Две оккупации Белгорода

О. Турчинская

clip_image002[20]
Преображенский собор после освобождения, г. Белгород. 1943г.

«Старожилы Белгорода рассказывали мне, что когда в 1943-м шли бои за освобождение области, немцы вывезли часть белгородского архива, иконы и другие ценности за город. Видели накрытые брезентом машины с деревянными ящиками, которые ехали в сторону села Никольское через Таврово. За каким-то поворотом исчезли, словно в Бермудском треугольнике. А через некоторое время вернулись совершенно пустые. Люди, рассказывавшие мне эту историю, сами предпринимали попытки отыскать место, которое могло стать пристанищем неизвестного груза. Но безуспешно. Я бы очень хотел, чтобы кто-то, кто видел или слышал что-то об этом происшествии, откликнулся». (По материалам С. Рудешко)

Новое немецкое время

Прежде чем мы обратимся к этой легенде, давайте побываем в Белгороде, оккупированном фашистами. Итак, 1941 год…

24 октября Белгород перешел во власть оккупантов. Нашим войскам, пережившим тяжелые бои, пришлось отступить. Фактически область захватили всего лишь за несколько суток. Коренная белгородка Галина Сергеевна Петрова вспоминала первую встречу с немцами: «Представляла их только по карикатурам Кукрыниксов, которые печатались в газетах и журналах, с тонкими костлявыми руками, ногами, огромными головами. А когда они вошли в Белгород, я их увидела в первый же день. Они ехали по улицам на мотоциклах…». Немцы выгнали из подвала прятавшихся маленькую Галю и ее маму и заняли их дом. Ом разрывали наволочки от подушек и наматывали ткань поверх портянок: готовились к зиме.

Немцы сразу же навели свои порядки. Уже 16 ноября оккупированные города и районы Белгородчины переходят на немецкое время, стрелки часов переводят на час назад. «Белгородская правда», отныне оккупационная газета, информирует население города о новых распоряжениях и правилах. Первым делом расстреливают коммунистов, партизан и им сочувствующих. Уничтожают памятники советской власти. Немецкие солдаты опустошают магазины автоматов в памятник Ленину, который тогда стоял в сквере, и сбрасывают его с пьедестала. Белгородец Мерников, которого за исполнительность и аккуратность оставили на посту заведующего коммунальным хозяйством города, тихонечко перевозит Ленина на склад райпотребсоюза и забрасывает ветошью. Так получилось, что вождь почти 3 года «прятался» под боком у ничего не подозревающих оккупантов. Конечно же, улицам дают новые названия. Правда кроме оккупантов к ним так никто и не привыкнет. Уже 25 ноября создается белгородская полиция. Желающих служить в ней достаточно. В одной семье мужчины могли выбрать разные стороны: сын защищает от захватчиков родину, а отец-полицай работает на фашистов.

Белгородская виселица не пустовала

Во время оккупации фашисты устроили на стадионе, построенном в 1935 году, свалку. После войны его восстановлением займутся школьники и домохозяйки. А первый футбольный матч в 1948 году закончится победой белгородского «Спартака» над курским «Динамо» со счетом 8:0… Но пока в городе царит разруха и страх.

Новое правительство делает попытки восстановить промышленные объекты города, учебные заведения. Всех, кто отказывается участвовать в восстановительных работах, ждет расстрел. Пущен мыловаренный и сахарный заводы, в 42 г. уже работает пивзавод. Возобновляют работу медицинские учреждения, и местных врачей, за исключением, конечно же, евреев, ждет обязательная работа. В городе открыт универмаг. В конце 41 г. и в начале 42 г. принимают на обучение начальная и средняя школы. Заработала гимназия, где 364 учащихся получают «правильное» немецкое образование.

Культурная жизнь фашистских оккупантов очень разнообразна. В здании бывшего госбанка (ныне строительный колледж на Гражданском проспекте) для офицеров и солдат устроены казино и столовая. Правда, вечер 2 февраля 42 г. стал для завсегдатаев заведения печальным: по наводке партизана Семена Попова советские бомбардировщики почти разрушили здание, а заодно лишили жизни и ранили около 100 человек. Партизан был пойман и зверски замучен…

Приобщались к искусству фашисты и местные перебежчики в «Орионе» (один из кинематографов, существовавших с начала столетия, наряду с «Иллюзионом», «Эрмитажем» и «Биографом Патэ»). В «Орионе» для публики устроен немецкий театр. А 14 сентября 1942г. в нем звучит пропагандистское выступление русского инженера с докладом «Что я видел в Германии»…

clip_image004[7]
Оккупационная газета «Восход». (ГАБО).

На месте сегодняшнего главного офиса Сбербанка по Гражданскому проспекту стоял раньше дом купца Фролова, в котором немцы разместили 725-ю группу ГФП, что-то вроде тайной полевой полиции с функциями гестапо. Кроме истинных арийцев в ней служили и местные жители, которых называли «хиви» (с ударением на первый слог), сокращенное от «хильсвиллиге» — «добровольный помощник». В этом и соседнем здании пытали и допрашивали подозрительных и неугодных новым властям…

Еды в городе мало. После бомбежек, от которых жители прячутся в подвалах, иногда остаются на улицах убитые лошади. Конина считается почти что лакомством…

«Белгородская правда» с декабря 1941 г. выходит под названием «Восход» и лозунгом ниже: «Конец большевизма — означает начало освобождения русского народа». Только вот народ совсем не ощущает радости от такой свободы… В июле 42 года подписка на газету за 1 месяц стоит 8 рублей, на 3 месяца-24 рубля. А уже в ноябре за месяц приходится платить 18. В газете заметки о победоносном движении немецких войск и хвалебные оды в честь новой городской управы соседствуют с распоряжениями, каждый абзац которых заканчивается словами «будут расстреляны». Подписка для всех учреждений обязательна, иначе…

Продолжает работать белгородский рынок. Тогда он располагался между теперешним кинотеатром «Победа» и Преображенским собором. Торгуют только по средам, пятницам и воскресеньям с 9 до 13 часов. Нельзя выставлять на продажу зерно, муку, крупы, мясо (убой домашнего скота запрещен), яйца и молочные продукты. На рынке установлена виселица. Она никогда не пустует. По нескольку дней жители города вынуждены смотреть на измученные тела партизан, коммунистов, на своих соседей… В 42 году будущий фельдмаршал Паулюс, а пока только генерал-лейтенант и штабной белый воротничок, проезжая через Белгород, видит виселицу и приходит в гнев. «По-вашему этим можно приостановить партизан? А я полагаю, что такими методами достигается как раз обратное. Я отменил приказ Рейхенау о поведении войск на Востоке. Распорядитесь, чтобы это позорище немедленно исчезло…». «То, чего требовал приказ от военнослужащих, было чудовищно. Он призывал к поголовному убийству русского населения, включая женщин и детей», — вспоминал в мемуарах немецкий офицер, сопровождавший Паулюса в поездке по Белгороду. Несмотря на возмущение Паулюса, который так любил говорить о благородстве и воинской чести, виселицу убрали не сразу, а военного коменданта даже не наказали за нарушение приказа…

Вторая оккупация

24 октября 1942 отмечается оккупантами как «годовщина освобождения Белгорода от большевизма.

По распоряжению городской управы духовенству города предписано провести праздник Рождества Христова по новому стилю — 25 декабря. Немцы не собираются уходить. Но уже 9 февраля Белгород освобожден советскими войсками. Отступая под натиском советских войск оккупанты делают то же, что и при подходе к городу: сжигают деревни, расстреливают целые семьи, не щадя детей, насилуют женщин…

В Белгороде снова установлена советская власть. Снова строятся оборонительные сооружения, только теперь уже не для немцев, а для защиты наших дивизий, восстанавливаются мосты, дороги… Радость освобожденных была недолгой. Вражеская авиация непрерывно бомбила Белгород и 18 марта немецкие войска вновь захватили город.

5 июля 1943 года началось сражение на Курской Дуге.

«5 августа войска Брянского фронта при содействии с флангов войск Западного и Центрального фронтов в результате ожесточенных боев овладели городом Орел. Сегодня же войска Степного и Воронежского фронтов сломили сопротивление противника и овладели городом Белгород» (Из сводки Совинформбюро).

Разрушенный город начинал новую жизнь…

Что же вывезли из Белгорода немцы?

Прежде всего, немцы планировали перед отступлением в 43 году вывезти злосчастный памятник Ленину (ценный металл), но из-за бомбежки не успели.

Что касается других ценностей, то их, скорее всего, вывезли еще в самом начале оккупации, как и из других городов России. Достоверных сведений, правда, по этому поводу нет. До вторжения фашистов первым делом эвакуировали из областных архивов материалы НКВД, партийную документацию: узнай фашисты все фамилии коммунистов и партизан, то расстрелов в городе было бы значительно больше. В основном же оккупантам приходилось довольствоваться наводками предателей. Еще в 30-е годы все дореволюционные документы Белгородчины вывезли в Курск и Воронеж (так как территориальной единицы Белгородской области тогда еще не существовало). По воспоминаниям работников Воронежского архива, немцев их хранилище не заинтересовало, хотя они туда и наведывались.

Вполне возможно, что фашисты прятали собственные документы. Ведь, уходя из Белгорода в 43 году, они рассчитывали вернуться. Зачем таскать за собой бумаги, если можно преспокойно схоронить до своего возвращения?

Возвращения, которого так и не случилось…

Ольга ТУРЧИНСКАЯ

2008 г.



Кол-во просмотров страницы: 16074

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 21 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение