Образование и воспитание женщины купеческого сословия Курской губернии в 60—90 годы XIX века

clip_image002Женская гимназия. Белгород.

Е.Н. Меньшикова

Проблемы эволюции социокультурного облика черноземного купечества XIX столетия, включающие в себя, в том числе, и выявление образовательного уровня и культурных запросов гильдейцев, попали в фокус внимания региональных историков с середины 90-х гг. прошлого века. Однако, подойдя к изучению обозначенной проблематики с андроцентрических позиций, специалисты исключили из области своего научного поиска целый ряд вопросов — например, связанных с исследованием исторического статуса женщины-купчихи и, в частности, опыта ее социализации. Вместе с тем, привлеченный первичный материал государственных архивов Белгородской и Курской областей, источники нарративного характера (мемуарные произведения представителей купечества), а также художественные памятники эпохи (несущие информацию о картине мира, повседневной жизни, психологических свойствах общества) позволяют обнаружить интересные данные об образовании и воспитании купеческой женщины, опираясь на которые возможно сконструировать некую общую модель личности представительницы купеческой среды пореформенного периода.

Исходя из цели воспитания, каждая купеческая семья стремилась обеспечить своей дочери минимум знаний преимущественно прикладного характера. Практическая направленность женского домашнего воспитания, по мнению купечества, как раз и способствовала культивированию таких качеств личности женщин, наличие которых обеспечит жизненную успешность и приведет к превращению купеческой дочери в образцовую жену и хозяйку дома. Яркое описание этого образа мы находим у русских классиков второй половины XIX в: «…образцовая жена, искусная хозяйка, она превосходно солила огурцы, мариновала грибы, варила варенья, прислуга в доме работала с точностью колесиков в механизме часов. Она была бережлива». В отличие от семей низших сословий, например, крестьянских, приучение дочерей к тяжелому физическому труду в купеческой среде не было распространено.

Чаще всего в первый период интересующего нас временного интервала (60—90 гг. XIX в.) этот образовательный минимум изучался в процессе домашнего обучения под строгим надзором матери или друг их родственниц женского пола, а также посредством «трудов разных церковнослужителей», которые были способны «выучить читать по-славянски и кое-как писать».

Важнейшей составляющей всей системы социализации купеческой женщины выступало религиозное воспитание, закладывавшее мировоззренческие основы личности. Религиозное воспитание в купеческой семье представляло собой педагогически продуманную систему, предусматривавшую определенную, жестко канонизированную организацию жизни всех ее членов с обязательным посещением церкви, знанием и исполнением молитв, соблюдением христианских праздников и обрядов.

О месте религиозных ценностей в ментальноcти купчихи красноречиво говорят данные, извлеченные из сохранившегося до наших дней духовного завещания новооскольской купчихи, почетной гражданки Прасковьи Семеновны Агеевой. По ее воле назначенным наследникам (вероятно, ввиду отсутствия собственных детей объявленными наследниками выступили две племянницы и два ребенка внучатой племянницы) полагалось получить капитал на общую сумму 1600 руб., а на выполнение распоряжений по поводу заботы о загробном устроении души было приказано потратить 9 935 руб. В этом направлении предполагались следующие статьи расходов:

1.На святую Афонскую гору, в Русский Святого Пантелеймона монастырь на ежеднев­ное вечное поминовение на проскомидии и ектении при Божественной литургии за 4 лица.

2.Святого Пантелеймона монастырю на особое вечное поминовение, на неусыпное чтение псалтыря по рабе Божьей Прасковье, на масло и свечи при чтении псалтыря, на временное ежедневное поминовение при проскомидии и ектении во время Божественной литургии с панихидами за упокой рабыни.

3.Киево-Свято-Троицкому монастырю завещано процентовыми бумагами и наличными деньгами:

·на сооружение монастырем колокола в 600 пудов;

·на вечное ежедневное поминовение при Божественной литургии;

·на 6 обедов для братии монастыря: в день похорон, на девятый, двадцатый, сороковой дни, двухгодичный, трехгодичный;

·на устройство на могиле склепа и железной решетки вокруг могилы;

·на сооружение двух киот в церкви Киево-Свято-Троицкого монастыря, к иконам Божьей Матери Троеручницы, Божьей Матери Споручницы грешных .

Еще одним свидетельством благочестия купеческой семьи может служить следующий фрагмент литературного источника: «Семья была благочестива — запах воска, ладана и лампадного масла наполнял дом, покаянные вздохи, молитвенные слова носились в воздухе. Обрядности исполнялись неуклонно, с наслаждением».

Приверженность основной массы курской купеческой корпорации к православному вероисповеданию определяло и требования к нравственному портрету купеческой женщины. Кротость, покорность, уступчивость, боязливость, безропотность, смирение, незлобивость, почитание родителей, вместе с активным проявлением благочестия, трудолюбием, бережливостью, скромностью в личных потребностях, честностью, предприимчивостью — именно такие этические характеристики были присущи мужскому купеческому сознанию в оценке идеальной модели женской сущности. Именно к этому образу стремились родители-купцы в воспитании своих дочерей, а женихи — в выборе надежной спутницы жизни.

Отсюда, в содержательном плане домашнее образование купеческой женщины определялось с учетом будущих обязанностей жены представлять в обществе супруга, а потому включало в себя основы счета, письма, чтения, начатков профессиональных умений общих правил торговой деятельности; комплекс знаний обо всех отраслях домашнего хозяйства (в том числе о различных видах рукоделия) и о способах его рачительного веления. Кроме того, купеческие семьи прививали своим дочерям простейшие навыки врачевания и широкий круг умений, связанных с процессом взращивания детей.

Во второй половине XIX в., особенно в последней его четверти, с развитием промышленного производства, системы путей сообщения, банковского дела, увеличением объема внутренней и внешней торговли, увеличением конкуренции, существенным образом менялись взгляды представителей провинциального купечества на образование в целом и на женское образование в частности. Все больше купеческих семей предпочитали доверять образование и воспитание своих дочерей специализированным институтам, неединичное появление которых, бесспорно, обязано комплексу мероприятий, осуществлявшихся Министерством народного просвещения Российской империи в 60—70 гг. XIX в.

Анализ источников позволил выяснить некоторые, несомненно, любопытные, сведения, отражающие разные аспекты вовлеченности купеческих семей в процесс развития институционального женского купеческого образования в Курской губернии второй половины XIX в. А именно: установить, количественный состав учебных заведений, куда купечество могло направить на обучение своих дочерей; показать сословный состав учащихся учебных заведений; определить динамику изменения численности контингента учащихся; выявить составляющие содержания образования и уровень развития воспитательной работы, осуществлявшейся в учебных заведениях, и многое другое. (См. табл. 1 и 2).

Табл.1. Число женских учебных заведений и учащихся

в уездных центрах Курской губернии в 1896 ныне находящихся на территории Белгородской области.

№ п/п

Название учебного заведения

Количество учащихся

1.

Женская гимназия в г. Белгороде

268

2.

Женская прогимназия в г. Грайвороне

173

3.

Женская прогимназия в г. Короче

данные отсутствуют

4.

Женская прогимназия в г. Старом Осколе

148

5.

Женская прогимназия в г. Новом Осколе

96

6.

Училище при монастыре в г. Белгороде

35

Приведенные в таблице женские учебные заведения Белгородчины составляли третью часть всех учреждений подобного назначения, имевшихся в Курской губернии в указанном году.

clip_image004Дом Корочанского Городского Общества. В нем размещалась женская прогимназия (до 1908.)

Табл. 2. Численность представительниц купеческого сословия, обучавшихся в женских учебных заведениях Курской губернии на рубеже XIX — XX вв. (% от общего числа воспитанниц учебного заведения)».

Название учебного заведения

1874 г.

1886 г.

1900 г.

1904 г.

Курская женская Мариинская гимназия

17%

     

Курская частная женская гимназия, принадлежащая госпоже О.Н. Красовской

 

25 %

   

Курская женская прогимназия

   

3 %

 

Грайворонская женская гимназия

     

1,1 %

Данные таблицы 2 указывают на факт снижения удельной доли представительниц купеческой среды в числе обучающихся в женских гимназиях. Причем, показателен многократный разрыв в количестве учащихся во временной промежуток с конца 80-х гг. XIX по начало XX века. Одним из возможных вариантов объяснения этого явления можно считать наличие негативной для купеческого сословия совокупности последствий податной реформы 1898 г., немаловажным показателем которых стало численное сокращение членов купеческой корпорации в Курской губернии с 1897 по 1917 гг. на 61,6%».

Устройство дочери в общественное учебное заведение требовало от купеческой семьи выполнения определенных обязательств. Первоочередной задачей родителей было решение вопроса о плате за обучение, которая была относительно высокой. Например, плата за полугодовой курс обучения в Курской женской гимназии, содержимой О.Н. Красовской, составляла 136 руб. 36 коп. Помимо соблюдения этого условия, необходимо было приобрести комплект учебных принадлежностей, включавший в себя книги, тетради и прочие предметы, а также сшить по заданному покрою форменное платье темно-красного цвета.

Обучение в гимназии купеческой дочери регламентировалось правилами внутреннего распорядка учебного заведения. В Государственном архиве Курской области хранится перечень основных обязанностей учениц гимназий. Данные принципы организации учебной и внеучебной жизни воспитанниц условно можно разделить на несколько крупных блоков.

Первые пункты документа обращены к воспитанницам, разделяющим принципы православного вероучения: им предписывается посещать в воскресные и праздничные дни общественное богослужение, соблюдать посты, для подтверждения последнего они обязывались принести начальнице гимназии свидетельство духовника. Примером того, насколько серьезным был административный контроль над соблюдением гимназистками этого образа поведения, служит следующий факт: в марте 1891 г. курский губернатор издал распоряжение, которое обязывало начальниц женских гимназий губернии обеспечивать регулярное посещение гимназистками всех классов торжественных панихид и других церковных служб в царские дни.

Следующая, главная содержательная часть документа посвящалась организации учебно-воспитательного процесса в женских гимназиях. Выдвигались требования неукоснительного соблюдения учебной дисциплины, а именно исправное посещение занятий. Опоздания и самовольные пропуски уроков мог ли повлечь за собой неудовлетворительные отметки в поведении и другого рода взыскания. Воспитанницы, пропустившие занятия по болезни и другой уважительной причине, подтвержденные документально, обязаны были позаботиться о том. чтобы скорее пройти все изученное в их отсутствие. После окончания всех уроков ученицы не должны были уходить из гимназии без разрешения начальницы гимназии.

Во время преподавания учителем какого-либо предмета, ученицы не должны были ни разговаривать между собой, ни заниматься чем-либо посторонним, ни подсказывать друг другу, но со всем вниманием следить за речью учителя и за ответами других учениц.

Особое место в документе уделялось морально-этическим наставлениям воспитанницам гимназии. От них требовалось в отношениях друг к другу всегда быть вежливыми, доброжелательными и дружелюбными; держать себя скромно, с соблюдением всех общественных приличий, отличающих каждую образованную девицу. Кроме того, рекомендовалось тщательно следить за внешним видом: ученицы должны были носить платье по установленной форме, без всяких излишних украшений, соблюдая во всем простоту, чистоту и опрятность. Именно эти характеристики могли послужить, по мнению педагогов, лучшими украшениями воспитанниц.

Не осталась без внимания разработчиков данного перечня и внеурочная жизнь гимназисток: посещение театров, концертов и общественных гуляний — всего того, что составляло культурную жизнь провинции. Ученицы гимназий должны были посещать перечисленные заведения и мероприятия не иначе как в сопровождении родителей или других лиц, на попечении которых они находились, и притом только во внеучебные дни. Свидетельством нарушения последнего требования явилось разбирательство полицейским управлением дела о факте присутствия учениц частной гимназии О.Н. Красовской на увеселительных мероприятиях 1 марта 1891 г.: на костюмированном вечере и на любительском спектакле в доме купца Масленникова.

Как известно, 1 марта — памятная дата в истории Российской империи, связанная с кончиной императора Александра II. Именно поэтому, казалось бы, заурядным фактом — проведением частной вечеринки в купеческом доме — заинтересовалось губернское начальство. Вот как позднее, 22 марта, объясняла госпожа О.Н. Красовская в письме курскому губернатору это происшествие: «…о вечере, бывшем 1 марта в доме купца Григория Ивановича Масленникова, дочь которого состоит в числе моих воспитанниц, никто из родителей не был осведомлен. Госпожой Масленниковой мне было заявлено так, что у нее в доме не предполагаюсь никакого костюмированного вечера в тот день, а были приглашены некоторые подруги ее дочери, как вдруг, неожиданно, появились маски, но в числе которых из воспитанниц содержимой мною гимназии никого не было, как утверждает также г-жа Масленникова».

Возвращаясь к анализу перечня обязанностей воспитанниц гимназий, следует указать на то, что обозначенные в документе требования, по замыслу членов педагогического сообщества, должны были способствовать полноценному усвоению преподаваемого комплекса знаний и, в конечном счете, привести к гармоничному интеллектуальному, социальному и нравственному развитию ученицы, соответствующему главному жизненному назначению девушки —- становлению жены, хозяйки дома.

Содержание образования в женских гимназических учреждениях, чьи услуги были доступны курскому купечеству, предполагало три цикла изучаемых учебных предметов — естественнонаучного, гуманитарного, трудовой и физической подготовки.

Первый, естественнонаучный, компонент включал в себя следующие дисциплины: арифметику, алгебру, геометрию, естественную историю, географию, космографию, физику, гигиену.

Гуманитарный блок присутствовал в виде Закона Божьего, педагогики, русского языка, истории, французского, немецкого языков, рисования, чистописания. В дополнение к этому девочек учили пению и игре на музыкальных инструментах.

И, наконец, трудовое и физическое воспитание выражалось в преподавании танцев и рукоделия. Преподавание последнего базировалось на специально разработанной в октябре 1885 г. Министерством народного просвещения «Программе для испытаний учениц по рукоделию». Данная учебная программа имела хорошее учебно-методическое обеспечение. Так, попечителем Харьковского учебного округа были рекомендованы для использования в образовательном процессе два авторских учебных пособия К. Далматовича: «Пятый альбом узоров для вышивания по канве», ценой в 1 руб. 50 коп., и «Русские вышивки по атласу цветным шелком на мягкую мебель и по полотну на карнизы окон и дверей в русской манере Датского королевского парка Фреденбурга в 1889 году», ценой в 3 руб.

В пояснительной записке к учебной программе, во-первых, озвучивалась цель преподавания рукоделия: «научить воспитанниц изготавливать для себя и своей семьи самые необходимые в домашних обиходах женские работы»; а, во-вторых, перечислялись умения, которыми в ходе занятий должны были овладеть ученицы: различные вязания, кройка и шитье платьев и белья, вышивка, черчение, рисование, товароведение, вышивание шелками, разные художественные рукоделия, изготовление шляп, искусственных цветов, шитье на новых центрально-шпульных машинах Зингера.

Таким образом, занятия рукоделием готовило воспитанниц гимназий, в числе которых находились и купеческие дочери, к кругу домашних социальных обязанностей.

Довольно частым явлением во внеурочной жизни гимназисток были экскурсионные поездки в различные районы страны и за границу. Экскурсии давали возможность воспитанницам приобрести общекультурные познания, расширявшие представления о внешнем мире.

Деловая переписка попечителя Харьковского учебного округа с председателем Курского педагогического совета, датируемая 90-ми годами ХТХ в., свидетельствует о большом количестве туристических поездок воспитанниц курских гимназий. Так, в 1892 г. 23 ученицы Курской Мариинской женской гимназии (среди них -— две девушки купеческого происхождения) имели возможность осуществить экскурсию на юг России, с посещением городов: Новороссийск, Геленджик, Сочи, Новый Афон, Сухуми. Руководительницей экскурсии выступала начальница гимназии М.А. Блюм, а сопровождающими лицами — шесть преподавателей: пять женщин учительниц, один учитель и два мужчины (прислуга от гимназии).

Еще одним подобным примером служит образовательная поездка, предпринятая в 1900 г. во время летних каникул группой учениц, состоящей из 22 чел., по маршруту: Киев, Варшава, Берлин, Дрезден, Швейцария, Вена. Членом этой группы гимназисток была и купеческая дочь Варвара Петровна Котова. В сопровождение гимназисток направлялись три преподавательницы.

Важной составляющей реализации системы нравственного воспитания учащихся гимназий являлось систематическое проведение различных благотворительных акций. Так, только за один 1888 г. в Курской Мариинской женской гимназии было зафиксировано проведение шести подобных мероприятий. Для иллюстрации разнообразия направлений этой работы имеет смысл их перечислить. Итак, в 1888 г. между воспитанницами гимназии была проведена подписка на предмет чествования выдающихся событий; был объявлен сбор пожертвований на строительство памятника путешественнику Н.М. Пржевальскому над могилой на берегах озера Иссык-Куль; на строительство в городе Ревеле соборного храма во имя Святого Благоверного князя Александра Невского; на строительство в Москве памятника Н.А. Островскому; на сооружение в городе Вильно памятника графу М.Н. Муравьеву; инициирована кампания, направленная на борьбу с голодом в Пензенской и Тамбовской губер

Таким образом, подводя итог всему изложенному выше, нужно сказать о том, что меняющиеся российские реалии пореформенного периода способствовали трансформации традиционных представлений центрально-черноземного купечества о системе женского воспитания и образования. Вместе с тем, во многом неизменной оставалась генеральная целевая установка всей системы социализации купеческой женщины — воспитание женщины, главное предназначение которой — семья и частная сфера дома.

Е.Н. Меньшикова

Редакция сайта благодарит администрацию Белгородского государственного историко-краеведческого музея за предоставленный материал.



Кол-во просмотров страницы: 6912

Короткая ссылка на эту страницу:
Мне нравится! 9 пользователям понравилась эта запись


Одноклассники
   
 

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Добавить изображение

Добавить изображение