, но захваченную часть здания Каштаев не уступил врагу до подхода своего подразделения.

    Недалеко от больницы из одного дома губительный огонь открыл вражеский пулемет. Комсорг батальона старший сержант Николай Андреевич Андронов подполз к дому на расстояние броска гранаты и уничтожил пулемет.

    Можно назвать фамилии многих солдат, сержантов и офицеров дивизии, которые в боях за Белгород проявили храбрость и мужество, чьи действия отличались высоким наступательным порывом, дерзостью в борьбе с сильным врагом.

    С выходом частей 1-го мехкорпуса к подступам Грязного, 305-й дивизии — западнее деревни Красное и соединений 7-й гвардейской армии — к реке Северный Донец, южнее Белгорода, вражеский гарнизон в городе оказался охваченным с флангов.

    Под угрозой окружения фашисты решили предпринять ряд контрмер. Они спешно стали отводить свои основные силы из центра города за реку Везелка. Для обеспечения отхода главных сил гитлеровцы оставили в разных районах города сильные отряды прикрытия, чтобы в уличных боях задержать наши части.

    К 18 часам центр Белгорода был очищен от противника, но до позднего вечера шли кровопролитные бои по уничтожению блокированной группы врага на окраинах — западнее шоссе у церкви в западной части Белгорода, у пивзавода, райсовета.

    Только к часу ночи шестого августа части 375-й Уральской, 89-й гвардейской стрелковых дивизий и 96-й танковой бригады, очистив город от врага, вышли к реке Везелке. Наступающая в обход города с запада 305-я стрелковая дивизия к 1.00 шестого августа вела бой за деревню Красное.

    Форсировать реку Везелку с ходу мы не смогли. Гитлеровцы, отводя свои силы за реку на рубеж Супруновка — Красное — Пушкарное, используя водную преграду, стремились закрепиться, выиграть время и дать возможность своим главным силам отойти на заранее подготовленные рубежи в направлении Харькова. Река Везелка сыграла большую роль в немецкой обороне. Ее болотистые берега исключали возможность переправы войск, а мосты были взорваны.

    Ночь на 6 августа прошла в подготовке к штурму врага в Супруновке. Саперы майора Хлопова и Бояна под огнем противника строили переправы. Наша авиация и артиллерия не давали фашистам покоя.

    На рассвете после артиллерийской обработки позиций врага штурмовые отряды дивизии под прикрытием артиллерийского и минометного огня начали форсировать реку Везелку. Саперы помогали им преодолеть преграду. Гитлеровцы всеми силами стремились сорвать наше форсирование, вели ураганный огонь, до 50 самолетов стали бомбить наши боевые порядки. Вновь разгорались ожесточенные сражения на земле и в воздухе.

    К шести часам 6 августа стрелковый батальон капитана Покатаева, неся большие потери, форсировал реку и, отбив две контратаки врага, ворвался в Супруновку. Штурмовые группы батальона, продвигаясь от дома к дому, стали очищать деревню от гитлеровцев.

    Используя успех 1243-го стрелкового полка, форсировали Везелку и остальные части дивизии. Левее нас вела бой за Супруновку 89-я гвардейская дивизия. К 8 часам Супруновка была в руках 375-й Уральской и 89-й гвардейской стрелковых дивизий. С этого часа город Белгород стал полностью свободным.

    Кровью и жизнью многих лучших людей дивизии пришлось заплатить нам за эту победу — за освобождение одного из древних городов. Сколько святых для нас могил мы оставили на Белгородщине! Сколько славных воинов дивизии на всю жизнь остались инвалидами от полученных ран! Да, победа далась дорогой ценой.

    В 1967 году, совершая поход по местам боев дивизии вместе с комсомольцами Свердловска, Белгород посетил тяжело раненный в боях при его освобождении бывший командир роты автоматчиков Павел Георгиевич Золотухин.PS-может кому известно более подробно ,о посещении Белгорода Золотухиным и делегации Свердловска,в газетах должны были наверное писать? Что скажут Краеведы?

  3. Александр.:

    Штурм города начался. Подавив огневые точки, отбив несколько контратак гитлеровцев на окраине города, стрелковый батальон 1243-го стрелкового полка капитана Григория Ивановича Покатаева ворвался в Белгород.

    В боевых порядках стрелкового батальона, на руках передвигая вперед свои орудия, в город вошла и батарея белгородца капитана Николая Петровича Ковтуна. В 375 дивизии воевал наш земляк ,опять вопрос краеведам,что о нем известно?http://www.podvignaroda.ru/?n=19673126 а он был награжден орденом Александра Невского .

  4. Александр.:

    Документальные кинофильмы о 375-й стрелковой дивизии:

    — «Память о солдате». Свердловская киностудия, 1969 г.

    — «Ты помнишь, товарищ?» — киножурнал «Советский Урал», № 21–22, 1965 г.

    — Киножурнал «Советский Урал», № 20, 1970г.-В 1967 году, совершая поход по местам боев дивизии вместе с комсомольцами Свердловска, Белгород посетил тяжело раненный в боях при его освобождении бывший командир роты автоматчиков Павел Георгиевич Золотухин.Бывшего начальник разведки дивизии майор в отставке И.Л. Тульчинский проводил походы молодежи и школьников на Курскую дугу. Организовывали походы с участием ветеранов дивизии, если попробывать сделать запрос на Свердловсккую киностудию ,может имеются съемки в архиве.

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение